Журнал о том, как безопасно сэкономить на налогах

Самые интересные налоговые споры 2016 года

31 октября   3  

В 2016 году было рассмотрено несколько громких дел между налогоплательщиками и контролирующими органами. Предлагаем вам ознакомиться с самыми рейтинговыми налоговыми спорами, решения по которым окажут влияние на судебную практику будущих лет.

Налоговый спор по поводу взаимозависимости компаний

Судебная коллегия по экономическим спорам рассмотрела иск инспекции о признании двух компаний взаимозависимыми (определение ВС РФ от 16.09.16 № 305-КГ16-6003). Налоговикам это было нужно, чтобы взыскать налоговую недоимку с новой компании, на которую, по их мнению, налогоплательщик перевел бизнес.

Инспекция перечислила следующие признаки косвенной зависимости двух компаний:

  • интернет-сайты компаний содержат одинаковую информацию, включая контактные телефоны;
  • работники перешли из одной организации в другую;
  • с контрагентами прежней компании связались работники новой;
  • одна компания переуступила другой права по договорам с контрагентами.

Суды первой и апелляционной инстанций поддержали налоговиков. Но кассация эти судебные акты отменила и отправила дело на новое рассмотрение (постановление АС Московского округа от 13.04.16 № А40-77894/15). Суд отметил, что уступка прав по договорам была возмездной. Новая компания приобрела права более чем за 100 млн рублей. Общества не взаимозависимы. Это говорит о самостоятельной предпринимательской деятельности обеих компаний.

Верховный суд РФ не согласился с этими выводами. Деньги за уступку прав общество перечислило не старой компании, а ее учредителю. Ведь если бы деньги поступили на счет налогового должника, инспекторы взыскали бы недоимку. Судьи сочли, что цель этих манипуляций — уклонение от уплаты налогов.

«Золотой парашют» как источник налогового спора

Работникам, которые увольняются из компании по соглашению сторон, работодатель вправе выплатить компенсацию в повышенном размере — «золотой парашют». Но чтобы учесть ее в расходах, необходимо прописать такие выплаты в коллективном или трудовом договоре или в соглашении о расторжении трудового договора (п. 9 ст. 255 НК РФ).

Но налоговики не считают, что наличие данной нормы в кодексе автоматически дает компании право учесть «золотые парашюты» в расходах. Требование экономической обоснованности затрат применить к данным выплатам сложно (п. 1 ст. 252 НК РФ). Такие компенсации экономически необоснованны изначально. Ведь работник уволился, он уже не способен приносить компании доход. Поэтому в судах компании доказывали, что расходы на оплату труда (ст. 255 НК РФ) не нуждаются в отдельном экономическом обосновании.

Верховный суд РФ счел, что обоснование все же нужно, если сумма значительна и несопоставима с обычным размером пособия. Компания должна объяснить, что именно компенсирует и в чем экономический смысл выплаты. Ее размер должен быть сопоставим с результатами работы увольняемых сотрудников, а сама выплата иметь связь с трудовой деятельностью.

Если компания не может привести разумных объяснений, компенсации считаются материальным обеспечением сотрудников на период поиска новой работы. Учесть такие расходы в целях налогообложения прибыли нельзя. Судебная коллегия ВС РФ по экономическим спорам пришла к таким выводам по делу о выплате 57 млн рублей отступных президенту и директору (определение от 17.03.16 № 305-КГ16-692). Еще один аналогичный спор судьи направили на повторное рассмотрение (определение от 23.09.16 № 305-КГ16-5939).

Сделки, контролируемые налоговыми органами

Вправе ли региональные налоговики контролировать цены сделок — острейший вопрос с момента, когда начала действовать глава о трансфертном ценообразовании. В 2016 году Верховный суд РФ наконец-то решил, что такое право у инспекторов пусть с оговорками, но есть.

По этому поводу судебная коллегия ВС РФ по экономическим спорам выпустила определения от 22.07.16 № 305-КГ16-4920 и от 11.04.16 № 308-КГ15-16651. Также судьи рассмотрели жалобу на письмо Минфина России от 18.10.12 № 03-01-18/8–145 (решение Верховного суда РФ от 01.02.16 № АКПИ15-1383 и апелляционное определение Верховного суда РФ от 12.05.16 № АПЛ16-124).

Кодекс прямо разрешает налоговикам проверять ценообразование только по контролируемым сделкам (абз. 3 п. 1 ст. 105.17 НК РФ). Критерии контролируемости сделок — взаимозависимость контрагентов при обороте более 1 млрд рублей за налоговый период (ст. 105.14 НК РФ). Проверять цены по таким операциям вправе только центральный аппарат ФНС России.

До 2014 года контролировать уровень цен могли и территориальные инспекции на основании статьи 40 НК РФ. При этом суммового порога не было. Предполагалось, что нововведения уберут излишний налоговый контроль. Инспекторы смогут сосредоточиться на крупных сделках взаимозависимых лиц.

