Журнал о том, как безопасно сэкономить на налогах

Экспортная торговая компания: как облегчить процесс возмещения НДС

1 февраля 2007   5024  

Чем отдельная экспортная компания выгоднее
Как организовать схему работы и отношения с налоговиками
Как наладить документооборот для возмещения НДС

Начальник финансового отдела ОАО «Нижегородоблгаз» Сергей САЗОНОВ несколько лет проработал финансовым директором в крупном текстильном холдинге. Недавно Сергей САЗОНОВ уже делился с читателями «ПНП» опытом зачета внутреннего НДС, а сегодня он рассказывает о том, как ему удалось упростить процесс возмещения экспортного НДС и избежать претензий налоговиков.

Есть ли смысл компании, продающей свою продукцию, в том числе и на экспорт, создавать отдельную торговую структуру, работающую исключительно на экспортных операциях? Или реализацией лучше заниматься самому производителю напрямую? С решением этих вопросов мне пришлось столкнуться в силу служебных обязанностей.

На первый взгляд в создании такой структуры нет смысла, если компания не рассматривает незаконные схемы налоговой «оптимизации», такие как фиктивный экспорт или возмещение дополнительного НДС при помощи завышенной цены приобретения экспортного товара. Однако, как показывает мой опыт, создание специализированной экспортной компании может быть интересно и для добросовестных налогоплательщиков.

ПРОИЗВОДИТЕЛЬ, ОН ЖЕ ЭКСПОРТЕР: ПРОБЛЕМ НЕ ИЗБЕЖАТЬ

В 2003 году я работал финансовым директором текстильного холдинга ООО «Волжский текстиль», созданного в Нижнем Новгороде. На экспорт поставлялось 25-30 процентов продукции предприятия. С самого начала работы мы столкнулись с проблемами, связанными с возмещением экспортного НДС, которые носили постоянный характер. И это при том, что работой по подготовке документов по возмещению НДС была так или иначе занята большая часть финансово-экономических служб, включая плановый отдел и работников бухгалтерии, связанных с закупками, реализацией, начислением налогов и даже производством.

Мы проанализировали причины возникших затруднений. И выяснили, что зачастую ошибки и нестыковки, вызывающие у налоговой инспекции подозрения и лишние поводы для отказа в возмещении, возникают благодаря огромному количеству подаваемых документов.

Так, при заявлении вычета при экспорте в обязательном порядке налоговики проверяют всю цепочку движения товара. Следовательно, если экспортером является сам производитель, он представляет комплект документов по приобретению и оплате сырья, используемому для производства экспортного товара. Для этого в компании надо провести серьезную аналитическую работу: из общего количества выпущенного товара отобрать лишь экспортный объем, распределить на него часть потребленного сырья и представить комплект документов по всем поставщикам этого сырья. А дальше (не без волнения) ждать окончания процедуры встречной проверки. И если хоть один из контрагентов вызовет подозрение (например, тем, что своевременно не прислал ответ), у налоговиков появится формальное основание отказать в возврате НДС.

Таким образом, наша компания (добросовестный экспортер, реально отгружающий продукцию и получающий от иностранных покупателей деньги по предоплате) ставила возмещение НДС по экспорту в прямую зависимость от степени добросовестности многочисленных поставщиков. И от расторопности и взаимопонимания налоговых инспекций нескольких регионов страны.

Также для подтверждения права на применение ставки 0 процентов налоговики традиционно требовали (и требуют) наличия положительной рентабельности экспортируемой продукции. Даже если торговля именно этим товаром для предприятия по данным бухгалтерского учета убыточна.

Конечно, если компания не испытывает проблем с рентабельностью, сложности это не представляет. Однако, к сожалению, наша компания (как и многие другие) не могла похвастаться стабильными положительными финансовыми результатами, да еще и по всем видам своей продукции. Иногда некоторые виды продукции, в том числе и экспортные, оказывались убыточными из-за значительных общехозяйственных издержек или низкой наценки. В результате для экономических служб возникала необходимость изобретения способов такого разнесения общехозяйственных затрат, при которых экспортный товар становится прибыльным в ущерб другой продукции.

