Журнал о том, как безопасно сэкономить на налогах

Как планируют налоги крупные производители.

1 августа 2007   3564  

Интервью с Сергеем Серебряковым, директором по экономике и финансам ОАО ЦБК «Волга»

- Сергей Александрович, прежде, чем перейти к теме налогового планирования, хотелось бы услышать ваше мнение по поводу того, как ваша компания за год из «лучшего налогоплательщика» превратилась в злостного неплательщика?

- К сожалению, я пришел в компанию позже проверенных налоговых периодов (претензии предъявлены за 2001-2004 гг. - Примеч. «ПНП») и не могу достоверно высказаться по тем якобы нарушениям, которые обозначили налоговые органы после четырех выездных проверок, а позже озвучила прокуратура. Я только изучаю историю этого вопроса по тем документам, которые есть в компании. И, на мой взгляд, что-то явно можно назвать необоснованными претензиями, что-то является спорным, но не более того. Говорить, что компания специально нарушила право, точно нельзя. К тому же действия проверяющих выглядят странно, видна предвзятость. Проверяющие даже пока не смогли предоставить убедительных и достаточных доказательств для принятия судебного решения.

- Как вы оцениваете перспективы развития событий?

- Мне сложно сказать что-то конкретное. Напомню лишь, что точка ни в арбитражном споре, длящемся уже более двух лет, ни в уголовном суде еще не поставлена. Вместе с тем могу сказать, что за последние полгода мы не заплатили ни рубля пеней и штрафов, а за последние два года не проиграли ни одного арбитражного иска, связанного с методикой налогообложения. И это именно благодаря поставленной системе налогового администрирования и планирования.

- Как сейчас рассчитывается налоговая нагрузка в компании?

- Налоговая нагрузка не существует сама по себе, она включена в состав общего бюджета компании, который разрабатывает планово-экономический отдел. Причем мы делаем как трехлетний бюджет, так и годовой. Трехлетний - это стратегическое видение того, что будет происходить, исходя из макроэкономической ситуации и от хода проектов, которые мы уже реализуем или планируем реализовать в ближайшие год-два.

Годовой бюджет - более точный. В его рамках мы занимаемся планированием. Он более детально описывает картину того, например, сколько мы приобретаем основных средств, каких, определяем, в какую амортизационную группу нам целесообразней их ставить, какие коэффициенты ускоренной амортизации применить и так далее. В бюджете есть отдельное приложение - лист «Налоги», где мы рассчитываем расходы из месяца в месяц, чтобы более подробно оценить, как лучше и правильнее заплатить налоги. На практике, например, план по налогу на прибыль мы разрабатываем с вероятностью 3-4 процента.

- Вы имеете в виду вероятность отклонений от доначислений налоговиков?

- Нет, я имею в виду отклонения от показателей, которые мы просчитываем в начале года, и платежей, которые мы реально перечисляем по его итогам.

- Получается, что вы практически «налоговый пророк», раз можете угадывать все, что произойдет в том числе с затратами и поставщиками, с такой вероятностью...

- Во-первых, не я один. Во-вторых, разумеется, такие прогнозы возможны при условии, что мы точно угадываем цены, по которым предприятие будет снабжаться. Кроме того, специфика нашего предприятия такова, что у нас большая доля затрат (порядка 80%) - стратегические виды сырья: лес, целлюлоза, электроэнергия, теплоэнергия и ряд химикатов. Все остальные - это незначительные затраты. Если добавить к 80 процентам зарплату и налоги, удельный вес расходов на другие виды материалов достаточно мал, к тому же инфляция влияет на них не сильно.

- Что еще кроме успешного прогнозирования структуры затрат помогает вам планировать налоговую нагрузку?

- При подготовке любого контракта мы обязательно обсуждаем, какие механизмы применить и, в частности, какие необходимы формулировки, чтобы оптимизировать налоговые обязательства. Например, если по своей сути и содержанию часть закупаемого оборудования является запасной частью агрегата (например, бумагоделательной машины), мы даем указание службе снабжения указать это в договоре, несмотря на цену детали. Таким образом, сразу удается снять вопрос у налоговых органов, почему это оборудование пошло на затраты через прямое списание, а не через амортизацию.

- Подготовка контрактов является неотъемлемой частью налогового планирования?

- Совершенно верно. Ведь в вопросах налогового планирования подготовку всех документов и четкость формулировок трудно переоценить. Приведу еще один пример. По коллективному договору мы выплачиваем работникам материальную помощь к отпуску. Эта помощь существует как часть системы оплаты труда, зафиксированная в том числе и в трудовых договорах всего персонала. Тем самым мы снимаем вопросы у налоговых органов о включении данных сумм в расходы.

- Значит ли это, что все документы в компании составляются в том числе и с целью снижения налоговых обязательств?

