Журнал о том, как безопасно сэкономить на налогах

Налоговые убытки и комиссия по их рассмотрению: личный опыт

16 декабря 2015   1  

Тема налоговых убытков оказалась бы раскрытой не полностью без рассказа о реальной практике проведения убыточных комиссий. Мы попросили поделиться таким опытом наших читателей.

Кто и как приедет на убыточную комиссию — имеет большое значение

Андрей Ольховцев, налоговый консультант

Достаточно частый вопрос в практике: а нужно ли ходить на убыточные комиссии? Ведь такое мероприятие налогового контроля налоговым законодательством не предусмотрено. На каком же основании их проводят? Ответ — в подпункте 4 пункта 1 статьи 31 НК РФ. Данная норма позволяет вызвать должностных лиц компании для дачи пояснений. С этой целью направляется соответствующее уведомление. Но названная норма не регламентирует, в какой форме и кому нужно давать пояснения. А значит, получать их может как один инспектор, так и три, и пять.

А отсюда и ответ на заданный вопрос. Инспекторы вправе оштрафовать за неявку по статье 19.4 КоАП РФ. Однако если вы придете на убыточную комиссию, но пояснения давать откажетесь или ответить на вопросы не сможете, то за это штраф не предусмотрен.

Как правило, на убыточные комиссии приглашают не сразу. Если убыток в декларации заявлен первый раз и это отчетный период, а не годовая декларация, то для начала запросят пояснения (п. 3 ст. 88 НК РФ). А вот впоследствии — при неоднократном заявлении убытка или его значительности — фискалы вызовут для дачи пояснений.

Существенный момент — кто пойдет на комиссию. Уведомление направляется юридическому лицу. Обычно доверенность выдается главному бухгалтеру. Он прекрасно знаком с отчетностью, состоянием расчетов с бюджетом и спецификой работы компании.

Но бывает, что инспекторы настойчиво просят прийти руководителя или финансового директора. Коллеги-главбухи поведали, что пришедшему на комиссию директору инспекторы почти не задавали вопросы о компании, не считая самых общих. Но зато двадцать минут настойчиво пытались «раскрыть глаза». В частности, на то, что главбух его обманывает, в компании все идет не так хорошо и это доказывает отчетность. Проникновенно советовали привлечь аудиторов. А также проверить профессионализм главбуха, который, видимо, не только прячет налоги от государства, но и, возможно, подворовывает деньги учредителей. Все это сопровождалось перелистыванием декларации и вздохами: «Ну вы только посмотрите на этот ужас!»

На многих это производит большое впечатление. Один из руководителей, придя в себя от услышанного только в офисе, попросил главбуха «уменьшить что-нибудь, лишь бы больше туда не ходить и этого не видеть». Поэтому лучше не поддаваться на уговоры налоговиков.

Сами бухгалтеры к таким увещеваниям относятся достаточно спокойно и с юмором. Абсолютно все знакомые упомянули о стандартном приеме фискалов на убыточных комиссиях. Компании предупреждают о выездной налоговой проверке в случае, если не будет сдана уточненка с уменьшенной суммой убытка. Это постоянная угроза, поэтому многие на нее не реагируют. Но не все. Некоторые самостоятельно ищут огрехи в собственных документах, придумывают, что можно убрать из расходов. Лишь бы инспекторы на время оставили компанию в покое.

Есть и отрицательные примеры. Бывает, что проверки выявляют действительные нарушения. Инспекторы собирают хорошую доказательственную базу. Тогда после убыточной комиссий компании соглашаются уменьшить убытки.

Вопросы на убыточных комиссиях, как правило, стандартные: фактический вид деятельности компании, что влияет на выручку и убыток, планируется ли прибыль в следующем периоде. Спрашивают о взаимозависимых компаниях и займах. После приходит время анализа расходов. Выделяют какую-либо группу и настоятельно рекомендуют проверить правильность оформления документов и порядок учета операций. А вдруг вы решите, что какие-то расходы «все-таки нельзя учитывать в этом периоде» или «можно (нужно) равномерно распределить в течение года».

