Журнал о том, как безопасно сэкономить на налогах

Неработающие схемы сейчас тоже наказуемы: реальный случай

26 мая 2007   4021  

Даже забытые «схемы оптимизации» могут повлечь ответственность
Как налоговики и милиционеры выявили незаконныеоперации давних лет
Почему в деле об уклонении от уплаты НДС не осудили директора

Операции по импорту белорусских товаров, позволяющие играть на разнице ставок НДС, а также достигать дополнительной выгоды за счет использования «однодневок», пользовались популярностью в начале 2000-х годов. Примерно с 2004 года они стали неактуальны. Тем не менее именно сейчас завершаются уголовные дела, причиной которым послужил белорусский импорт, в том числе с участием «однодневок». Например, в прошлом году осудили сразу нескольких руководителей предприятий в Ярославской области, применивших схему с игрой на разнице ставок между белорусским и российским НДС*. Заметим, что, если компания использовала подобные сделки для вычетов по НДС в особо крупных суммах (от 2,5 млн руб. и более), ей еще долго могут грозить серьезные неприятности (см. «Ответственность за старые прегрешения»).

В деле, которое мы рассматриваем сейчас, к уголовной ответственности были привлечены представители ОАО «Московский металлургический завод "Серп и Молот"» в Москве. Оно примечательно тем, что на этот раз осудили не генерального директора, а главного бухгалтера и главного инженера.

Это дело сотрудники МВД раскрыли в прошлом году, а в октябре 2006 года Лефортовский районный суд Москвы вынес приговор главному бухгалтеру и главному инженеру ОАО «Московский металлургический завод "Серп и Молот"» за уклонение от уплаты налогов в особо крупном размере (ч. 2 ст. 199 УК РФ). Им назначили наказание в виде штрафов по 500 тыс. и 450 тыс. руб. соответственно. Кроме того, предприятие возместило в бюджет почти 85 млн руб. «сэкономленного» на старых белорусских сделках НДС.

ПОЧЕМУ СЕЙЧАС НЕАКТУАЛЬНЫ БЕЛОРУССКИЕ СХЕМЫ

Схема уменьшения НДС с использованием белорусского импорта была основана на разнице ставок по продовольственным товарам. Российский импортер покупал у белорусских компаний, как правило, продовольствие (сахар, муку, сгущенное и сухое молоко, консервы с тушеным мясом и т. п.). Компания уплачивала поставщику 20 процентов НДС, выделенных в счетах-фактурах, а затем перепродавала российским фирмам весь импорт, облагая НДС по ставке 10 процентов. На практике такое было возможно только из-за неопределенностей со ставками на товары в Белоруссии и самого механизма вычетов по НДС при торговле с Белоруссией.

Но уже тогда подобные сделки нельзя было назвать безупречными. Суды могли признать неправомерной ставку 20 процентов (например, постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 07.10.04 № А09-13591/03-29). В дальнейшем, с подписанием 15 сентября 2004 года Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Беларусь о принципах взимания косвенных налогов при экспорте и импорте товаров, выполнении работ, оказании услуг, белорусские схемы перестали работать.

 

ПОДОЗРИТЕЛЬНЫЕ ДОКУМЕНТЫ

Причиной возбуждения уголовного дела послужили сведения, которые УВД по Юго-Восточному округу Москвы получило от налоговой инспекции по результатам проведенной ею выездной проверки в 2005 году. Причем, как рассказали корреспонденту «ПНП» в межрегиональной инспекции по крупнейшим налогоплательщикам № 5, где завод состоял на налоговом учете, выездная проверка на заводе была обычной, плановой. Никаких особых поводов проверять завод не было.

Правда, тут же надо отметить, что как раз в 2005 году завод был переведен из столичной налоговой инспекции № 22 в Межрегиональную инспекцию ФНС России № 5 по крупнейшим налогоплательщикам, специализирующуюся на предприятиях металлургии. Которая и обнаружила нарушения. Более того, в беседе с корреспондентом «ПНП» следователь предположил, что пока завод состоял на учете в «обычной» инспекции, инспекторы, видимо, закрывали глаза на некоторые нарушения, ведь завод обеспечивал для ИФНС значительную часть поступлений в бюджет. Кроме того, выездная проверка, которую проводила в 2003 году ИФНС № 22, не выявила найденных позже коллегами из межрегиональной инспекции нарушений.

