Журнал о том, как безопасно сэкономить на налогах

Как избежать обвинений в противодействии налоговой проверке

8 декабря 2015   1  

Налоговые проверки и вполне законное противодействие им - совсем не редкость. Впрочем, защищать компанию от проверки надо аккуратно, чтобы не дать налоговому органу повода обвинить компанию в умышленном противодействии. Ведь любой неосторожный шаг может негативно сказаться на репутации предприятия в суде или повлечь повышенный штраф.

Понятие противодействия налоговой проверке прямо в нормативных актах не раскрыто. Фактически под это определение подпадают любые действия, которые могут быть расценены как попытка уклониться от налогового контроля или затруднить его. В том числе самые обычные нарушения. На практике налоговые органы могут пытаться подвести под противодействие налоговой проверке любое возражение налогоплательщика или неисполнение требования. Некоторые из способов противодействия могут повлечь привлечение к проведению налоговой проверки ОВД.

Но даже если правоохранители и не участвуют в налоговой проверке, негативные для компании последствия возможны. Судьи, как правило, негативно воспринимают информацию о том, что представители компании мешали налоговому контролю. Что может повлиять на решение по делу. Кроме того, противодействие может рассматриваться в качестве отягчающего обстоятельства. А это предполагает повышенный размер штрафов. Вот почему важно не дать налоговому органу повода обвинить компанию в противодействии при проведении налоговой проверки.

При налоговой проверке важно не препятствовать общению

В письмах ФНС России от  24.08.12 №  АС-4-2/14007@от  25.07.13 №  АС-4-2/13622 перечислено только несколько видов противодействия. Под ним понимается «миграция» компании, смена учредителей или руководителей, реорганизация и ликвидация компании.

С такой оценкой согласны суды. Например, АС  Северо-Кавказского округа (постановление от  06.02.15 № Ф08-10641/2014) обратил внимание на смену местонахождения компании и состава учредителей. И предположил, что данные действия общества могут быть направлены на создание условий, препятствующих проведению налоговой проверки.

Четвертый ААС (постановление от  08.04.15 №  04АП-345/2015) также счел отрицательным фактором миграцию общества и смену руководителя. Компания таким образом безуспешно пыталась избежать получения уведомлений и требований из налогового органа. Инспекция провела осмотр помещений по указанному в ЕГРЮЛ адресу, установила отсутствие в них проверяемого лица. Суд учел, что компания до этого была предупреждена о готовящейся налоговой проверке. Поэтому сделал вывод, что имела место попытка уклонения от налогового контроля.

Местонахождение по иному адресу, не указанному в ЕГРЮЛ, формально не является миграцией. Но, как и миграция, расценивается судами как способ уклонения от налогового контроля. Только путем выборочного получения корреспонденции, направляемой налоговым органом по почте. К такому выводу пришел, в частности, ФАС Московского округа в постановлении от  29.07.14 №  Ф05-7868/14.

На практике компании достаточно часто применяют такой способ защиты от налоговых проверок. Но скрыться от налоговой проверки это обычно не помогает. Максимум удается ее немного отсрочить на время приостановки. Чтобы снизить неблагоприятные последствия, можно подготовить доказательства того, что у миграции была деловая цель. Например, компания переехала ближе к поставщикам или покупателям. Или же не смогла продлить договор аренды. Истечением срока полномочий можно объяснить смену руководства. При этом желательно, чтобы из документов было очевидно, что такие обстоятельства возникли не после того, как компания узнала о назначении налоговой проверки.

Предприниматель изменил регистрацию места жительства в периоде проведения выездной налоговой проверки. Налоговый орган счел, что это воспрепятствование налоговому контролю. Восьмой ААС (постановление от  30.05.13 №  А81-4959/2012) не согласился с этим. Суд принял довод предпринимателя о том, что смена регистрации обусловлена расширением деятельности. В новом месте находился рынок сельскохозяйственной продукции. Налоговый орган этот факт не оспорил. Материалы дела подтверждали, что предпринимательская деятельность физлицом не прекращена.

Компания может не мигрировать, находиться по указанному в ЕГРЮЛ адресу. И при этом в акте появится запись о противодействии налоговой проверке. Это вероятно, если его окажут должностные лица и сотрудники. Например, в случае неявки для допроса или отказа от дачи показаний (ст. 90 НК РФ). Именно так расценил действия руководителя компании ФАС Западно-Сибирского округа (постановление от  30.05.14 №  А03-2937/2013). И действия работников общества АС  Северо-Кавказского округа (постановление от  06.02.15 № Ф08-10641/2014).

Отметим, что в случае дачи показаний работники и должностные лица могут сослаться на статью 51Конституции РФ. Согласно этой норме, никто не обязан свидетельствовать против себя. Но эта ссылка возможна, только если на сам допрос работник явится. Такой отказ нельзя считать противодействием налоговой проверке (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от  22.11.12 №  А46-10644/2012).