Налогоплательщики новый порядок восприняли оптимистично. Но территориальные инспекции продолжили проверять цены. Руководствовались при этом налоговики не только привычкой, но и разъяснениями Минфина России, изложенными в письме от 18.10.12 № 03-01-18/8–145. При этом инспекторы корректировали цены, применяя нормы о трансфертном ценообразовании (гл. 14.3 НК РФ). Подобные действия стали причинами судебных споров.

Налогоплательщики указывали на прямой запрет контроля цен на выездных и камеральных проверках (абз. 3 п. 1 ст. 105.17 НК РФ). А это означает, что территориальные инспекции в подобных ситуациях превышают полномочия. Формально Верховный суд РФ согласен с этим. Однако судьи сделали важную оговорку. Они напомнили о постановлении Пленума ВАС РФ от 12.10.06 № 53 о необоснованной налоговой выгоде. Если хотя бы одна из взаимозависимых сторон по сделке получила необоснованную налоговую выгоду, территориальные инспекции вправе контролировать цены. Причем существенные отклонения в ценах сделок от рыночного уровня будут подтверждением необоснованности налоговой выгоды (определения Верховного суда РФ от 07.12.15 № 303-КГ15-15675, от 22.07.16 № 305-КГ16-4920).

Ранее Верховный суд РФ сделал похожий вывод при анализе письма Минфина России от 18.10.12 № 03-01-18/8–145. Налоговая выгода имеет стоимостное выражение. Доказывая ее необоснованность, территориальные инспекции вправе проверить рыночность цен по сделкам. Кодекс не запрещает налоговикам использовать для этого методы главы о трансфертном ценообразовании (гл. 14.3 НК РФ). Такие действия нельзя признать трансфертным контролем цен.

Однако если взаимозависимости нет и налоговики не доказали, что налоговая выгода необоснованна, Верховный суд РФ против контроля и корректировки цен (определение от 11.04.16 № 308-КГ15-16651).

Значение для налогового планирования. Для налогоплательщиков такие выводы означают, что ценовой контроль возможен в отношении любых сделок. Формально суд обязал инспекции устанавливать признаки необоснованной налоговой выгоды, которые выделил Пленум ВАС РФ в постановлении РФ от 12.10.06 № 53.

Инспекции могут ограничиться фактом многократного занижения или завышения цены. Если нет разумного экономического объяснения такому отклонению, то последует вывод, что компания преследовала цель получить налоговую экономию.

Не давайте заем при общем иностранном учредителе

Если у российских заимодавца и заемщика один и тот же иностранный учредитель с долей более 20 процентов, заем контролируемый. Часть процентов по такому обязательству в соответствии с правилами о тонкой капитализации может стать сверхнормативной. Их заемщик не вправе учесть в расходах. А при выплате необходимо удержать налог как с дивидендов (п. 3, 4 ст. 269 НК РФ).

Однако Минфин России толкует нормы кодекса иначе (письма от 06.03.14 № 03-08-05/9669, от 14.01.14 № 03-08-05/535). Чиновники считают, что при внутрироссийских контролируемых займах заемщик не должен удерживать со сверхнормативных процентов «дивидендный» налог. Он не применяет положения пункта 4 статьи 269 НК РФ, поскольку нет выплат в пользу иностранного лица.

У российского заимодавца при этом процентным доходом признается вся полученная сумма. Однако заемщикам учитывать в расходах сверхнормативную часть процентов чиновники запрещают (п. 3 ст. 269 НК РФ).

Верховный суд РФ поддержал эту позицию (определение от 18.03.16 № 305-КГ15-14263). Судьи нашли правовую неопределенность в действующих нормах кодекса. Если применять их буквально, со сверхнормативных процентов заимодавец уплатит налог дважды. Сначала его удержит заемщик как с дивидендов, потом заимодавец учтет полученные проценты в доходах. Нормы о контролируемой задолженности призваны противостоять выводу средств за рубеж. Верховный суд РФ отметил, что в данном случае скрытого распределения дивидендов в адрес иностранной компании не происходит, поэтому с доходов налог надо платить как с процентов.

Значение для налогового планирования. Суд не устранил правовую неопределенность полностью. Он избавил от двойного налогообложения заимодавца, но заемщик по-прежнему не вправе учесть сверхнормативные проценты в расходах. Этому нет разумных причин, так как по данной сделке тонкой капитализации нет. Это подтверждают и Минфин России, и Верховный суд РФ, признавая возможность облагать доход в виде сверхнормативных процентов по внутрироссийскому займу в обычном порядке. Такой подход противоречит требованию об экономическом основании налогов (п. 4 ст. 3 НК РФ).

С учетом данного решения внутрироссийские займы с участием иностранцев-поручителей (гарантов) менее выгодны, чем займы напрямую от этих иностранных лиц. Можно ожидать, что правоприменительная практика сократит количество подобных займов. В случаях, когда их не удастся избежать, компании попытаются снизить налоговые потери по подобным операциям.