Проверка инспекции № 5 начиналась как масса любых других выездных проверок. Налоговики выставили требования о предоставлении документов - договоров, накладных и другой «первички». Интерес проверяющих вызвали договоры, заключенные в 2002-2003 годах между заводом и компаниями из Беларуси, на покупку больших партий продуктов: банок сгущенного и сухого молока, сахара, консервов тушенки. Приобретенные продукты были реализованы российским компаниям. Поскольку ввезенное продовольствие облагалось в тот период в Беларуси НДС по ставке 20 процентов, а в России - 10 процентов, у завода образовывалась значительная сумма налога к возмещению. Возвращать налог завод не пытался, но заявил НДС к вычету. Покупка продовольствия в таких количествах для металлургического завода, выпускающего различные виды стали, конечно, заинтересовала инспекторов. Подозрения налоговиков вызвали и формы расчетов за купленные и проданные продукты. Завод рассчитался с белорусскими поставщиками банковскими векселями, что в свою очередь сделали и российские контрагенты завода.

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА СТАРЫЕ ПРЕГРЕШЕНИЯ

Если у компании есть недоимка по налогам не менее 2,5 млн руб. за три финансовых года при условии, что эта сумма составляет 20 процентов от подлежащих уплате налогов либо недоимка составляет 7 млн руб., руководителю компании грозит ответственность вплоть до шести лет лишения свободы (ч. 2 ст. 199 Уголовного кодекса). По статье 78 УК РФ давность привлечения к уголовной ответственности по этому преступлению - 10 лет. Это означает, что милиция вправе проводить проверки и искать информацию по сделкам и договорам, заключенным начиная с 1997 года. Никаких ограничений по глубине охвата для проверок (как они установлены для налоговых проверок - до трех лет начиная от года проведения проверки) для органов МВД в их инструкции не предусмотрено (инструкция утверждена приказом МВД России от 16.03.04 № 177).

Сведения о сделках компании, проведенных более четырех лет назад, органы МДВ могут получить не только из инспекции, но и от таможенных структур, контрагентов, негласным способом, на основе оперативных данных и т. д.

Легальный выход в подобной ситуации - уничтожение бухгалтерской отчетности и других документов по подобным сделкам, с учетом сроков хранения бухгалтерии (5 лет) и в соответствии с внутренним порядком уничтожения документов (назначением комиссии, составлением подробной описи документов, актов и протоколов уничтожения).

 

ОФИЦИАЛЬНАЯ ПОЗИЦИЯ
ПРЕДСТАВИТЕЛЬ МИФНС РОССИИ № 5:
- Привлек внимание тот факт, что все договоры подписал главный инженер завода по доверенности. Визировал договоры главный бухгалтер. К тому же при проверке накладных на отгрузку было почти очевидно, что расписывался в накладных один и тот же человек.

 

НАЛОГОВАЯ ПРОВЕРКА

Далее, в ходе налоговой проверки, при изучении актов приемки-передачи векселей, прилагавшихся к договорам поставки и реализации белорусских товаров, в МИФНС № 5 обратили внимание на совпадение номеров векселей, которые завод получил от российских компаний за продукты и которыми расплатился с белорусскими импортерами. Кроме того, возник вопрос о том, был ли фактически ввезен товар.

 

ОФИЦИАЛЬНАЯ ПОЗИЦИЯ
ПРЕДСТАВИТЕЛЬ МИФНС РОССИИ № 5:
- При изучении документов мы обнаружили, что в накладных от белорусских поставщиков не было указано, каким видом транспорта ввозился товар в торговую базу.

Инспекторы предположили, что товар вообще не пересекал границу. Чтобы проверить это, налоговики отправили запросы на встречные проверки в инспекции импортеров и покупателей. Белорусские налоговики ответили, что практически все поставщики являются «однодневками».

Примечателен еще один факт. Впоследствии при подготовке к арбитражному разбирательству налоговики выяснили, что ряд контрагентов завода ранее выступали поставщиками продуктов по договорам с российскими компаниями. В решениях арбитражных судов, которые предъявила инспекция, налогоплательщикам было отказано в вычете или возврате НДС. Например, фигурировали в таких делах компании ООО «Фанкомтрейд» (Минск), УП «Стартенол», ООО «Лемтол», с которыми у завода были заключены договоры (постановления федеральных арбитражных судов Центрального от 14.07.04 № А09-13861/03-29, Западно-Сибирского от 01.10.03 № Ф04/4943-698/ А67-2003 округов). В другом постановлении (Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 17.10.05 № Ф04-7249/2005(15829-А70- 34)) суд признал «однодневками» покупателей белорусских товаров - компании ООО РТК «Орион» (Москва), ООО «Милдмастер групп» (Москва), которые также покупали белорусские товары и у завода.

Достоверного объяснения этим совпадениям никто из участников дела дать не смог.

