Журнал о том, как безопасно сэкономить на налогах

Как сотрудникам компании имеет смысл защищаться на допросах

28 апреля 2015   871  

Как отказаться давать показания в ходе допроса

Какие ответы сотрудника усугубят подозрения налоговиков

В каких случаях имеет смысл ответить на вопросы налоговиков

В соответствии со статьей 90 НК РФ при проведении мероприятий налогового контроля в качестве свидетеля для дачи показаний может быть вызвано любое физическое лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для осуществления налогового контроля. Конечно, проще всего на неприятные вопросы налоговиков отвечать «не помню» или «не знаю». Однако это не всегда возможно и желательно для самого налогоплательщика. Приходится говорить что-то и по существу.

Но к свидетелю, который дает показания, налоговики начинают применять определенные технологии. Они помогают им получить как можно больше информации, разоблачить ложь и подвигнуть собеседника на максимальную откровенность. Неподготовленному человеку противостоять давлению специалиста достаточно тяжело. Поэтому важно понимать, когда ответы сотрудника на допросе по существу задаваемых вопросов во благо компании, а когда они только ухудшают положение.

Что важно знать о допросах налоговых органов

Важно понимать, что не всякая беседа с налоговиком является допросом. Если обобщить нормы налогового и уголовно-процессуального законодательства, то можно сказать, что допросами являются официальные действия уполномоченного лица, фиксируемые на материальных носителях и по возможности подтверждаемые показаниями понятых либо адвоката. Такое определение следует из положений пункта 1 статьи 90 НК РФ, регламентирующего порядок проведения выездных проверок, где сказано о том, что показания свидетеля заносятся в протокол.

Таким образом, если ведется протокол — это допрос. Если же он не ведется, разговор с проверяющими является всего лишь предварительным опросом или беседой. Допрос, в отличие от опроса, обязывает допрашиваемое лицо отвечать на вопросы. За отказ отвечать предусмотрен штраф по статье 128 НК РФ в размере 3 тыс. рублей. Много это или мало — решать самому налогоплательщику.

А вот за отказ от участия в опросе иди беседе с инспектором ответственности нет никакой. И при отсутствии протокола опрашиваемое лицо безнаказанно может отказаться отвечать на вопросы.

Это возможно и при допросе. Любому сотруднику компании стоит помнить, что в статье 51 Конституции РФ прямо прописано, что никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников. На основании этой статьи любой (даже рядовой) сотрудник компании может отказаться от дачи свидетельских показаний, заявив, что вопросы о деятельности компании напрямую касаются его самого, поскольку он в ней работает и получает зарплату. Поэтому возможные негативные последствия для компании могут ухудшить его собственное материальное положение. Более того, если человеку, которого допрашивали налоговики, не разъяснили данные положения Конституции (о чем должна быть пометка в протоколе), суд должен отказаться принимать такие полученные с нарушением закона показания к рассмотрению. Однако на практике это правило срабатывает не всегда. Вероятно, судьи считают, что положения Конституции — это аксиома, которую нельзя не знать.

Полезно помнить, что некоторых людей вообще запрещено допрашивать в качестве свидетеля (п. 2 ст. 90 НКРФ). Это несовершеннолетние и недееспособные граждане. Лица, которые обладают информацией, полученной в связи с исполнением ими своих профессиональных обязанностей, и подобные сведения относятся к профессиональной тайне (адвокат, аудитор).

Бывает, что налоговики пытаются давить на свидетеля, упоминая об ответственности по статье 308 Уголовного кодекса, согласно которой отказ свидетеля или потерпевшего от дачи показаний в ходе проверки считается преступлением. Однако это неправда. По делу о налоговом правонарушении за отказ от дачи показаний уголовная или административная ответственность не предусмотрена.

В повестку о вызове свидетеля на допрос включаются сведения о том, когда, где и для чего вызывается свидетель. Однако в этом документе приводятся достаточно общие формулировки, которые исключают возможность хорошо подготовиться к допросу. Неявка на допрос по повестке влечет за собой взыскание штрафа в размере 1 тыс. рублей (ст. 128 НКРФ).

Конечно, эта сумма вряд ли кому-то покажется страшной, однако налоговики в случае неявки свидетелей на допрос (прежде всего это касается учредителей и руководителей компании) могут направить запросы в правоохранительные органы о розыске и принудительном приводе указанных лиц (см., например, решение Арбитражного суда г.Москвы от12.02.15 №А40-185943/14-115-1032). Что намного неприятнее штрафа.

