Журнал о том, как безопасно сэкономить на налогах

Десять лучших налоговых историй 2016 года

9 декабря 2016   3  

Редакция «ПНП» попросила практиков и экспертов поделиться достижениями в области налогового планирования, а также курьезами, с которыми они сталкивались при общении с налоговиками.

Налоговики поленились доказывать нарушения

Павел Зюков, руководитель налоговой практики юридической компании Coleman Legal Services

После камеральной проверки декларации по НДС инспекторы вызвали директора компании на беседу. Они рассказали, что обнаружили шесть контрагентов с сомнительными признаками. Предполагаемая сумма доначислений — около 2 млн рублей. Проверяющие сочли ее незначительной. Они предложили руководителю компании два варианта развития событий. Либо согласиться с неправомерностью вычетов и добровольно уплатить НДС в бюджет, либо сняться с учета и переехать в другой регион.

Если компания откажется сделать это, инспекторы пригрозили провести выездную налоговую проверку и найти более существенные нарушения. Однако налоговики намекнули, что они бы предпочли, чтобы компания переехала. Тогда не придется тратить силы и время на выездную проверку. В этом случае инспекторы обещали не отражать уже найденные нарушения в акте по камералке.

Компания сменила юрадрес и встала на учет в инспекции в другом регионе. Никаких претензий со стороны старой инспекции не последовало.

Субсидия — не доход, а компенсация расхода

Елена Руцкова, главный бухгалтер ООО «Кристалл»

Собственники компании по переработке сельхозпродукции решили построить новые производственные помещения. Банк предоставил целевой долгосрочный кредит на строительство. Государство обязалось субсидировать затраты по выплате процентов. Я предложила учитывать субсидии не в составе доходов, а в первоначальной стоимости объектов.

Государственные субсидии отражают по кредиту счета 86 «Целевое финансирование» в корреспонденции со счетом 76. Использование целевого финансирования отражают по дебету счета 86 в корреспонденции со счетами 20, 26, 83 и т. д. (План счетов, утвержденный приказом Минфина России от 31.10.2000 № 94н).

В бухучете мы делали проводку: Дебет 86 Кредит 08 — уменьшали стоимость капвложений на сумму субсидированных процентов. Хотя аудиторы и рекомендовали нам учитывать субсидии на счете 91, но наш вариант они тоже сочли корректным.

Признание дохода в этом случае откладывается до начала эксплуатации объекта. Амортизационные отчисления по нему будут меньше, налогооблагаемая прибыль компании — больше. При этом субсидии относятся на конкретный вид продукции и не смешиваются с прочими доходами.

В ходе налоговой проверки фискалы написали письмо в УФНС и приложили пояснения компании. Я написала, что субсидии по своей экономической природе — не доход, а государственная компенсация расходов. Поэтому компания и не учитывает эти расходы в составе капвложений.

Вышестоящий налоговый орган согласился с моими доводами. Главное — прописать порядок учета субсидий в учетной политике. Когда мы ввели производственные мощности в эксплуатацию, то рассчитали экономию по налогу на имущество и налогу на прибыль. Получилась существенная сумма.

Выездники скопировали акт по камералке

Налоговики провели выездную проверку, но не нашли никаких нарушений и расстроились. Насчитали только 2 тыс. рублей пеней за несвоевременную уплату НДФЛ.

Инспекторы прямо сказали, что проверка с нулевыми доначислениями привлечет внимание вышестоящей инстанции. Если ничего не предпринять, УФНС по региону для контроля назначит повторную выездную проверку (абз. 6 п. 10 ст. 89 НК РФ).

Налоговики попросили акты камеральных проверок, относящиеся к проверяемому периоду. Они выбрали акт, в котором их коллега написала, что ей не понравились два счета-фактуры от одного контрагента. Якобы мы сняли копию с копии. Хотя на самом деле мы приложили копии, снятые с оригиналов счетов-фактур. И эти оригиналы я носила потом на камералку, чтобы отстоять вычеты по НДС.

Инспекторы-выездники скопировали описательную часть из акта по камералке в акт по выездной проверке. Переписали все, вплоть до запятых, правда, добавили еще один пункт, касающийся пеней по НДФЛ.

С этим актом контролеры пришли к руководству компании и сказали, что «все хорошо, вопросов нет, но есть одна просьба: этот акт оспаривать не нужно». Они доначислят НДС, а так как у организации переплата по НДС, то штрафа в размере 20 процентов от суммы недоимки не будет (п. 1 ст. 122 НК РФ), будут только пени (ст. 75 НК РФ). Также проверяющие попросили нас спрятать спорные оригиналы счетов-фактур, оставить в подшивке только нечеткие копии.