Но вернемся к проверке. Результаты встречных проверок российских контрагентов оказались схожими с белорусскими. В ряде случаев граждане, на которых были зарегистрированы компании, объясняли, что не работают в названных компаниях и не создавали их. В других учредителями являлись люди, умершие на момент совершения сделок либо находящиеся на лечении в психиатрической больнице. И только один из свидетелей признался, что являлся «профессиональным регистратором», но связи между ним и заводом установлено не было. Молчали о том, как их паспорта оказались в чужих руках, и сами псевдовладельцы компаний. Более того, ничто прямо не указывало на то, что завод знал об «однодневности» покупателей. Также проверка выявила, что продукты на склад не завозились вовсе.

 

АРБИТРАЖНЫЕ РАЗБИРАТЕЛЬСТВА

Налоговики насчитали недоимку по НДС более 127 млн руб. и в октябре 2005 года вынесли решение по результатам проверки. Одновременно они отправили решение и материалы проверки в УВД по Юго-Восточному округу Москвы.

Завод не согласился с решением инспекции и обжаловал решение МИФНС № 5 в Арбитражный суд г. Москвы. Судебные разбирательства длились чуть больше года и закончились в октябре 2006 года, уже после направления уголовного дела в суд. Сначала судьи встали на сторону налогоплательщика, но в апелляции и кассации налоговикам удалось убедить судей в ничтожности сделок. И арбитры согласились с решением инспекции о взыскании НДС (постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 02.10.06 № КА-А40/8314-06).

 

СЛЕДСТВИЕ И УГОЛОВНЫЙ СУД

Тем временем параллельно с арбитражем спустя два месяца после получения материалов из инспекции - в декабре 2005 года - милиция возбудила уголовное дело. Два месяца между отправкой дела из инспекции и возбуждением уголовного дела, по словам следователя, потребовалось для предварительной проверки представленных инспекцией материалов. Он пояснил корреспонденту «ПНП», что дело было возбуждено по факту уклонения от уплаты налога. Поэтому сразу определить, кто именно из руководителей причастен к совершению преступления, нельзя. Забегая вперед, скажем: в конечном итоге обвинительное заключение заняло более 1100(!) листов, а приговор - 150 листов печатного текста формата А4. Следствию пришлось допросить более 50 человек, провести более 80 выемок документов, объем самого уголовного дела превысил 30 томов.

 

ОФИЦИАЛЬНАЯ ПОЗИЦИЯ
Андрей НИЛОВ,
следователь по особо важным делам 4-го отдела следственной части следственного управления при УВД по ЮВАО г. Москвы, капитан юстиции:
- В деле было три основных момента, которые не оставили у суда сомнений в умышленном уклонении от уплаты налогов. Прежде всего мы доказывали, что товар не ввозился, не хранился и не продавался. Далее - фактическое отсутствие оплаты, поскольку векселя не могли находиться в момент оплаты на предприятии. Наконец, разногласия во внутреннем учете завода в сведениях об этих векселях.

Для сбора доказательной базы оперативникам УВД пришлось не только изучать документы и опрашивать инспекторов, проводивших проверку.

 

ОФИЦИАЛЬНАЯ ПОЗИЦИЯ
Андрей НИЛОВ,
следователь по особо важным делам 4-го отдела следственной части следственного управления при УВД по ЮВАО г. Москвы, капитан юстиции:
- По паспортным данным были найдены люди, числящиеся руководителями компаний, и допрошены. Так, например, на допрос была вызвана супруга учредителя и руководителя организации, уже умершего к дате совершения сделки. По ее словам, ее муж никогда никаких компаний не создавал и никогда не был директором организаций. Также была получена выписка из истории болезни другого «директора», который на даты подписания документов находился на стационарном лечении в психиатрической больнице.

На допросах работники завода, отвечающие за закупки и склад, рассказали, что ни о каких продуктах из Белоруссии им ничего не известно.

После обследования склада, на котором по документам хранился весь импорт, стало очевидно, что такое помещение по объему просто физически не может принять заявленное количество товара. Это было старое помещение, без нормальных подъездных путей, без грузоподъемного оборудования и т. д. Наконец, мы выяснили, допросив владельцев склада, что организации, которые были указаны арендаторами в договорах, никогда ничего туда не привозили и никто их в глаза не видел.

Оперативники также посетили Белоруссию, где местные коллеги провели допросы людей, указанных в договорах как руководители и бухгалтеры организаций-импортеров. Выяснилось, что все эти лица - только владельцы паспортов. Также следствие занялось векселями. Оказалось, что все якобы переданные на завод векселя были у других векселедержателей либо погашены.