В допросе чаще всего участвуют только должностное лицо, которое его производит, и сам свидетель. Однако не исключается участие в допросах переводчиков, специалистов (ст. 96, 97 НК РФ).

Обратите внимание, что присутствие представителя компании при допросе не предусмотрено, однако свидетель вправе прийти на допрос со своим представителем по нотариальной доверенности (ст. 29 НКРФ).

Несмотря на это, желательно, чтобы свидетель пришел на допрос уже подготовленным. Для этого руководству компании необходимо с ним встретиться и проговорить все возможные интересующие налоговые органы вопросы.

Следует отметить, что допросы проводят не только налоговики, но и правоохранительные органы. Протоколы допросов руководителей компании, проведенные сотрудниками правоохранительных органов, могут ложиться в основание доказательств налоговиков и помогают выиграть спор (решение Арбитражного суда Кемеровской области от 16.01.15 № А27-20001/2014).

При чтении протокола, до того как поставить подпись, что со всем согласен, свидетель вправе сделать свои замечания по правильности и полноте отраженных сведений, процедуре проведения допроса и т. д. Поэтому ему стоит предварительно прочитать содержание вопросов и ответов и выявить ошибки. Проверьте, чтобы не было пустых строчек, если есть — поставьте прочерк. После этого можно ставить подписи.

К показаниям руководителей суд относится критически

Свидетельские показания сами по себе не могут являться единственным и безусловным доказательством в деле о налоговом правонарушении. Они подлежат оценке в совокупности с другими собранными инспекторами подтверждениями налогового правонарушения (постановления Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от22.01.15 №18АП-15113/2014 и от16.12.14 №18АП-13536/2014).

Ярким примером является принятие судом показаний руководителя проверяемой организации, заведомо заинтересованного в результатах налоговой проверки. Если его показания подтверждают другие свидетели и эксперты, то суд относится к ним с доверием (постановления Восьмого арбитражного апелляционного суда от19.02.15 №А46-11832/2014, Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от07.02.15 №15АП-22648/2014). В иных же случаях чаще всего показания руководителя организации воспринимаются критически (постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от22.01.15 №18АП-15113/2014). Так как руководители (учредители) не заинтересованы в раскрытии объективной информации о финансово-хозяйственной деятельности (постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от18.12.14 №18АП-13451/2014).

Критика показаний руководителей судами объяснима. В ряде случаев налоговики успешно доказывают, что руководители компании дают ложные, противоречивые показания и намеренно пытаются ввести суд в заблуждение (решение Арбитражного суда г.Москвы от10.02.15 №А40-190619/14, постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от23.12.14 №А76-3341/2013).

Таким образом, руководителю компании имеет смысл либо давать правдивые или полуправдивые показания в ходе допроса, либо вообще отказаться от дачи показаний со ссылкой на статью 51 Конституции РФ. Так как суд в любом случае отнесется к результатам допроса руководителя с недоверием.

Следует отметить, что все более распространенной практикой становятся допросы родственников руководства компании. При этом допрашиваемые родственники часто забывают о вышеупомянутом законном праве не отвечать на вопросы (ст. 51 Конституции РФ). А налоговики намеренно не напоминают им об этом (решение Арбитражного суда Республики Башкортостан от 24.02.15 № А07-9096/2014).

Впрочем, показания родственников суды часто не принимают и по другим причинам. Судьи отмечают, что руководители юридических лиц являются совершеннолетними, дееспособными, проживающими отдельно от родственников. Следовательно, родственники не могут в категоричной форме судить о предпринимательской или управленческой деятельности руководителя компании (постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от18.12.14 №18АП-13451/2014).

Примеры неосмотрительных ответов на вопросы проверяющих

Стоит привести типичные примеры того, как отвечать на вопросы налоговиков нецелесообразно. Как правило, это такие ответы, которые явно идут вразрез с документально подтвержденными сведениями, дают проверяющим избыточную информацию, основанную не на фактах, а на домыслах человека.

Любой допрос, даже если человек ни в чем не виноват, — это серьезный стресс для него. А в стрессе ответы могут быть не совсем адекватными. Чаще всего это выражается в том, что свидетель, стараясь выглядеть максимально открыто, дает предположительные ответы на вопросы, в которых мало разбирается, но при этом ответы звучат как утвердительные. Он подспудно боится сказать «я об этом ничего не знаю» или «я в этом не разбираюсь».