Вред такой вынужденной аналитической работы очевиден: серьезно нарушалась нормальная работа бухгалтерии, вынужденной вносить изменения в распределение издержек после работы плановых служб. Кроме того, руководство теряло реальное представление о рентабельности различных видов продукции. Из-за этого в оперативном учете приходилось вести отличное от бухгалтерского распределение издержек, что еще более увеличивало трудоемкость учета.

И еще одно препятствие: налоговики дают согласие на возмещение НДС на счет налогоплательщика, только если у него нет никакой задолженности перед бюджетом. Наличие даже минимальных долгов способно вызвать задержку возврата налога. То есть необходима постоянная сверка расчетов с налоговой инспекцией и контроль над состоянием расчетов. А если у компании есть неурегулированная спорная задолженность, возникшая, например, по результатам проверки, то возмещение НДС на расчетный счет с большой вероятностью будет отложено до разрешения спора.

ЭКСПОРТНАЯ КОМПАНИЯ: ЗА И ПРОТИВ

Для решения описанных выше проблем мы решили создать (наряду с торговой компанией, занимающейся отгрузками по России) специализированную структуру, занимающуюся только экспортными отгрузками - ООО «Текстиль-экспорт».

Плюсы такой реорганизации мы видели в следующем. Во-первых, отношения по движению и оплате товара налоговики проверяют только по линии «производитель-экспортер». А значит, представляются документы только по одному договору. При этом есть стопроцентная гарантия, что поставщик - добросовестный налогоплательщик, сдающий отчетность. Ведь это наше собственное производственное предприятие. Во-вторых, нет необходимости в искусственной подгонке себестоимости экспортного товара, которая может не иметь ничего общего с действительностью. И предназначается только для контролирующих органов. В-третьих, проблему обеспечения полноты и своевременности налоговых платежей и отсутствия неурегулированных споров с налоговиками намного проще решить в небольшой компании.

При этом, решив одни проблемы, нам важно было не создать другие. Дело в том, что, борясь с недобросовестными налогоплательщиками, налоговики с большим подозрением относятся к тем компаниям, которые настаивают на возврате из бюджета денежных средств. Особенно если это требование связано с экспортом.

Поэтому нам пришлось забыть о презумпции добросовестности и стараться не создавать условий даже для формальных придирок. То есть готовить разумные и документально подтвержденные объяснения для каждого шага своей деятельности. В том числе для возможного арбитражного спора. Наша компания приняла как данность, что риск судебных споров для экспортера объективно выше уже из-за самого факта осуществления экспортных операций независимо от того, внутреннее или обособленное подразделение их проводит. Даже в 2003 году (до «дела ЮКОСа» и последующего ужесточения налогового администрирования) один только факт полного перевода экспорта на отдельную компанию приводил к подозрению в попытке уклонения от налогов и особому контролю за вновь созданной компанией (по крайней мере на первом этапе ее работы). Поэтому процедура возмещения НДС из бюджета требовала особенно тщательной проработки.

ПРАВИЛА ВОЗМЕЩЕНИЯ

При решении вопроса об организации условий для зачета НДС я исходил из того (собственно, и сейчас я так считаю), что для добросовестного налогоплательщика можно свести риск предъявления налоговых претензий к минимуму. Достаточно соблюдать «правила игры», установленные государством.

Первое правило. Необходимо быть готовым доказать наличие деловой цели в своих действиях и в самом существовании фирмы. То есть вновь созданная структура должна получать прибыль от основного вида ее деятельности - экспортных операций. Значит, наценка на экспортируемый товар должна покрывать все издержки компании. При этом наценка не всегда должна иметь постоянную минимальную величину, которая бросается в глаза при проверке.

Какой-то период наша экспортная компания имела даже убыток. Но в этом не было ничего плохого - из нашей деятельности было четко видно, что объемы продаж в этом месяце были действительно меньше обычных. Однако за год была заработана прибыль и работникам заплатили премию. Факт таких выплат также, на мой взгляд, свидетельствует о реальной деятельности предприятия и наличии деловой цели.

Кстати, с той же целью я бы рекомендовал получившей прибыль компании выплатить дивиденды учредителю. Пусть даже это будет символическая сумма, но то, что она была выплачена, несомненно, указывает на реальность деятельности.

Второе правило. Компания должна иметь физическую возможность осуществлять свою деятельность.

