Журнал о том, как безопасно сэкономить на налогах

Как фотографии и видеосъемку используют в налоговых спорах

14 декабря 2015   1  

В налоговых спорах все средства хороши. А фото и видеозаписи хороши вдвойне. Особенно для инспекторов. Что и как фиксируют на фото- и видеозаписях инспекторы и какие материалы могут навредить компании? Об это читайте в нашей статье.

Перечень мероприятий налогового контроля остается неизменным очень много лет. И в последние годы ФНС России неоднократно пеняла инспекциям за формальный подход к проведению мероприятий, поскольку это приводит к проигрышам налоговых споров в судах. Поэтому доказательственная база для налоговых споров, собираемая фискалами, становится все более разнообразной. Часто инспекторы при проведении стандартных допросов, осмотров и выемок документов не ограничиваются составлением обычного протокола. Все чаще доказательствами в налоговых спорах являются фотографии и видеосъемка.

Более того, их использование приветствуется. В рекомендациях по проведению мероприятий налогового контроля, связанных с налоговыми проверками (письмо от 17.07.13 № АС-4-2/12837), ФНС России напомнила о праве инспекторов проводить фото- и киносъемку. Она может фиксировать допросы, осмотры, инвентаризации, выемки. Данные об этом отражаются в составляемых протоколах и могут впоследствии использоваться в налоговых спорах. Соответствующие формы ФНС России привела к единому образцу (приказ от 08.05.15 № ММВ-7-2/189@), а в них (приложения № 11, 14, 20 и 28) прямо предусмотрела внесение записей о применении технических средств при проведении мероприятий налогового контроля. Рассмотрим, как это работает и какие дополнительные аргументы дает использование подобных средств.

Видеозапись как доказательство в налоговом споре

Противодействие налоговой проверке — очень важный аргумент при рассмотрении налоговых споров. На это обстоятельство ФНС России давно уже обращает внимание территориальных инспекторов и рекомендует фиксировать все факты противодействия. Отказ представить документы, пустить инспекторов на территорию и грубость подчас не воспринимаются налогоплательщиками как нечто серьезное. Но именно эти моменты сыграют потом свою роль против компании в суде.

В качестве примера можно привести дело, рассмотренное недавно АС Московского округа (постановление от 24.09.15 № Ф05-12601/2015). Суд подтвердил правильность решений судов двух предыдущих инстанций. Инспекторы при проведении выемки вели видеопротокол, который и подтвердил факт противодействия. Запись доказала, что сотрудники компании оскорбляли инспекторов, вырывали у них из рук процессуальные документы, отказывались открывать двери и сейфы. А в завершение — распылили в помещении слезоточивый газ. Это привело к тому, что инспекторам пришлось обратиться за медицинской помощью. Та же запись подтвердила, что сами инспекторы вели себя корректно и со своей стороны травмы никому не наносили и оскорблений не допускали.

Затем компания подала жалобу в УФНС. Но она была написана в нецензурных выражениях, оскорбляющих инспекторов и членов их семей. Поэтому суд счел обоснованным тот факт, что ее оставили без рассмотрения (аргументы взяты из постановления Девятого ААС 29.06.15 № 09АП-22527/2015-АК). Законность самой выемки компания попыталась оспорить в суде отдельно, требуя признать ее недопустимым доказательством. Но и тут суд встал на сторону инспекторов (постановление Десятого ААС от 11.09.15 № А41-67840/14).

В большинстве случаев мероприятия налогового контроля все же проходят достаточно мирно. Инспекторы фиксируют фото- и видеосъемкой такие, в частности, операции, как вскрытие дверей, чтобы впоследствии опровергнуть обвинения в превышении полномочий.