Один из главбухов рассказала, что ездила на убыточной комиссии по нескольким компаниям в разные столичные инспекции. И если в ИФНС России № 10 и № 25 все прошло достаточно спокойно, то в ИФНС России № 2 пришлось поволноваться. Инспектор камерального отдела в докладе путала суммы, периоды. Из-за этого возникали неожиданные вопросы к бухгалтеру. Ей пришлось постоянно поправлять инспектора. Поэтому правильно, что опытные бухгалтеры берут с собой пояснения, заранее подготовленные в офисе. Их надо не просто зачитать, но и настоять на приобщении к материалам совещания.

О другом случае рассказала юрист компании. После зарплатной комиссии руководитель решил повысить зарплату сотрудникам до среднеотраслевого уровня. Повышение оказалось существенным, суммы НДФЛ и отчислений в ПФР возросли. Однако возросли и расходы, и уже в следующем периоде компания получила убыток. Юриста пригласили на убыточную комиссию и там подозрительно спросили: «Зачем компания подняла зарплату?» Юрист не растерялась и сообщила, что компания только выполняла требования инспекторов. По-видимому, комиссии были распределены между разными отделами инспекции, а они между собой не взаимодействуют.

Был и такой случай: перед убыточной комиссией инспекторы проверили состояние имущества компании, которая не так давно поставила на учет в ГИБДД дорогостоящий автомобиль. На заседании комиссии инспекторы придирчиво осмотрели директора и спросили, почему в налоговую инспекцию он приехал на дешевом личном автомобиле. Руководитель этот факт пояснить не смог. Объяснил лишь, что автомобиль у компании единственный, куплен для поддержания имиджа. И естественно, инспекторы настоятельно попросили директора проверить обоснованность начисленной на автомобиль амортизации, если он не используется им в служебных целях.

Еще один забавный случай поведала главный бухгалтер одного из столичных ЧОП. Из-за поломки машины ей пришлось добираться из Подмосковья до налоговой инспекции в час пик в забитом до отказа общественном транспорте с тремя пересадками. На улице лил дождь. В переполненном автобусе воры разрезали ей сумку. В дверях инспекции бухгалтер появилась несчастная и промокшая, с порезанной сумкой, с оторванными пуговицами на пальто, в оттоптанных сапогах. И оказалась в очереди с элегантно одетыми юристами крупных компаний, в сухой дорогой одежде, с кожаными портфелями в руках. Инспекторы не стали мучить ее вопросами, а сразу взяли подготовленные пояснения и отпустили восвояси.

На убыточной комиссии нас похвалили

Елена Руцкова, главный бухгалтер ООО «Бебелево»

Получив приглашение на убыточную комиссию, я переволновалась: убытка-то у нас не было! Конечно, времена тяжелые нас не минули, но пока что удавалось выкручиваться. До своего инспектора не дозвонились, она была в отпуске. Поэтому мы с руководителем поехали. К слову, директор обычно находил любые причины, чтобы не вникать в тонкости общения с налоговиками. Но тут ему даже стало интересно. Мне же было не до любопытства — я несколько дней подряд готовила документы. Сделала выборку за три года из отчетов, вывела динамику прибыли, проценты увеличения по годам — в общем основательно подготовилась к расспросам инспекторов.

Пришли. Поздоровались. Сели за узкий длинный стол напротив членов комиссии. Воцарилась тишина. Я первая нарушила молчание и представила руководителя членам убыточной комиссии. Начальник инспекции спросил нас, с чем мы пожаловали и какие у нас вопросы. Причем, попросив реагировать поживее, потому что у них еще работы на комиссии много. Я протянула письмо с приглашением и свою пояснительную записку. Замначальника — наша камеральщица по прибыли — удивленно посмотрела на меня и сказала, что нас не вызывала, у нее нет к нам вопросов. Тут уже удивились мы.