- Это значит только то, что предприятие пытается по максимуму соблюдать требования налогового законодательства. Нам нужны обоснованные расходы, в том числе и налоговые, при условии полного соблюдения налогового законодательства. Проблема в том, что законодательство вообще и налоговое в частности грешат двойственными понятиями. И изменение простой, казалось бы, неважной формулировки может привести компанию к потерям в виде налоговых расходов, штрафов и репутации добросовестного предприятия в вопросах соблюдения норм законов, в том числе и налоговых.

Более того, любые приказы, вся система документооборота, регламенты, независимо от того, каких служб это касается (а учитывая, что у нас крупное предприятие, таких служб много), обязательно визируются налоговой группой. Это специальная группа, которая изучает формулировки и меняет их с точки зрения того, чтобы мы могли обосновывать те или иные расходы без риска претензий налоговиков и судебных тяжб.

- Расскажите подробнее о налоговой группе.

- В налоговой группе есть как бухгалтеры, так и юристы. Группа существует в рамках бухгалтерии. В группе работают семь человек: заместитель главного бухгалтера по налогам, собственно руководитель налоговой группы, юрист-налоговик и бухгалтеры, обязанности которых делятся по видам налогов. Например, по налогу на прибыль выделено отдельно три человека. Бухгалтеры по отдельным налогам необходимы группе для быстрой обратной связи, поскольку именно они непосредственно контактируют с различными подразделениями бухгалтерии, собирают нужную информацию о расходах и оперативно доводят решения налоговой группы по тем или иным вопросам, то есть координируют всю работу.

- Специалисты группы представляют компанию в спорах с налоговиками?

- В компетенцию налоговой группы не входит участие в арбитражных судах по спорам с налоговыми органами. В этом случае судятся юристы, а специалисты группы помогают в выработке позиции. Непосредственно налоговое планирование ложится на планово-экономический отдел в рамках годового бюджета. Налоговики оказывают отделу методологическую помощь: как рассчитать тот или иной налог. То есть налоговая группа участвует в налоговом планировании с позиции знания инструмента.

- Какова схема взаимодействия при планировании налогов налоговой группы и остальных подразделений?

- Общее руководство при планировании лежит на планово-экономическом отделе. Такая схема взаимодействия представляется мне наиболее эффективной: при планировании налогов нужна дискуссия профессионалов в компании, споры и разные точки зрения. Ведь главный принцип планирования - анализ и понимание рисков. Я всегда во всех вопросах исходил из правила, что абсолютной монополизации бизнес-процесса одним структурным подразделением в компании быть не должно. Уверен, что ошибка бухгалтера может принести убытки, соизмеримые с аварией на промышленном предприятии. Поскольку подобные потери - это удар по репутации компании в глазах инвесторов, партнеров и власти. Поэтому нужен всесторонний анализ, четкость документооборота, работы и расчетов. На мой взгляд, для этого не надо жалеть ресурсы на создание электронных систем, позволяющих точно отслеживать документооборот.

- Какие электронные системы вы имеете в виду?

- У нас такая система документооборота существует в целях своевременного возврата экспортного НДС. Она позволяет в сжатые сроки собирать пакет документов для подтверждения нулевой ставки: в среднем сегодня сбор документов у нас занимает 40-45 дней с момента реализации на экспорт. Это при условии, что до этого момента продукция уже пересекает границу. В системе задействованы все службы, отвечающие за процесс реализации на экспорт: транспортная служба, коммерческая служба, бухгалтерия, группа валютного контроля. В основе системы компьютерная программа - так называемая книга электронного декларирования пакета документов по НДС по статье 165 НК РФ. Все перечисленные выше службы имеют туда доступ и вносят информацию по сделке. Программа сама анализирует наличие документов, и, если какое-либо из подразделений не внесло информацию о наличии документа, программа показывает это. Таким образом, по каждой сделке мы можем видеть, собран ли пакет документов. Если он не собран, определяем, какая служба не предоставила данные, и выясняем причину.

- Значит, цель создания программы была отслеживать документооборот?

- Да, главное условие - иметь полную информацию о том, каких документов не хватает, а также какие документы не устраивают по причине наличия в них тех или иных ошибок или искажений. Причем знать это надо заблаговременно, чтобы без потерь во времени устранить все проблемы. Также это дисциплинирует все службы в компании, обеспечивает четкое взаимодействие и контроль. Кроме того, за время нашей практики все наши контрагенты знают, что мы очень болезненно относимся к проблемам с документами. Поэтому, понимая важность этого вопроса, они «подтянулись» до наших требований.

- Принесло ли реальную пользу внедрение электронной системы?