Например, один из предпринимателей оттягивал визит инспекторов для проведения выездной проверки. Он представлял письма то об отъезде в отпуск, то о ремонте помещения. Сначала инспекторы приняли решение об осмотре помещения, но оказалось, что помещение для проверки непригодно. Следующим стало решение о выемке документов. Все процессы фиксировались инспекторами с помощью фотосъемки. Она зафиксировала закрытую дверь, от которой не было ключей, ее вскрытие, изъятие коробок с документами и последующее опечатывание двери.

Предпринимателя возмутило вскрытие дверей, в связи с чем он обратился в суд. Однако суды посчитали действия инспекции правомерными, а фотодоказательства убедительными (постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 01.06.11 № А78-6261/2010, оставлено в силе определением ВАС РФ от 24.08.11 № ВАС-8746/11).

Видео- или фотосъемка помогают налоговикам в налоговых спорах  

Для налоговиков иногда намного удобнее в ходе налоговой проверки фиксировать документы на фото или видео, чем выставлять требование. Дело в том, что истребуют документы по правилам, предусмотренным статьей 93 НК РФ, которые устанавливают достаточно большой срок представления документов. Десять рабочих дней — это две полные рабочие недели. Многие компании продлевают и этот срок, подавая ходатайства. Это время дает прекрасную возможность исправить все ошибки и «нарисовать» недостающие документы.

Но вместо истребования документов инспектор может провести их осмотр. Например, в помещении компании при выездной проверке инспектор обнаруживает, что в документацию подшиты неподписанные счета-фактуры и акты выполненных работ. Или к ним приклеен стикер с надписью «позвонить насчет оригиналов Светлане К.». Ведь иногда бухгалтер забывает напомнить поставщику, что ждет от него обещанные оригиналы документов.

Если выставить требование — компания успеет обнаружить проблему и исправить документы. Тогда как при осмотре инспектор уведомляет только о дате и месте его проведения. Предупреждать заранее, какие конкретно документы, территории или помещения он будет осматривать, инспектор не обязан. К тому же письменный порядок уведомления кодекс не предусматривает. Достаточно сделать это устно.

При проведении осмотра инспектор, естественно, попросит выдать все документы, спросит, нет ли других экземпляров одних и тех же бумаг. Запись о других экземплярах — а в 99 процентах случаев запись об их отсутствии — инспектор внесет в протокол. Осмотрит и сфотографирует все имеющиеся документы, в том числе без подписей, и опишет их в протоколе осмотра со всеми недостатками. При этом затребует и получит пояснения должностных лиц о том, что оригиналы документов либо утеряны, либо отсутствуют по неизвестной причине. После этого компании останется только лихорадочно писать письма поставщикам и собирать бумаги уже к возражениям на акт проверки.

В подобных ситуациях компании еще могут защитить расходы, если представят исправленные и внезапно «найденные» акты выполненных работ, оказанных услуг, товарные накладные. Но в части НДС суды подчас неумолимы. Это в очередной раз подтвердил ВС РФ в определении от 12.01.15 № 305-КГ14-7078. Суд указал на то, что отсутствие счетов-фактур при проведении выездной проверки не дает компании права на вычет в проверяемом периоде. Даже сгоревшие, украденные и затопленные документы по НДС компания должна восстановить и принять к вычету налог в периоде их получения. В данном судебном деле инспекторы получили от компании письма о том, что затребованные документы украдены. Позднее в суд компания представила часть счетов-фактур. Однако это не помогло, и суд признал законность доначислений на сумму свыше 120 млн рублей.

В другом случае инспекторы фотосъемкой зафиксировали сгоревшее здание, в котором хранились документы, а компания представила справку о пожаре. Кроме справки от доначислений компанию спасло то, что в выставленном требовании о представлении документов не было их конкретного перечня (постановление ФАС Московского округа от 26.09.11 № А40-151887/10-90-904).