Компания вправе применять отмененную льготу

Егор Крючков, руководитель налоговой практики юридической фирмы «Интеллектуальный Капитал»

Компания, которая обратилась к нам за помощью, в 2013–2015 годах применяла льготу по налогу на имущество, которую законодатель отменил с 1 января 2013 года. Налоговики в ходе проверки предъявили претензии.

Однако мы пришли к выводу, что налогоплательщик был вправе применять уже отмененную льготу. В законе было сказано, что инвесторы получают льготы на определенный срок (п. 2 ст. 2 Закона Московской области от 28.11.12 № 184/2012-ОЗ). Значит, отмена льготы не относится к налогоплательщикам, которые уже правомерно пользуются ею.

До 2013 года в Московской области инвесторы имели право на снижение ставки по налогу на имущество на 50 процентов в течение трех последующих налоговых периодов, если их инвестиции в основные средства превышают 300 млн рублей (ст. 26.11 Закона Московской области от 24.11.04 № 151/2004-ОЗ «О льготном налогообложении в Московской области» в ред. 2013 года). Компания в 2012 году ввела в эксплуатацию здания и сооружения стоимостью более 1 млрд рублей и получила право на льготу. Следовательно, компания вправе применять пониженную ставку налога в 2013–2015 годах, несмотря на отмену нормы.

Налоговый орган признал правомерность использования льготы еще на стадии возражений. В решение по проверке доначисленные суммы не вошли.

Налоговики неправильно заполнили повестку, поэтому ничего не узнали

У налоговиков были вопросы к компании по крупным сделкам с сомнительными контрагентами. Они не раз звонили и приглашали директора на допрос. Но инспекция не присылала официальных повесток, лишь угрожала обратиться в правоохранительные органы. На подобные вызовы генеральный директор компании не реагировал.

Наконец проверяющие прислали повестку о вызове на допрос (п. 1 ст. 90 НК РФ). Но вместо фамилии, имени свидетеля и его должности налоговый орган указал «представитель налогоплательщика». Сотрудник инспекции, который составлял уведомление, подтвердил, что налоговый орган вызывает на допрос любого представителя организации.

Доверенность на представление интересов компании в инспекции можно оформить на любое лицо. Директор компании отправил на допрос меня.

В ходе допроса фискалы осознали, что из-за неправильно оформленной повестки они задают вопросы по контрагентам человеку, который ничего не знает о сделках. Ничего нового сообщить я им не мог. Инспекторы были крайне опечалены. Ведь с точки зрения законодательства компания поступила правильно и обеспечила явку вызываемого лица.

Налоговики пытались взыскать несуществующую недоимку

Виталий Шеменев, налоговый консультант

Это был самый необычный процесс в моей практике. Бюджетное учреждение оказывало услуги, не подлежащие обложению НДС. Но главбуха мучили сомнения: правильно ли она поступила, действительно ли услуги не облагаются НДС? Услуги были проблемными, и это могло всплыть при проведении налоговой проверки.

Однажды под влиянием эмоций главбух подала уточненку, включив спорные услуги в налоговую базу по НДС. Дополнительного финансирования из бюджета организация не получила, поэтому заплатить недоимку не смогла. Налоговики решили взыскать ее через суд. Получив решение суда, главный бухгалтер позвонила мне и поинтересовалась: а можно ли этот НДС не платить?

На следующий день организация подала очередную уточненку, в которой спорных операций уже не было в налоговой базе. Главбух приложила сопроводительное письмо, в котором объяснила свою ошибку. Нас ожидала камеральная проверка, которая могла затянуться на три месяца.

Апелляционную жалобу на решение суда я подал в последний день, «забыв» приложить к ней доверенность и платежное поручение на оплату госпошлины. Судьи оставили жалобу без движения на три недели. После рассмотрения жалобы и возвращения дела из апелляции суд выдал исполнительный лист.

В это время завершилась камеральная проверка, новую уточненку налоговики признали достоверной. Они убрали недоимку и выдали чистую справку по лицевому счету. До направления исполнительного листа в казначейство оставалось три дня. Как только это произошло, мы обжаловали действия налоговиков. Организация подала иск в тот же суд, который выдал этот исполнительный лист.

Позиция налоговиков была убедительной. Наличие недоимки подтверждало решение суда. Изменения по лицевому счету, который относится к формам внутреннего учета инспекции, формально не препятствовали инспекторам взыскать недоимку. Однако кодекс содержит открытый перечень оснований для прекращения обязанности по уплате налогов. Одним из оснований является сдача уточненной декларации с суммой налога к уменьшению (п. 3 ст. 44, ст. 81 НК РФ). Поэтому перед тем как направить исполнительный лист на взыскание, инспекторы должны были проверить, не изменилась ли сумма недоимки с момента вынесения решения суда. Они этого не сделали.

