Журнал о том, как безопасно сэкономить на налогах

Однажды оппонент обвинил меня в сговоре с судьей...

31 января 2012   2889  

Налоговые консультанты составляют значительную долю читателей и внештатных авторов нашего журнала. Но кто эти люди, чем конкретно они занимаются на своих рабочих местах, как им удается удовлетворять потребности клиентов в налоговом планировании? Получить ответы на эти вопросы мы попытались, побеседовав с Дмитрием Малышевым, руководителем департамента налоговой безопасности и судебной защиты «КСК групп».

– Дмитрий, вы возглавляете одно из направлений деятельности компании «КСК групп» – налоговый консалтинг. Что входит в это понятие? Общие рекомендации по налоговой безопасности, инструкции, как правильно платить налоги, комплексная оптимизация налогообложения, включая и рискованные методы?

– Прежде всего, мы стремимся обеспечить безопасное и безмятежное развитие бизнеса наших клиентов. При этом в рамках правового поля мы помогаем им выстраивать эффективные юридические структуры бизнеса, позволяющие снижать налоговую нагрузку. Но мы никогда не будем подвергать наших клиентов рискам, предлагая какие-то сомнительные схемы, даже если они сулят большую выгоду. Поэтому налоговый консалтинг, по моему мнению, должен ставить перед собой задачу по созданию комплексной системы правовой и налоговой безопасности. Эта система поможет не только своевременно выявить потенциальные налоговые риски, но и предупредить их возникновение в будущем.

К примеру, сегодня остро стоит вопрос о борьбе с фирмами-однодневками. Заключая договор с контрагентами, компания рискует заплатить в бюджет до 60 процентов от суммы сделки, если в ходе проверки инспекция докажет их недобросовестность. Учитывая, что только 25 процентов от всех зарегистрированных организаций в России не обладают признаками однодневок, риски высоки. А отвечать придется контрагентам этих недобросовестных компаний. Построение грамотной системы безопасности избавит клиента от таких проблем.

– То есть рискованные методы вы отрицаете? Какую же степень риска можно считать допустимой в таком случае?

– Понимаете, нельзя говорить о какой-то допустимой или недопустимой степени риска в условиях, когда наше налоговое законодательство только на пути становления и развития. При этом меняется не только законодательство, но и судебная практика, что имеет в нашем случае важнейшее значение. В результате то, что было безопасно сегодня, может оказаться крайне рискованным завтра. Это нормально – налоговая система развивается, находит слабые стороны и их укрепляет. Например, в апреле 2010 года в пользу налогоплательщиков произошел поворот судебной практики в делах по однодневкам. А в конце 2011 года – в пользу бюджета по тонкой капитализации.

– Но если налоговики при проверке все-таки предъявили претензии к структуре, которую вы выстроили своему клиенту. Готовы ли вы защищать результаты своего консультирования в суде? Есть ли такие гарантии при заключении договора?

– Задача любого консультанта так оказать услугу, чтобы не довести дела до суда. Но ведь налоговые претензии далеко не всегда означают, что структура построена плохо и консультирование проведено некачественно. Многие споры на практике являются просто профессиональными разногласиями юристов по поводу какой-либо хозяйственной ситуации. Недаром же говорят: «Два юриста, три мнения». Суд имеет право ставить точку в таких спорах. Спор также может возникнуть и в связи с изменением судебной практики. Если случается такое, что причиной доначислений стал просчет или недосмотр консультанта, здесь, конечно, нужно ставить вопрос о профессиональной пригодности.

Что же касается нашей ответственности, для нас не является зазорным предусмотреть подобые условия в договоре и защитить интересы клиентов, если инспекция выявит какие-то нарушения.

– То есть ошибки все-таки бывают?

– А у кого их нет? Не ошибается тот, кто ничего не делает. Главное – уметь оперативно признать и исправить свои ошибки. Бывало, конечно, что и в документах допускали ошибки и не могли четко понять задачи клиентов, и отсюда шло недопонимание.

– А были какие-то выдающиеся проекты налоговой оптимизации, которыми вы можете гордиться?

– Конечно! Но, поймите меня правильно, некорректно консультанту говорить о делах своего клиента, раскрывать третьим лицам подробности того или иного проекта – это вопрос конфиденциальности. Могу только в общих чертах рассказать.

Например, один из клиентов просил нас перестроить юридическую структуру его бизнеса таким образом, чтобы выполнялись три задачи: активы были защищены от претензий третьих лиц, налоговая нагрузка холдинга была распределена между его членами оптимальным образом, кроме того, оказался защищен главный бенефициар всей структуры.

В ходе выполнения заказа были использованы такие способы налогового планирования, как частичный перенос налоговой базы на компании на «упрощенке», создание самостоятельной бизнес-единицы для закупок, которая оттянула на себя все риски признания налоговой выгоды необоснованной и избавила холдинг от претензий контрагентов, перечисление процентов по займам и роялти нерезидентам, создание компаний – хранителей активов и т.д.