Фото- и видеофиксация при осмотре помещений и территорий налогоплательщиков помогает также выявить ведение предпринимательской деятельности. Например, индивидуальный предприниматель применяла льготы по налогу на землю. Предприниматель утверждала, что использовала принадлежащий ей земельный участок только для хранения собственных транспортных средств. Однако при осмотре инспекторы сделали фотографии одноэтажного строения с вывесками «автосервис» и «шиномонтаж», расположенного на этом земельном участке. Впоследствии оказалось, что данные помещения являются предметом договора аренды. Суд признал доводы инспекции правомерными (постановление ФАС Уральского округа от 28.12.13 № Ф09-13998/13).

Налогоплательщики сами "подставляют" себя в налоговых спорах

Далеко не всегда инспекторам приходится в качестве доказательств в налоговом поре использовать собственную фото- и видеосъемку. Часто компании сами предоставляют такие данные. Например, в качестве доказательств, подтверждающих собственные расходы. Но не всегда удачно.

Одна компания к актам оказанных услуг приложила фотографии девушек-промоутеров. Они предлагали пробники продукции на улице в открытых и коротких летних платьях. И все бы хорошо, если бы акты об оказанных услугах не были бы датированы январем и февралем. Налогоплательщику указали на такое несоответствие. Суд согласился с доводами налоговиков и признал, что фотографии не подтверждают реальности оказания услуг (постановление ФАС Уральского округа от 28.11.12 № Ф09-11410/12).

В других случаях компании выкладывают интересующий налоговиков материал на интернет-сайты. Например, компания уверяет, что она не взаимозависима с контрагентом. Но инспекторы находят фотографии, на которых рука об руку стоят должностные лица компаний на какой-нибудь церемонии о присуждении грамот за вклад в общее дело. Или же показания руководителей компаний о том, что они друг с другом не знакомы, опровергают вебинары с представлением этих лиц. Новости, релизы и любая маркетинговая информация успешно помогают инспекторам устанавливать связи между хозяйствующими субъектами. А вместе с взаимозависимостью и подконтрольностью эти материалы доказывают и умысел участников схем.

В качестве примера — два случая из моей практики (постановление ФАС Московского округа от 28.05.09 № КА-А40/4329–09, определение ВАС РФ от 07.07.11 № ВАС-5903/11), в которых речь шла о поставках в Россию тяжелого и технически сложного оборудования, требующего монтажа. Российская компания и иностранные производители этого оборудования, согласно грузовым таможенным декларациям (ГТД), имели в названии одинаковую аббревиатуру — АВВ. Однако проверяемая компания приобретала это оборудование не у компаний своего холдинга, а у третьих лиц. Ими оказались ничем не примечательные отечественные общества с уставным капиталом в 10 тыс. рублей. Однако конечные покупатели оборудования в России подтвердили, что и привозила, и устанавливала оборудование из-за рубежа российская компания АВВ.

Согласно данным с интернет-сайта проверяемой компании, она является участником холдинга АВВ. Мало того — полностью контролирует поставки этого оборудования от иностранных заводов холдинга до последнего российского покупателя. Также на сайте была расположена информация о том, что сотрудники проверяемой компании регулярно выезжают на зарубежные заводы. Там специалисты проходят у производителей обучение и подготовку для дальнейшей наладки и технического обслуживания оборудования. Вся информация была представлена в виде статей с фотоматериалами, интервью с директорами компаний и постоянно обновляющихся новостей. Интернет-сайт и выпускаемая газета имели свидетельство о регистрации средства массовой информации, то есть являлись официальным источником новостей.

Сверка номеров ГТД, по которым ввозилось оборудование, выявила еще одну странность. Оказалось, что по данным документам в Россию поставлялись картонные коробки, автошины, ленточки для сигарет и гвозди. Соответственно таможенные пошлины были крайне незначительными.

Фактически я провела стандартные контрольные мероприятия по цепочке однодневок. В результате удалось дойти до таможни, на счета которой перечислялись мизерные суммы. Материалы с интернет-сайта были приобщены к актам проверок и решениям инспекции. Они подтвердили умышленное привлечение двадцати фирм-однодневок с целью наращивания цены и получения необоснованной налоговой выгоды. Результатом этих двух дел стали доначисления в размере 4 млрд рублей.