Для следователей преступление подтверждало то, что товар не ввозился, а векселя не находились в момент оплаты в компании

 

ОФИЦИАЛЬНАЯ ПОЗИЦИЯ
Андрей НИЛОВ,
следователь по особо важным делам 4-го отдела следственной части следственного управления при УВД по ЮВАО г. Москвы, капитан юстиции:
- Нам пришлось запросить банки и отслеживать цепочки владельцев векселей. Например, когда мы находили в расчетах между покупателями (не имевшими отношения к заводу) номера «наших» векселей, мы выезжали к контрагентам и спрашивали, как эти векселя оказались у них. В других случаях приходилось идти по цепочке от эмитента.

Наконец, весомым доказательством явились разночтения во внутреннем учете предприятия. Векселя, прилагавшиеся к договорам и проведенные по бухгалтерии и в налоговом учете, не были зарегистрированы в специальном журнале регистрации векселей. Этот журнал был заведен на случай, если бухгалтерия потеряет документы. При этом векселя, которые завод получал по сделкам, связанным с основной деятельностью предприятия, исправно регистрировались в журнале.

 

ИТОГ

Свою вину ни главный бухгалтер, ни главный инженер не признали. Но после того, как следователь предъявил показания лжедиректоров компаний, доказательства по векселям и по хранению мнимого товара, они согласились с тем, что сделки могли быть фиктивными. При этом они подчеркнули, что не знали о том, что товар не поставлялся, ведь уследить за всеми подобными договорами они просто не могут и не должны. Главбух и главный инженер пояснили, что все произошло из-за громоздкости документооборота и плохого контроля на местах за сделками.

 

МНЕНИЕ АДВОКАТА
АДВОКАТ
главного бухгалтера и главного инженера:
- Процесс закупок на предприятии масштаба «Серп и Молот» так организован, что руководители просто не могут следить за тем, куда и какая поставка была произведена. Кроме того, следствие не доказало, что главный бухгалтер сам организовывал «однодневки» или давал указания на их создание и вообще как-то намеренно уклонялся от налогов, ведь все договоры проводились по бухгалтерии.

После предъявленных обвинений завод в течение недели заплатил весь вменяемый ущерб. Кстати, как сказал следователь корреспонденту «ПНП», факт уплаты налога сам по себе убеждал в виновности. Ведь о деятельном раскаянии речи не шло, поскольку никто из обвиняемых не признавал вины.

В конечном итоге суд назначил главбуху и главному инженеру максимальные штрафы, предусмотренные частью 2 статьи 199 Уголовного кодекса.

 

ОСОБЕННОСТИ ДЕЛА

Генеральный директор компании не был привлечен к ответственности, что бывает в подобных делах нечасто. Он проходил лишь как свидетель. Как сказал нам следователь, руководитель завода не был обвинен только потому, что следствию не удалось найти доказательств, что он вел переговоры и подписывал документы, связанные с поставками белорусских товаров. Право подписи было делегировано главному инженеру завода. Кстати, тут же надо отметить один примечательный факт - главбух завода «Серп и Молот» Владимир Наноян остался работать на заводе и сейчас возглавляет департамент по персоналу.

Между тем особенностью дела можно назвать и то, что основные доказательства в совершении преступления главбухом и главным инженером были косвенными. Таким образом, следствию не удалось найти свидетельства и документы, которые прямо бы указывали на то, что обвиняемые создавали фирмы-«однодневки», фабриковали платежные документы и договоры и т. д.

Основными прямыми доказательствами были подписи главбуха на документах по сделкам (на декларациях по НДС и бухгалтерской отчетности), визы главного инженера и главбуха на фиктивных договорах и дополнительных соглашениях об оплате товаров векселями, а также указания, которые главбух давал бухгалтерам об отражении в регистрах и учете договоров о поставках товаров.

Добровольная уплата заводом недоимки, как ни странно, убедила следователей и суд в виновности подсудимых

Зарегистрируйтесь и продолжите читать статью! Это БЕСПЛАТНО и займет всего одну минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пожалуйста, проверьте почту
Ввести
Я тут впервые
Регистрация займет
не больше минуты!
Введите логин
Неверный логин или пароль
Неверный логин или пароль
Введите пароль

 

Слово редактора

Евгений Тимин
главный редактор
glred@nalogplan.ru
Маркетологи очень хотят, чтобы я в этой редакционной колонке на пальцах доказал вам, что необходимо продлить подписку на 2017 год. Иначе… иначе… конец света! А я вот, напротив, думаю, что переподписываться на журнал не стоит.

Подумаешь! Не продлили вы подписку. Стали узнавать о налоговых угрозах с опозданием. Из-за этого совершили ошибку. Она обернулась многомиллионными доначислениями. Против директора и главбуха возбудили уголовное дело. Им дали условный срок. Ничего страшного!

Читать далее >>

Подписка

Сервисы