– Возвращаясь к судебной защите клиентов, от чего, в основном, их приходится защищать? Бывает что-то необычное?

– Совсем недавно был случай, когда налоговая предъявила претензии нашему клиенту, что вычеты по НДС учтены не в том налоговом периоде. Сняли их и доначислили налог. Но ведь это абсурд! Проверяющие же не оспаривают правомерность самих вычетов. То есть они все равно уменьшают начисления, просто в другом периоде. Следовательно, бюджет не понес потерь. Естественно, суд с нами согласился. Судья сказала дословно: «Налоговая, не занимайтесь формализмом!»

Но вообще в основном в судах приходится рутинными делами заниматься. Чаще всего это спорные вычеты НДС по поставщикам-однодневкам. Или доказывать обоснованность тех или иных расходов. Тех же самых расходов на налоговый консалтинг, например, или иные услуги.

– Беретесь ли вы за любой налоговый спор или же есть какие-то ограничения?

– Есть клиенты, которые приходят к нам в горячей стадии, как правило, уже с актом о проведении проверки или, еще хуже, с решением. В таком случае мы описываем клиенту последствия, риски и вероятность положительного исхода. Если он соглашается, мы беремся за это дело. Но мы никогда заранее не даем обнадеживающих прогнозов.

Каждый процесс по-своему уникален. К каждому приходится готовиться по-разному. При этом, если дело попадает хорошему судье, процесс многое может дать в профессиональном плане. Судья с большой буквы никогда не скупится на комментарии к принимаемым решениям, делится своими знаниями, всегда четко объясняет свою позицию и устраняет любые пробелы в понимании ситуации. Поэтому опыт, полученный от участия в таком суде, бесценный.

– Возникали ли забавные ситуации при судебных разбирательствах?

– Да сколько угодно. Однажды у меня были назначены подряд два судебных процесса у одного судьи. Выхожу из зала заседания после первого процесса в коридор, а представитель другой стороны по второму процессу сидит на скамеечке и наблюдает эту картину. Подумав, что я ходил к судье решать вопрос неформальными методами, он решил высказать мне все, что он по этому поводу думает. И заявил, что обязательно даст отвод судье.

И вот заходим мы в зал судебного заседания, и я говорю судье: «Ваша честь, нас с вами обвиняют в сговоре!» Судья очень была удивлена – пришлось ей в двух словах разъяснить сложившуюся ситуацию противной стороне. После чего желание заявлять отвод пропало.

– Некоторые консалтинговые компании в списке своих услуг пишут: «Помощь при решении проблем с госорганами». Подразумевая при этом некие неформальные контакты с чиновниками. Вы можете оказать такие услуги?

– Единственная помощь, которую должны оказывать консультанты, это претензионная работа. Мы не сторонники неформальных методов. Конверты не носим и клиентам не советуем: один раз заплатил – придется платить всегда. Если клиент работает в рамках правового поля и прибегает к помощи профессионалов, а не занимается «самолечением», таких ситуаций не возникнет.

Конечно, личные знакомства есть у всех. Мы все в одной среде вращаемся – и консультанты, и судьи, и налоговики. Но это чисто дружеское общение – никакого «решения проблем» оно не затрагивает.

– С какой целью компания дважды в год проводит «Круглый стол финансовых директоров»? Только с целью рекламы или ваши специалисты тоже учатся чему-то у участников?

– «Круглый стол финансовых директоров» – уникальное событие, оно объединяет нас всех – консультантов и бизнес. Тут дело не в рекламе, а в возможности обсудить насущные задачи налоговой безопасности и развития, поделиться опытом. Это способ лучше узнать проблемы тех людей и компаний, для которых мы работаем, и выработать верный путь для их решения. Участники тоже получают массу полезной информации, а уж как они дальше ею распорядятся – их дело. Многие потом становятся нашими постоянными клиентами.

Зарегистрируйтесь и продолжите читать статью! Это БЕСПЛАТНО и займет всего одну минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пожалуйста, проверьте почту
Ввести
Я тут впервые
Регистрация займет
не больше минуты!
Введите логин
Неверный логин или пароль
Неверный логин или пароль
Введите пароль

 

Евгений Тимин
главный редактор
glred@nalogplan.ru
Скажем, проснулись вы сегодня утром и чувствуете, что-то не то. То ли инвестиционный климат вконец испортился, то ли ФНС гайки слишком уж туго закручивает… Пока непонятно, но уже захотелось вывести миллион другой долларов сэкономленных налогов за границу на всякий пожарный. Совершить, так сказать, валютное преступление в особо крупном размере. А что? Я сто раз так делал.
Есть же схема!

Читать далее >>

Подписка

Сервисы