Выплата вознаграждений Совету директоров должна облагаться страховыми взносами

Компания выплачивала вознаграждения членам совета директоров и ревизионной комиссии и не платила с этих выплат страховые взносы. Ведь членов совета директоров и ревизионной комиссии избирают в соответствии с уставом общества, а вознаграждение им выплачивают на основании решения общего собрания акционеров (п. 1, 2 ст. 64, п. 1 ст. 66, п. 1 ст. 85 Федерального закона от 26.12.95 № 208‑ФЗ). Члены этих органов не заключали с обществами трудовые или гражданско-правовые договоры в целях выполнения работ или оказания услуг. Следовательно, выплаты они получали за рамками отношений, с которыми закон связывает наступление обязанностей по социальному страхованию.

Чиновники Минтруда и ФСС России в целом согласны с такой аргументацией. Если компания выплачивает деньги по решению общего собрания акционеров, то страховые взносы начислять не нужно (письма Минтруда России от 02.04.15 № 17–4/В-163, от 07.05.15 № 17–3/В-234, п. 6 приложения к письму ФСС России от 14.04.15 № 02-09-11/06–5250).

Но Пенсионный фонд считает, что страховые взносы надо начислять. Деятельность совета директоров и ревизионной комиссии регулируют нормы гражданского законодательства, то есть отношения — гражданско-правовые. А значит, эти выплаты подлежат обложению страховыми взносами в общем порядке (ч. 1 ст. 7 Федерального закона от 24.07.09 № 212‑ФЗ).

Две компании проиграли пенсионщикам все суды (постановления АС Дальневосточного от 13.08.15 № Ф03-3163/2015, Уральского от 10.06.15 № Ф09-3582/15 округов). Добиться пересмотра дела в Судебной коллегии ВС РФ по экономическим спорам не удалось (определения от 29.10.15 № 303-КГ15-13555, от 25.11.15 № 309-КГ15-11902).

Компании решили оспорить конституционность нормы, по которой выплаты признали облагаемыми взносами.

Конституционный суд РФ не принял жалобы к рассмотрению (определения от 05.07.16 № 1169-О, от 05.07.16 № 1170‑О). Он не увидел несоответствия нормы части 1 статьи 7 Федерального закона № 212‑ФЗ Конституции РФ. Сам закон — это механизм, с помощью которого государство гарантирует гражданам право на социальное обеспечение. Члены совета директоров и ревизионной комиссии — участники системы социального страхования.

Должности выборные. Но свой статус избранные граждане приобретают, выражая согласие. И тем самым принимают на себя обязанность выполнять необходимые функции по управлению или контролю за деятельностью общества. А значит, отношения членов совета директоров и ревизионной комиссии и компаний регулирует гражданско-правовое законодательство. За это общество выплачивает им вознаграждение. По существу, речь идет о заключении договора между обществом и членами совета директоров и ревизионной комиссии.

Суд также напомнил, что правоотношения между этими лицами и обществом может регулировать и гражданско-правовой договор. Порядок оформления соглашения не должен влиять на подход к квалификации вознаграждения. Это приведет к тому, что основополагающим станет формальный признак. А исходить надо из правовой природы, критерия выплат. Иначе нарушится конституционный принцип равенства.

Значение для налогового планирования. Вознаграждения и иные выплаты членам совета директоров не учитываются в целях налогообложения прибыли (п. 48.8 ст. 270 НК РФ). Минфин России против того, чтобы прибыль уменьшали выплаты по решению общего собрания акционеров в пользу членов ревизионной комиссии (п. 21 ст. 270 НК РФ, письмо от 10.07.07 № 03-03-06/1/475). Исключение — случаи, когда с этими лицами заключены договоры. После выводов Конституционного суда РФ не облагать страховыми взносами эти выплаты станет рискованно. Поэтому лучше оформлять с лицами на выборных должностях договоры, чтобы снизить налоговую нагрузку.

Зарегистрируйтесь и продолжите читать статью! Это БЕСПЛАТНО и займет всего одну минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пожалуйста, проверьте почту
Ввести
Я тут впервые
Регистрация займет
не больше минуты!
Введите логин
Неверный логин или пароль
Неверный логин или пароль
Введите пароль

 

Слово редактора

Евгений Тимин
главный редактор
glred@nalogplan.ru
Маркетологи очень хотят, чтобы я в этой редакционной колонке на пальцах доказал вам, что необходимо продлить подписку на 2017 год. Иначе… иначе… конец света! А я вот, напротив, думаю, что переподписываться на журнал не стоит.

Подумаешь! Не продлили вы подписку. Стали узнавать о налоговых угрозах с опозданием. Из-за этого совершили ошибку. Она обернулась многомиллионными доначислениями. Против директора и главбуха возбудили уголовное дело. Им дали условный срок. Ничего страшного!

Читать далее >>

Подписка

Сервисы