- Конечно. Благодаря программе к моменту формирования декларации у нас есть полная информация в одном месте о наличии или отсутствии документа. Видя это заблаговременно, мы стараемся это учесть в декларациях таким образом, чтобы при подходе документов нам не приходилось сдавать уточняющие декларации, либо разбираемся с контрагентом на предмет представления документа. В связи с тем что пакет документов мы собираем оперативно, у нас остается время, чтобы проанализировать его со всех точек зрения, грамотно оформить и представить в налоговый орган. Еще один важный момент - мы стараемся не допускать сдачи уточненных деклараций по НДС, поскольку сегодня режим декларирования, предусмотренный Налоговым кодексом, оттягивает срок возмещения, если налогоплательщик подает уточненную декларацию.

- Сергей Александрович, в начале разговора вы сказали о том, что не проиграли ни одного судебного спора по методологии налогообложения за последние два года. Вы хотите сказать, что компания вообще не использует возможности законодательства в целях налоговой оптимизации, проще говоря, «белые» схемы?

- Правильней говорить о том, что мы работаем, стараясь точно соблюдать законодательство. Если законом дано право, мы его, естественно, используем.

- Каким образом?

- В первую очередь широкие возможности предоставляют таможенные режимы переработки продукции, а именно режим переработки товаров на таможенной территории, хотя тут, бесспорно, многое зависит от технологии производства. Если говорить конкретно о нашем комбинате, то все работает по обычной схеме. Мы ввозим на территорию РФ импортное сырье для переработки, а продукт переработки вывозим в таможенном режиме экспорта. При ввозе сырья не уплачиваются таможенная пошлина и НДС. В такой ситуации денежные средства не отвлекаются, а объемы реализации и база по налогу на прибыль не снижаются. С точки зрения снабжения режим переработки позволяет купить за пределами страны очень качественную, допустим, целлюлозу по более низким ценам и гарантировать себе сбыт продукции. На мой взгляд, это абсолютно экономически обоснованно. Кроме того, претензии налоговых органов, связанные с применением этого режима, мы успешно опровергали в арбитраже. Еще один способ, который мы используем, - выведение своего персонала в компании, которые занимаются предоставлением людей в наем.

- Вы имеете в виду аутстаффинг, аутсорсинг?

- Да. Он интересен крупным компаниям и с позиции уменьшения расходов на оплату труда и с точки зрения оптимизации численности персонала. Крупная компания можете снизить свои расходы на оплату труда, платя людям те же самые деньги. При этом растут многие показатели, в том числе капитализация, потому как растет производительность труда. Но хотелось бы особо отметить, что данный вопрос следует рассматривать со всех сторон. И уменьшение затрат - это не всегда тот случай, когда можно говорить о пользе для бизнеса данного направления.

- Были ли у вас споры с налоговиками по вопросам аутстаффинга? Ведь налоговые органы в своих внутренних документах рассматривают его как незаконную схему.

- Нет, спорных ситуаций по этим вопросам с налоговыми органами не возникало.

- Какие подразделения вы вывели на аутстаффинг или аутсорсинг?

- Часть обслуживающего персонала - уборщиков, ряд административно-хозяйственных служб и несколько цехов. Тем самым сделали выгодней свою работу. Ведь есть процедуры, которые связаны не только с режимом налогообложения, но и с эффективностью этих подразделений. Так, становится прозрачней экономика, лучше и яснее мотивация управленческого звена. Вывод перечисленных подразделений позволил снизить примерно на 3 процента расходы, которые мы несли на этот персонал. При этом сотрудники не ощутили изменений на своей зарплате.

- То есть дробление позволяет уменьшить издержки и лучше управлять подразделениями?

- Здесь нет абсолютного рецепта в связи с тем, что издержки, которые вынуждены нести компании ввиду усложнения бизнес-процессов, могут быть выше приобретаемых выгод. И в итоге это может привести к ухудшению управляемости, то есть к обратному эффекту. Поэтому проблема оптимизации с применением аутсорсинга более сложная, нежели может показаться. Ведь некоторые компании это делают как дань моде. На мой взгляд, это нецелесообразно. В конечном итоге наша главная цель - или снизить издержки, или улучшить качество, придать новый импульс для рывка в развитии и в конечном счете повысить эффективность компании. Но если нет повышения эффективности, нет смысла тратить ресурсы и время на неэффективные решения. В частности, у нас крупное промышленное предприятие, с еще советской инфраструктурой, градообразующий гигант. Эту инфраструктуру необходимо обслуживать. Занимаются этим сотрудники самого предприятия, поэтому и численность персонала высокая. В то же время привлечь работников извне, к сожалению, не всегда есть возможность, не развит рынок услуг, нет инфраструктуры, не та плотность промышленности в регионе. Поэтому на сегодняшний день отсутствуют условия для качественного вывода на аутсорсинг многих вспомогательных подразделений.