В итоге получилось, что одно подразделение инспекции внесло изменения в учетные данные и руководствовалось ими, а другое не посчитало нужным это делать. И в отсутствие недоимки предприняло действия по ее взысканию. Этот произвол мы и оспаривали.

Налоговые органы составляют единую централизованную систему контроля за правильностью исчисления и своевременностью уплаты налогов (п. 1 ст. 30 НК РФ). Это предполагает наличие должного взаимодействия не только между инспекциями, но и между подразделениями внутри инспекции. Решение суда в пользу организации мы передали в казначейство за несколько дней до окончания трехмесячного срока, отведенного для взыскания по исполнительному листу.

Плохо, когда бухгалтерия работает только на государство

Андрей Ольховцев, налоговый консультант

От каждого главбуха слышишь: «Не надо портить отношения с инспектором, которые мы с таким трудом налаживали несколько лет». Они убеждают не отказывать в представлении налоговикам любых документов, информации и уточненок. Но, во-первых, на такое обслуживание у бухгалтерии уходит много сил и времени, во-вторых, инспекторы привыкают к безотказности, их требования со временем становятся все более незаконными.

Собственникам компаний такая ситуация не нравится, и они просят консультантов разобраться. В одной из компаний нам удалось существенно снизить число уточненок и копируемых документов.

Не секрет, что инспектор при любом расхождении в декларациях истребует документы и пояснения, в которых стандартно предлагает представить уточненную декларацию. Поменять строки, убрать чуть-чуть убыток и так далее. Представление уточненок часто является результативным показателем его работы. Камералка начинается заново, и процесс этот может быть бесконечно долгим.

Мы стали тщательно анализировать все расхождения и активно пользоваться положениями статей 54 и 81 НК РФ, при которых ошибки, не повлекшие неуплату налога, можно исправлять в следующем периоде, не подавая уточненных расчетов. При этом всегда стараемся использовать положения статьи 88 НК РФ, которая в большинстве случаев позволяет не копировать документы по требованиям инспектора, а ограничиться пояснениями. Пояснения готовим качественные, чтобы не оспаривать потом акт проверки.

Еще один повод для отказа налоговикам — истребование документов (информации) без поручения. Требование должен подписывать исключительно заместитель начальника инспекции или сам начальник. Об этом четко написано в пункте 5 Порядка взаимодействия налоговых органов по выполнению поручений об истребовании документов, утвержденного приложением № 18 к приказу ФНС России от 08.05.15 № ММВ-7-2/189@. Если документ подписал кто-то другой, его можно не исполнять.

Многие инспекторы, постоянно получая мотивированные отказы, перестали запрашивать каждый квартал договоры, спецификации и сертификаты качества. Это снизило нагрузку и на бухгалтеров, и на юристов.

Инспекторы три раза пытались вручить компании акт проверки

Одному моему клиенту инспекторы три раза пытались вручить акт налоговой проверки. Клиент не уклонялся и препятствий не чинил. Но у налоговиков не получалось.

Акт вручала инспекция по крупнейшим налогоплательщикам. Офис налогоплательщика находился на расстоянии 600 км от налогового органа. При работе с такими инспекциями иногда создается ощущение, что инспекторы не понимают проблем территориальной удаленности.

Первый раз инспектор позвонил в компанию в пятницу и сказал, что необходимо приехать за актом в понедельник. Компания купила сотруднику билет на поезд на воскресенье, чтобы в понедельник после обеда он получил акт. Но в понедельник утром инспектор позвонил и сказал, что акт еще не готов, забирать его не нужно. А работник уже подъезжает в поезде к Москве…

В четверг по телекоммуникационным каналам связи инспекторы сообщили, что акт готов. При этом из сообщения следовало, что явиться за ним нужно в течение двух часов. В случае неявки инспекторы угрожали сделать в акте отметку об уклонении от вручения и направить его почтой.

Бухгалтер мгновенно ответила по электронке, что компания от получения акта не уклоняется, однако получить его в назначенное время физически не способна. Дополнительно она позвонила инспектору и объяснила ситуацию. Тот обещал переделать письмо.

Во вторник по электронке поступило новое уведомление, датированное пятницей. В этом пятничном уведомлении инспекторы приглашали представителя компании забрать акт во вторник. На это снова оставалось всего несколько часов. Мы решили больше не бороться с инспектором. Ответили по электронке, что удобнее всего будет направить акт почтой.

Налоговики хотели взыскать НДС по недействующей ставке

Сергей Рюмин, управляющий партнер ООО КАФ «Инвестаудиттраст»

В 2004 году компания заключила договор на продажу недвижимости. Сделку долгое время не получалось закончить, шло судебное разбирательство с покупателем. Только в 2010 году покупатель получил право собственности по мировому соглашению.