Оказалось, что на комиссию приглашали другую организацию с таким же названием, но другой формой собственности: у нас ООО, а у них — СПК. Исполнитель не посмотрел ни на адрес, ни на ИНН. Кому-то повезло, отсрочили экзекуцию. Потом нам пожелали всяческих успехов, наговорили много приятных слов. Мой шеф сиял.

Но, к сожалению, это исключительный случай. В моей многолетней практике приходилось бывать и на других комиссиях. Отвечать на перекрестные вопросы, от простых и до крайне некорректных. Подчас видна установка: инспекторы изначально подозревают должностных лиц компаний в серых схемах, в сокрытии доходов, в выплате конвертных зарплат. Вопросы задаются в надежде на случайный самооговор при свидетелях. Практически на всех заседаниях ведут аудиозапись. Однажды после разговора со мной перезвонили руководителю и задали те же вопросы, а затем сверили наши ответы. Очень неприятно чувствуешь себя после этих бесед.

На одной из таких убыточных комиссий наш инспектор — замначальника с огромным опытом и работы, и собираемости налогов — зачитала доклад на нескольких страницах. Вывела показатели, которые негативно характеризуют фирму, блистала эрудицией и знаниями в области финанализа. Организация у нас была вновь созданная, прибыли нет, зато были большие суммы НДС к возмещению из бюджета и «комсомольские» планы по строительству и расширению производства. Своими убытками и возмещением мы портили инспектору всю статистику. Об этом мы не единожды слышали и до комиссии.

Итогом стало то, что мы обратились в УФНС с жалобой на действия инспектора. Ведь эти интриги мешали нормальной работе. Специальная комиссия рассмотрела инцидент, и нам заменили проверяющего. Работать стало гораздо проще.

На убыточной комиссии мы попросили налоговиков найти нам арендаторов

Оксана Костылева, главный бухгалтер ООО «Химтек-Инжиниринг»

Я работала с налоговыми инспекциями в разных по величине городах и субъектах. И могу сделать вывод, что наиболее придирчивы налоговики там, где бюджет менее наполнен — это маленькие моногорода. У них не так много организаций на учете, поэтому каждый запрос перетекает в длительную переписку со ссылками на предыдущие ответы. Но есть общая тенденция. Раньше — года 2–3 назад — интересовались только крупными убытками на протяжении длительного времени. А сейчас под прицелом любая бесприбыльная декларация.

На заседание убыточной комиссии, как правило, вызывают после получения от компании объяснений по убыткам нескольких предыдущих периодов. В том числе схемы или плана выхода на безубыточную деятельность и прогноза налоговых поступлений. Основываясь на них, просят объяснить, почему прогнозы не оправдались. Аргументация проста — изначально бизнес ориентирован на прибыль, поэтому убыткам не может быть места. Поэтому от подробных и поэтапных прогнозов мы отказались. А на вопросы отвечаем как можно более кратко и не торопясь.

Вопросы члены убыточной комиссии задают, как правило, перекрестно, а ответы записывают. Во избежание неверной трактовки ответов заранее готовим письменное пояснение и просим, чтобы его прикрепили к протоколу.

Иногда приходится проявлять характер. Так, в ответ на претензии из-за низкой стоимости аренды, мы предложили комиссии найти нам арендаторов. И если арендная плата окажется выше, обещали рассмотреть данное предложение. Это возымело действие. Просчитав перспективы, было принято решение о смене системы налогообложения — мы перешли на упрощенку. ИФНС данное решение провела как меру по борьбе с убыточностью. После этого никаких запросов не поступало.

Бывают случаи, когда члены комиссии предлагают вести заседание с применением аудиозаписи. С подобным явлением столкнулись мои московские коллеги. Не растерявшись, они согласились и сказали, что так же будут записывать беседу на диктофон. Но в итоге все обошлось письменным протоколом.