Мы проработали даже мелкие организационные моменты, что также в дальнейшем могло помочь избежать обвинений в фиктивности деятельности. Так, экспортная фирма заключила отдельные договоры:

  • аренды офиса. И хотя офис экспортера находился в одном здании с производителем (это как раз было удобно для взаимодействия с поставщиком товара), он представлял собой отдельное помещение. А арендная плата была сопоставима с ценами, по которым предприятие сдавало помещения прочим сторонним арендаторам;
  • аренды оргтехники. Компьютерная техника фирмы-экспортера частично была приобретена на вклад в уставный капитал, частично взята в аренду у учредителей;
  • ответственного хранения товара. Фактически экспортер отгружал товар в день получения со склада производителя. Однако формально дата приобретения товара и дата отгрузки могли различаться - процедура таможенного оформления экспортного товара могла потребовать не один день. Поэтому производитель, даже уже отгрузив товар экспортеру, должен был принять его на ответственное хранение до момента собственно экспортной поставки. Конечно же, логичнее (и безопаснее с точки зрения возможных претензий налоговиков) было бы взять склад в аренду. Но это бы значило, что в компании должно быть материально ответственное лицо - кладовщик. Нужно было бы вводить в штат дополнительную единицу на постоянную работу (этого требует материальная ответственность). Причем фактически этот сотрудник не выполнял бы никакой работы, так как движение товара от производителя к экспортеру не сопровождалось его физическим перемещением. Поэтому договор ответственного хранения оказался удобнее;
  • с железной дорогой, таможенными брокерами, торгово-промышленной палатой и по прочим затратам, прямо относящимся к экспорту.

 

В утвержденном штатном расписании были перечислены реальные сотрудники, занимающиеся экспортом. Причем часть персонала была оформлена в штат не по совместительству, а по основному месту работы.

Конечно же, мы понимали, что можно запастись еще множеством документов, подтверждающих наличие деловой цели в деятельности экспортной фирмы. Но в то же время нам было ясно, что «страховочные» мероприятия не должны приводить к существенному росту фактических издержек и потере контроля над суммой расходов компании.

Кроме того, большие издержки на экспортной структуре - палка о двух концах. Рост издержек потребует создавать бо'льшую наценку за счет уменьшения входящей цены товара, что приведет к снижению суммы возмещаемого на расчетный счет НДС.

Конечно, если рассматривать две компании в комплексе, это не вызовет проблем: чем меньше возмещение у экспортера, тем меньше НДС с отгрузки у производителя. Но если для компании принципиальна именно сумма денежных средств, полученных на расчетный счет (например, в случае острого недостатка оборотных средств, как было у нас), это потребует ограничивать затраты компании-экспортера даже в ущерб налоговой безопасности.

ЛИКВИДАЦИЯ ВРЕМЕННЫХ РАЗРЫВОВ - НЕ «СХЕМА»

Самым слабым местом концепции работы экспортной компании стала для нас схема ее финансирования. В то время для заявления вычета была необходима полная оплата товара поставщику.

Выручка же от экспорта товара очень часто бывает меньше его входящей цены с НДС (на сумму в пределах НДС зачастую и делается скидка иностранным партнерам). Поэтому экспортная компания для полной оплаты поставщику всегда должна была иметь дополнительное заемное финансирование, покрывающее временной разрыв до возмещения НДС. Реально такой заем мог дать только сам производитель, поскольку к банкам вновь образованной компании обращаться было бессмысленно. Однако даже если бы этот заем производитель давал через сторонние, невзаимозависимые с ним организации, возникала легко отслеживаемая замкнутая цепочка движения денег, которая автоматически могла считаться признаком недобросовестности. Впоследствии так оно и получилось. Именно к схеме движения денег и возникли вопросы при камеральной проверке обоснованности возмещения НДС экспортером. Это было ожидаемо, поэтому мы как могли постарались обезопасить себя от обвинений в «наличии схемы».

Деньги экспортеру были предоставлены производителем по договору процентного займа через счет в банке, который не участвовал в расчетах за товар. Работа по экспорту также велась через разные банки. Такая финансовая деятельность была абсолютно неэффективна с точки зрения бизнеса, но в глазах налоговиков это не выглядело как «схема».

Также, несмотря на внутренние споры и возражения, мы решили применить в схеме финансирования и собственные векселя экспортера. Экспортная компания выписывала производителю собственные векселя на сумму фактической отгрузки. Далее третье лицо предъявляло векселя экспортеру к погашению, а он оплачивал их деньгами: большую часть из экспортной выручки, меньшую - из поступившего на счет НДС либо из заемных средств.