 

СЕРГЕЙ СЕРЕБРЯКОВ: БИОГРАФИЧЕСКАЯ СПРАВКА

Занимает пост первого заместителя генерального директора - директора по экономике и финансам ОАО «Волга» с марта 2005 года. До этого с августа 2004 года работал заместителем генерального директора по финансам. До прихода в ОАО «Волга» занимал в других компаниях должности директора по экономике и финансам, главного бухгалтера.

Образование - высшее экономическое. Также закончил курс Executive МВА «Управление человеческими ресурсами». В 2004 году экспертами Ассоциации менеджеров признан одним из лучших (в числе 200) финансовых менеджеров России.

 

СПРАВКА О КОМПАНИИ: ОАО ЦБК «ВОЛГА»

ОАО ЦБК «Волга» Балахнинский бумкомбинат - один из крупнейших в России производителей и экспортеров газетной бумаги. По данным компании, ОАО «Волга» производит более трети всей газетной бумаги в стране, 60 процентов продукции идет на экспорт. В I квартале 2007 года выручка компании составила 2,124 млрд руб., за 2006 год компания перечислила более 700 млн руб. налогов в бюджеты различных уровней. Комбинат обеспечивает 85 процентов налоговых доходов Балахнинского района. Собственники компании: 98,98% акций принадлежит компании «Нижний Ньюспринт Холдингз Лимитед», 1,2% принадлежит миноритарным акционерам.

 

ДЕЛО «ВОЛГИ»

Сейчас в Нижнем Новгороде идет суд над главным бухгалтером ОАО ЦБК «Волга» Любовью Толстяковой. Главбуха обвиняют по части 2 статьи 199 Уголовного кодекса в неуплате налогов в крупном размере по предварительному сговору с бывшим директором компании. В случае обвинительного приговора ей могут грозить серьезные штрафы и до шести лет лишения свободы. Суть обвинения в том, что главбух отразила в бухгалтерском и налоговом учете договоры страхования (премии) имущества компании, заключенные в 2002-2003 годах: три договора с компанией «Альфастрахование» и договор с ОАО «АСК Инвестстрах-Агро». Заметим, что специфика бумагоделательного комбината, а именно повышенная пожароопасность, такова, что страхование имущества жизненно необходимо.

Налоговики и прокуратура считают, что страховая сумма и, следовательно, премии страховым компаниям многократно завышены. Инспекторы отталкивались от остаточной стоимости основных средств, которая по данным бухгалтерского учета комбината колебалась около 2 млрд руб. в периоды, когда заключались договоры страхования. Но в договорах страховая стоимость имущества составляла 30-31 млрд руб.

Вычислив разницу между страховой и остаточной стоимостью, инспекторы решили, что компания не имела права перечислять премии страховщикам исходя из базы 30-31 млрд руб., и доначислили более 60 млн руб. налога на прибыль за 2002 год и более 50 млн руб. за 2003 год. При этом они ссылались на оценку имущества, проведенную нижегородской оценочной компанией «Аудит-оценка», в то же время назвав «фантастичной» оценку имущества, проведенную английской сервейерской компанией Suregrov LTD. Уголовное дело с сентября прошлого года слушается в Нижегородском районном суде. За это время было оглашено обвинительное заключение и заслушаны шесть свидетелей со стороны обвинения. Был случай, когда заседание срывалось (25 мая) из-за того, что не явились свидетели со стороны обвинения.

Параллельно уже два года компания оспаривает решение налоговых органов области в арбитражном суде. При этом удовлетворение иска налоговиков к ОАО «Волга» также длится уже более двух лет и, по сути, заморожено.

Представители «Волги» уверены, что нападки налоговиков, правоохранительных органов и различных контролирующих инстанций, начавшиеся в 2004 году, являются попыткой одного из крупных российских холдингов поглотить компанию. Впрочем, у сотрудников компании уже не осталось сомнений в том, что рейдеры отказались от своих планов, а прокуратура не отказывается от обвинений только чтобы сохранить «честь мундира».

Зарегистрируйтесь и продолжите читать статью! Это БЕСПЛАТНО и займет всего одну минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пожалуйста, проверьте почту
Ввести
Я тут впервые
Регистрация займет
не больше минуты!
Введите логин
Неверный логин или пароль
Неверный логин или пароль
Введите пароль

 

Слово редактора

Евгений Тимин
главный редактор
glred@nalogplan.ru
Маркетологи очень хотят, чтобы я в этой редакционной колонке на пальцах доказал вам, что необходимо продлить подписку на 2017 год. Иначе… иначе… конец света! А я вот, напротив, думаю, что переподписываться на журнал не стоит.

Подумаешь! Не продлили вы подписку. Стали узнавать о налоговых угрозах с опозданием. Из-за этого совершили ошибку. Она обернулась многомиллионными доначислениями. Против директора и главбуха возбудили уголовное дело. Им дали условный срок. Ничего страшного!

Читать далее >>

Подписка

Сервисы