После передачи права собственности компания признала реализацию недвижимости, исчислила и уплатила в бюджет НДС по ставке 18 процентов. Однако налоговики в акте отметили, что в периоде заключения договора купли-продажи действовала ставка 20 процентов. Поэтому НДС нужно платить по этой ставке. Естественно, налогоплательщик не мог согласиться с таким подходом.

Во-первых, проверяющие неверно исчислили сумму налога даже по «своей» ставке 20 процентов. Допустим, цена продажи по данным налогоплательщика составила 118 тыс. рублей, в том числе НДС по ставке 18 процентов — 18 тыс. рублей. Налоговики взяли цену без налога (100 тыс. руб.) и с нее исчислили НДС по ставке 20 процентов, получив 20 тыс. рублей налога. Но тогда общая цена недвижимости, которую следовало бы отразить в счете-фактуре, составит 120 тыс. рублей. Это больше договорной цены сделки. Такой расчет противоречит нормам НК РФ и выводам Президиума ВАС РФ (постановления от 21.07.09 № 3474/09 и от 22.09.09 № 5451/09).

Инспекторы должны были извлечь НДС из цены 118 тыс. рублей по расчетной ставке 20/120. Сумма налога составила бы при этом 19,67 тыс. рублей (118 тыс. руб. : 120 × 20).

Во-вторых, абсурдно брать для расчета ставку налога, действовавшую не на момент реализации, а на момент подписания договора. Это противоречит нормам главы 21 НК РФ. Для целей НДС важна не дата договора (2004 год), а дата реализации (2010 год). Именно тогда сформировалась налоговая база (п. 1 ст.154 НК РФ).

В-третьих, инспекция ошибочно посчитала, что реализация недвижимости произошла по договору купли-продажи от 2004 года. А значит, неверно и их предложение применять к операции ставку НДС того периода. Основанием для перехода права собственности стало мировое соглашение 2009 года. Недвижимость компания передала в качестве отступного (ст. 409 ГК РФ).

В-четвертых, с 1 января 2004 года уже действовала ставка НДС 18 процентов. Проверяющие ошибочно пишут в акте: «В соответствии с пунктом 3 статьи 164 НК РФ (в ред. Федерального закона от 07.07.03 № 117-ФЗ) в 2004 году на момент заключения договора обложение НДС производилось по ставке 20 процентов». Руководству налоговиков ничего не оставалось, как отказаться от своих необоснованных претензий.

Инспекция сняла расходы, которые компания пока еще не учитывала

Компания купила и оприходовала товар в последних числах 2014 года. Когда налоговики проверяли этот период, к реальности поставки возникли вопросы. Они сняли вычеты по НДС и расходы по налогу на прибыль.

Налоговики решили, что компания купила морально устаревший товар. Приобретать его было нецелесообразно. Обосновывали они это тем, что организация так и не продала его.

Действительно, в 2014 году компания не продала товар. Но исключительно потому, что купила она его в декабре. Компания физически не успела доставить товар до розничных торговых точек, выложить и расценить его. Продажи товара были в 2015–2016 годах. Но эти периоды не попали под проверку, поэтому непонятно, почему инспекторы решили, что товар так и не был продан.

В акте проверки инспекторы написали, что в 2014 году реализации товара не было. Тем не менее они сняли расходы на его приобретение. Расходы, которые компания в этом периоде не учитывала, так как действительно еще не продала товар. Каких-либо доказательств или просто пояснений, почему все же проверяющие считают, что расходы в виде покупной стоимости этих товаров предприятием были учтены в расходах 2014 года, в акте не приводится.

По результатам рассмотрения наших возражений были назначены дополнительные мероприятия налогового контроля. Отметим, что само их проведение в описываемой части выглядело сомнительным, ведь проверяющие уже отразили в акте, что товар, закупленный по спорной сделке, в 2014 году не продавался. Дополнительно изучать тут было нечего. От доначислений налога на прибыль инспекции пришлось волей-неволей отказаться.

Зарегистрируйтесь и продолжите читать статью! Это БЕСПЛАТНО и займет всего одну минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пожалуйста, проверьте почту
Ввести
Я тут впервые
Регистрация займет
не больше минуты!
Введите логин
Неверный логин или пароль
Неверный логин или пароль
Введите пароль

 

Слово редактора

Евгений Тимин
главный редактор
glred@nalogplan.ru
Руководству одного из региональных управлений полиции по экономическим преступлениям как-то раз намекнули сверху, что в регионе слабовато идет борьба с обналичкой. Она идет, но слабовато. А как с ней бороться, если все норовят скрыть эти гнусные деяния от правосудия? Но полицейские придумали способ.

Читать далее >>

Подписка

Сервисы