Применение векселей вызвало дополнительные вопросы при проверке. Однако когда налоговики выяснили, что движение векселей обеспечено реальным встречным движением товара и что экспортер оплатил эти векселя, вопросы были сняты. Кстати, объяснить проверяющим вексельную товарную цепочку с точки зрения наличия деловой цели мне показалось даже проще, чем обосновать финансирование через процентный заем. В дальнейшем мы полностью решили проблему финансирования экспортера через открытие собственной кредитной линии. А с 2006 года работа с отдельной экспортной компанией существенно упростилась благодаря тому, что оплата для зачета НДС не нужна. Поэтому экспортеру уже нет необходимости оплачивать товар полностью до подачи декларации о возмещении. Следовательно, и необходимость в изобретении схем финансирования экспортера отпала.

КУДА ДЕВАТЬ ОБЩЕФИРМЕННЫЙ НДС

В нашей работе был один момент, на который мы вначале не обратили внимания, - получение вычета НДС не только по приобретенному товару, но и по общефирменным затратам. Этот, казалось бы, мелкий вопрос в результате привел (в самом начале деятельности) к обидному исключению налоговиками вычетов НДС по некоторым небольшим статьям затрат, которые осуществлялись для обеспечения нормальной деятельности.

После чего мы приняли решение, что для исключения спора с налоговиками мы по возможности будем сразу же включать все издержки, связанные с перемещением и отгрузкой, в цену приобретаемого у производителя товара. Кроме того, правила учета общефирменных издержек были записаны в учетной политике экспортера.

Также сразу было решено исключить участие экспортера в любых иных коммерческих операциях, помимо экспорта. Это было нужно, чтобы избежать возможных споров по отнесению НДС по общим затратам на виды деятельности, облагаемые по разным ставкам.

САМОСТОЯТЕЛЬНОСТЬ ЭКСПОРТЕРА ЭФФЕКТИВНА

Какого же результата мы достигли? Компания-экспортер успешно проработала несколько лет, занимаясь экспортом брезентовых тканей. Были ли вопросы? Конечно, были. При каждой проверке. Но отказа в возмещении не было ни разу, хотя суммы часто выходили за компетенцию районной инспекции и рассматривались вышестоящими инстанциями. Вышеперечисленные «страховочные» мероприятия давали экспортной компании возможность уверенно проходить проверки. А если бы пришлось, то и в суде возможно было доказать, что отдельное юридическое лицо было создано именно с целью более эффективной работы предприятия на экспортном направлении.

Помимо отсутствия задержек с возмещением экспортного НДС выделение экспортера на отдельное юридическое лицо стало большим шагом к пониманию руководством холдинга реальной рентабельности экспорта. Кроме того, к этой рентабельности было привязано материальное стимулирование работников экспортного подразделения, что заставило их работать эффективнее. Сотрудники, получившие отдельное направление деятельности (пусть даже эта самостоятельность и была формальной), почувствовали за него ответственность и расценили это как повышение собственного статуса.

Кстати, увеличение эффективности работы для нас оказалось неожиданным. Но пришлось ко двору - дополнительная прибыль позволила покрыть все затраты на содержание нового юридического лица.

Зарегистрируйтесь и продолжите читать статью! Это БЕСПЛАТНО и займет всего одну минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пожалуйста, проверьте почту
Ввести
Я тут впервые
Регистрация займет
не больше минуты!
Введите логин
Неверный логин или пароль
Неверный логин или пароль
Введите пароль

 

Слово редактора

Евгений Тимин
главный редактор
glred@nalogplan.ru
Маркетологи очень хотят, чтобы я в этой редакционной колонке на пальцах доказал вам, что необходимо продлить подписку на 2017 год. Иначе… иначе… конец света! А я вот, напротив, думаю, что переподписываться на журнал не стоит.

Подумаешь! Не продлили вы подписку. Стали узнавать о налоговых угрозах с опозданием. Из-за этого совершили ошибку. Она обернулась многомиллионными доначислениями. Против директора и главбуха возбудили уголовное дело. Им дали условный срок. Ничего страшного!

Читать далее >>

Подписка

Сервисы