Исчезновение документов при налоговой проверке объяснять нужно реальными фактами

Но чаще противодействие проявляется в более обыденных нарушениях. Например, как непредставление или несвоевременное представление документов. Бывает, что при проведении налоговой проверки компания даже не объясняет причины этого. Соответственно, решение суда основывается и на том, что компания препятствовала проведению налогового контроля (постановления АС Поволжского от  29.01.15 №  Ф06-4489/2013, Ф06-19054/2013,Уральского от  22.05.15 №  Ф09-1367/15 округов).

Подчас налоговики пытаются «подставить» компанию под такое нарушение. Ведь это позволяет не только начислить штраф, но и дискредитировать компанию в суде.

По одному из таких дел принял решение АС  Северо-Западного округа (постановление от  02.06.15 № А13-5629/2014). Интересна линия защиты налогоплательщика. Банк подсчитал, что истребованные копии документов представляют собой более 6 млн листов. Для их изготовления понадобилось бы 100 печатающих устройств в течение более двух месяцев при их максимальной загрузке. По подсчетам банка, затраты в сумме составили бы более 3,2 млн рублей. И это без учета затрат, связанных с ремонтом и заменой печатающих устройств, расходов на доставку копий, двойной оплатой труда сотрудников, привлекаемых к работе сверхурочно и в выходные дни. Вес документов составил бы 30 тонн. Для их доставки в налоговую инспекцию понадобилось бы 20 автомобилей марки «Газель». При этом все было бы бесполезно. Налоговую проверку проводили всего четыре инспектора. Если бы каждый читал в час по 100 страниц, то на изучение всех представленных документов потребовалось бы 7,5 года. Естественно, суд счел аргументы банка заслуживающими внимания.

Но не всегда требования налоговиков столь абсурдны. Тогда налогоплательщики пытаются обосновать невозможность представления документов иными способами. Документы тонут, горят, выцветают. Примет или нет суд подобные объяснения, зависит от множества причин. В частности, от того, сможет ли компания представить убедительные доказательства факта, на который ссылается. А также от того, когда они появятся в деле.

Например, при налоговой проверке компания не заявила инспекции о факте затопления документов и никак не объяснила их отсутствие. Инспекция не смогла удостовериться в затоплении, которое, со слов компании, имело место в период проверки. Правда, компания представила соответствующий акт. Но коммунальные службы, ОВД к осмотру места затопления и составлению акта не привлекались. К тому же в акте не было указано, какие именно документы оказались уничтожены. Итог — Восемнадцатый ААС поддержал налоговиков (постановление от  02.09.15 №  18АП-9595/2015).

Стоит отметить, что налоговый орган постарается всесторонне проверить факт происшествия, в результате которого исчезли документы. Даже если оно имело место за пределами срока проверки. Так, в деле, рассмотренном ФАС Московского округа (постановление от  26.09.11 №  А40-151887/ 10-90-904), компания пояснила, что из-за недостатка места для хранения документов перевезла их на дачу директора. Дача сгорела из-за пожара на соседнем участке еще до начала проверки. Компания представила соответствующее подтверждение, включая справку Отдела государственного пожарного надзора. Инспекция перепроверила этот факт, сделав еще один запрос в это ведомство. Но кроме того, инспекторы съездили на осмотр места пожара сами, сделали фотографии. Несмотря на это, остались сомнения в том, что сгорели именно те документы, которые были затребованы. И неизвестно, к какому решению пришел бы суд, если бы инспекторы сами не допустили нарушение положений статьи 92 НК РФ — не составили протокол осмотра.

В другом случае у инспекции и суда не было претензий к акту об уничтожении документов. Но он был составлен спустя три месяца после начала проверки и два месяца после получения компанией требования о представлении документов по контрагенту. Поэтому причину уничтожения — истечение срока хранения документов — инспекция и суд сочли неубедительной. По их мнению, у компании было достаточно времени для представления документов до наступления этого срока (постановление Седьмого ААС от 24.06.15 №  А67-85/2015).

Чаще всего утраченные документы могут быть восстановлены. И если компания этого не сделала, придется объяснить почему. Но даже в случае признания судом указанной причины уважительной это не спасет от доначислений. Так, ФАС Восточно-Сибирского округа учел, что уничтожение документов было обусловлено объективно веской причиной — заражением ртутью. Но налогоплательщик не пытался их восстановить. И суд признал правомерным доначисление налогов расчетным методом (постановление от  28.10.09 №  А69-1534/08).

Закрытая дверь при налоговой проверке: препятствие или нет?