В налоговом споре компанию защитит осторожность и внимание к деталям

С ошибками, которые допускает сама компания, все понятно. Нужно избегать явного противоречия между данными, которые компания о себе распространяет, и легендой схемы. Больше вопросов вызывает возможность оспорить фото- и видеодоказательства, созданные налоговиками при проверках. Как показывает анализ судебной практики, главный аргумент против налоговиков — их собственные ошибки.

Одним из самых ярких примеров полной безалаберности фискалов зафиксирован в постановлении ФАС Поволжского округа от 25.01.10 № А12-7640/2009. Инспекция допустила целый «букет» ошибок. Каждая из них по отдельности давала возможность признать протокол недопустимым доказательством в налоговом споре:

·         инспекция вручила компании письменное уведомление об осмотре после его проведения. Суд счел это нарушением прав налогоплательщика;

·         инспекция провела осмотр документов не на территории компании, а на территории ГУВД. Но в протоколе не было объяснений того, как там оказались документы компании и какое они имеют к ней отношение;

·         исходя из дат, установили, что осмотр длился десять суток подряд;

·         данные протокола были противоречивы, так как не содержали записи о применении специальной техники. По итогам осмотра фотографии не оформлялись и не изготавливались. Но в протоколе есть ссылка на приложение — «фотографии всех перечисленных документов в виде цифровой информации на двадцати девяти дисках»;

·         налогоплательщику не предъявили фотографии или диски с ними. Эти материалы инспекция предоставила только в суд;

·         в протоколе осмотра отсутствуют ссылки на количество и реквизиты документов, являвшихся предметом осмотра. Есть только наименования документов и количество листов в каждой из осмотренных папок. Отсутствовали сведения, которые бы могли позволить сопоставить данные с двадцати девяти неопечатанных дисков, представленных инспекцией, с результатами налоговой проверки.

В качестве аргумента суд может учесть и незаконность проведения съемки. Так, ФАС Поволжского округа (постановление от 19.09.13 № А65-29877/2012) отказался приобщать предоставленные налоговиками фотографии, так как на предприятии действовал строгий внутриобъектовый режим. Это подтверждалось внутренними документами. В связи с чем проведение съемки без разрешения не допускалось. Инспекторы такое разрешение не представили.

Иногда инспекторов подводит записывающая техника. Но это исключительно счастливая случайность для налогоплательщика. Тот же суд (постановление от 10.03.11 № А12-9423/2010) не принял в качестве допустимых доказательства инспекции о выемке из-за неполноты ее фиксации. У видеокамеры в 15 часов 28 минут сел аккумулятор. А сама выемка продолжалась до 20 часов 55 минут. Суд решил, что содержание видеозаписи не может отражать и подтверждать всех действий по производству выемки, на которые ссылается налоговый орган.

Зарегистрируйтесь и продолжите читать статью! Это БЕСПЛАТНО и займет всего одну минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пожалуйста, проверьте почту
Ввести
Я тут впервые
Регистрация займет
не больше минуты!
Введите логин
Неверный логин или пароль
Неверный логин или пароль
Введите пароль

 

Слово редактора

Евгений Тимин
главный редактор
glred@nalogplan.ru
Маркетологи очень хотят, чтобы я в этой редакционной колонке на пальцах доказал вам, что необходимо продлить подписку на 2017 год. Иначе… иначе… конец света! А я вот, напротив, думаю, что переподписываться на журнал не стоит.

Подумаешь! Не продлили вы подписку. Стали узнавать о налоговых угрозах с опозданием. Из-за этого совершили ошибку. Она обернулась многомиллионными доначислениями. Против директора и главбуха возбудили уголовное дело. Им дали условный срок. Ничего страшного!

Читать далее >>

Подписка

Сервисы