Три месяца без выплаты зарплаты не причина для отражения убытков

Любовь Полынская, главный бухгалтер ООО «Проксима Плюс»

Приглашение на убыточную комиссию приходит с первого же рубля убытка. Причем во второй части письма настойчиво просят перепроверить показатели отчетности и сдать уточненку без убытка.

Эту же просьбу повторят и на самой комиссии. Напротив бухгалтера будут сидеть несколько человек — как правило, руководящее звено ИФНС, может быть и кто-то из администрации субъектов, а также из инспекции по труду и правоохранительных органов. Как правило, бухгалтеры приносят какие-то расчеты, таблицы, графики, пояснения — только напрасно. Объяснения выслушают внимательно, могут даже посочувствовать. А потом напомнят, что цель деятельности коммерческих фирм — прибыль. А значит, показывайте ее. И в завершение вам вручат квитанции по имущественным налогам для ваших работников.

В очереди на комиссию я наслушалась много историй. Например, местному хлебокомбинату тоже рекомендовали показать прибыль. При том, что его работники три месяца уже не получали заработную плату, счета кредиторам были не оплачены, продукция практически не выпускалась.

Суровые убыточные комиссии: в Краснодаре банкротствам предпочитают уголовные дела

Оксана Бейкун, главный бухгалтер ООО «БухгалтерПроф»

На комиссию зовут обычно после убытков или больших вычетов НДС. Там ее ожидают замначальника налоговой, начальник отдела выездных проверок, представитель ПФР и всегда сотрудник ОЭБиПК. Задаются вопросы о причинах убытков, предпринятых во избежание их мерах, настоятельно просят не показывать убытки. В действительно трудных случаях согласны с большими вычетами по НДС, лишь бы задекларировали хотя бы рубль по налогу на прибыль. Кто не идет навстречу пожеланиям, подпадает под жесточайший прессинг. Им обещают в обязательном порядке выездную проверку за три года, пересчет остатков продукции, товара с целью выявления скрытой выручки.

Еще хуже, если компания собирается банкротиться. Работа убыточных комиссий Краснодарского края в данном случае достаточно специфична. У нас банкротства очень не любят. Таким компаниям обещают расследование ОЭБиПК с целью выявления мошеннических действий руководства. Ищут признаки преднамеренного банкротства. «Мы, — говорят следователи, — всегда найдем состав преступления». Правоохранители сообщают, что опросят всех ваших контрагентов и предложат им написать на вас заявление о мошенничестве. И были случаи, когда люди писали заявления! Альтернатива одна: минимальная прибыль или «нулевки» и простое закрытие фирмы. Все в итоге на это соглашаются.

Может, поэтому местные специалисты не берутся за банкротства. У тех, кто хочет банкротиться, выход только один. Им необходимо нанять грамотных адвоката и аудитора из другого региона, дать им доверенность на полное представление интересов, в том числе на общение со всеми органами власти.

Зарегистрируйтесь и продолжите читать статью! Это БЕСПЛАТНО и займет всего одну минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пожалуйста, проверьте почту
Ввести
Я тут впервые
Регистрация займет
не больше минуты!
Введите логин
Неверный логин или пароль
Неверный логин или пароль
Введите пароль

 

Слово редактора

Евгений Тимин
главный редактор
glred@nalogplan.ru
Маркетологи очень хотят, чтобы я в этой редакционной колонке на пальцах доказал вам, что необходимо продлить подписку на 2017 год. Иначе… иначе… конец света! А я вот, напротив, думаю, что переподписываться на журнал не стоит.

Подумаешь! Не продлили вы подписку. Стали узнавать о налоговых угрозах с опозданием. Из-за этого совершили ошибку. Она обернулась многомиллионными доначислениями. Против директора и главбуха возбудили уголовное дело. Им дали условный срок. Ничего страшного!

Читать далее >>

Подписка

Сервисы