Противодействием налоговики могут посчитать ограничение доступа на территорию компании для проведения осмотра (ст. 92 НК РФ) при налоговой проверке. Однако суды не всегда поддерживают подобные обвинения. Показательно дело, рассмотренное ФАС Северо-Западного округа (постановление от  29.01.14 № А56-32593/2013). Инспекторы пришли с двумя понятыми, но дверь в помещение компании была закрыта. Представителей компании найти не удалось. Это сочли воспрепятствованием, о чем и составили акт. Причем инспекция в суде настаивала, что подобное противодействие означает воспрепятствование проведению выездной налоговой проверки в целом.

Суд не согласился с этими доводами сразу по нескольким основаниям. Во-первых, он отметил, что положения пункта 3 статьи 91 НК РФ указывают на воспрепятствование доступу должностных лиц именно на территорию проверяемой организации. Это не означает воспрепятствование проведению налоговой проверки в целом.

Во-вторых, представителя компании не было при проведении осмотра. Таким образом, он не мог отказать — воспрепятствовать — доступу в помещение.

В-третьих, на акте о воспрепятствовании доступу не было подписи проверяемого лица. В случае отказа проверяемого лица подписать акт в нем делается соответствующая запись. Но оспариваемый акт не содержал фамилии, должностного положения лица, воспрепятствовавшего доступу и отказавшегося подписывать акт. А значит, он составлен с нарушением положений названной статьи.

К тому же суд сослался на рекомендации, содержащиеся в письме ФНС России от  25.07.13 №  АС-4-2/13622. Руководитель проверяющей группы согласовывает с проверяемым лицом вопросы организационного характера (п. 2.3 письма). Среди таких вопросов — предоставление проверяющим помещения, определение графика работы. Доказательств проведения таких мероприятий организационного характера инспекция не представила. Исходя из этих доводов суд сделал вывод, что воспрепятствования не было. Ни в отношении налоговой проверки в целом, ни в отношении допуска.

ФАС Поволжского округа также не признал факт воспрепятствования допуску должностных лиц инспекции на проверяемую территорию, но уже по другой причине. Налоговый орган производил осмотр всех помещений компании, что подтверждал акт. Запертой оказалась только дверь кабинета директора. Данный факт, по мнению суда, не может быть расценен как противодействие налоговому контролю (постановление от  12.12.12 №  А12-3816/2012).

Воспрепятствование налоговой проверке — это повод для привлечения ОВД. Но не всегда налоговые органы считают нужным идти на это. В деле, рассмотренном ФАС Западно-Сибирского округа (постановление от  30.09.11 № А70-9334/2010), также был составлен акт о воспрепятствовании. Налогоплательщик не допустил проверяющих в помещение, в котором хранились документы. Свои действия он аргументировал отсутствием ключей. На основании акта инспекция по имеющимся у нее данным рассчитала сумму налога к уплате. Оспорить ее компании не удалось.

Аналогичное решение налоговики приняли в другом деле. Охрана не пропустила должностных лиц налогового органа, пришедших проводить осмотр территории налогоплательщика. Составив соответствующий акт, налоговики удалились и доначислили налоги расчетным методом. Одиннадцатый ААС признал доначисления обоснованными (постановление от  14.02.14 №  А65-16989/2013). И поскольку противодействие подтверждало вину компании, ей начислили штраф в размере 40 процентов от неуплаченной суммы налога.

 

Встречаются и экзотические способы противодействия. Например, компания представила для судебной экспертизы оригинал договора, заламинировав его. Ни в таком виде, ни разламинировав его, договор невозможно было проверить на давность изготовления, установить его подлинность. Суд расценил действия компании как направленные на воспрепятствование в проведении судебной экспертизы в налоговом споре (постановление ФАС Поволжского округа от  08.10.13 №  А57-2496/2012). Правда, для компании это обернулось лишь невозможностью опровергнуть доводы налогового органа. Договор из числа доказательств, представленных компанией, суд исключил.

Зарегистрируйтесь и продолжите читать статью! Это БЕСПЛАТНО и займет всего одну минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пожалуйста, проверьте почту
Ввести
Я тут впервые
Регистрация займет
не больше минуты!
Введите логин
Неверный логин или пароль
Неверный логин или пароль
Введите пароль

 

Слово редактора

Евгений Тимин
главный редактор
glred@nalogplan.ru
Маркетологи очень хотят, чтобы я в этой редакционной колонке на пальцах доказал вам, что необходимо продлить подписку на 2017 год. Иначе… иначе… конец света! А я вот, напротив, думаю, что переподписываться на журнал не стоит.

Подумаешь! Не продлили вы подписку. Стали узнавать о налоговых угрозах с опозданием. Из-за этого совершили ошибку. Она обернулась многомиллионными доначислениями. Против директора и главбуха возбудили уголовное дело. Им дали условный срок. Ничего страшного!

Читать далее >>

Подписка

Сервисы