Например, из свидетельских показаний следует, что допрашиваемый не может пояснить цель получения компанией кредита. По его личному мнению, он был не нужен и был взят под давлением управляющей компании. Также свидетель указывает, что не располагает сведениями о целях использования кредита. Подчеркивая, что в финансово-хозяйственной деятельности компании он не использовался (решение Арбитражного суда г.Москвы от26.11.14 №А40-133862/14). Очевидно, что такому свидетелю стоило бы оставить свои размышления, не подтвержденные документами, при себе.

Другой пример. Сотрудника командировали для осмотра оборудования и проведения переговоров о его покупке. Покупка не состоялась. В ходе допроса свидетель утверждает, что, отправляясь в командировку, он не знал, имеется ли в наличии у контрагента искомое оборудование (постановление Арбитражного суда Ростовской области от 03.02.15 № А53-20698/14). Зачем это говорить?

Есть случаи, когда налоговики ловят свидетелей на несоответствиях. Например, единственным учредителем и директором компании являлся гражданин А. На допросе он объявил себя «номинальным», указав, все дела компании вел по доверенности гражданин Б. В свою очередь, гражданин Б, подтверждая, что является фактическим руководителем компании, не смог пояснить, почему некоторые договоры компании подписывал все-таки не он, а гражданин А. В данном случае свидетелям стоило бы согласовать свои показания или вообще отказаться их давать.

В ответах на вопросы стоит отталкиваться от своей компетенции

Впрочем, несмотря на то, что любой сотрудник компании всегда имеет законное право отказаться давать показания, стоит подходить к реализации этого права разумно. Ведь в ряде случаев именно показания сотрудников компании могут стать решающим доводом, который поможет определить исход битвы с налоговиками.

Однако при ответах на задаваемые вопросы в ходе допроса сотруднику стоит отталкиваться от своей компетенции. То есть рассуждать только о том, что входит в его служебные обязанности. Очертить круг собственных профессиональных обязанностей работнику лучше ссылкой на должностную инструкцию или трудовой договор.

К примеру, в постановлении Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от18.12.14 №18АП-13451/2014 отмечено, что проведенные в рамках проверки допросы сотрудников, ответственных за организацию работы с контрагентами, не могут быть приняты в качестве доказательств, опровергающих вывод о соблюдении обществом должной осмотрительности. Так как указанные лица в силу своих должностных обязанностей не должны были проверять полномочия лиц, доставлявших продукцию, либо проверять правоспособность контрагентов.

При этом всегда есть смысл подтверждать свои слова ссылкой на документы. Например, «реальность взаимоотношений с контрагентом подтверждена счетами-фактурами, актами о приемке выполненных работ, путевыми листами».

Если налоговик задает вопросы, не связанные с компетенцией сотрудника, последнему не стоит делиться своими размышлениями и предположениями. Лучше ответить, например, «я с данными контрагентами непосредственно не общалась, но кто-то из сотрудников с ними контактировал, однако кто конкретно, вспомнить не могу». В крайнем случае можно высказать свое предположение о том, кто из сотрудников может знать интересующую налоговиков информацию.

В любом случае всегда стоит при ответах на вопросы подчеркивать осмотрительность компании при выборе контрагентов. Например, если имеются сведения проверки контрагента на сайте ФНС России и сделана распечатка, то лучше говорить, что «нашей компанией проявлена осмотрительность при выборе контрагента, что подтверждается распечаткой сайта ФНС России. Договоры заключены после проверки соответствующего контрагента».

В любом случае руководству компании стоит тщательно, возможно совместно с адвокатами, продумать сценарий ответов на вопросы налоговиков. На практике неправильно выбранный сценарий сыграет в суде против налогоплательщика.

Например, в деле, рассмотренном в решении Арбитражного суда Ростовской области от 03.02.15 № А53-20698/2014, налоговики получили свидетельские показания, что директор фактически не участвовал в выборе контрагента, согласование условий договора происходило по телефону с директором контрагента. Его полномочия сотрудники компании проверить не имели возможности. Взаимоотношения по передаче текста договора происходили с неустановленным лицом. В результате суд счел, что заключение такого договора носило формальный характер и было совершено в условиях, далеких от обычаев делового оборота.

Но многое зависит и от позиции конкретного судьи. Так, при практически тех же исходных условиях Арбитражный суд Республики Башкортостан в решении от 24.02.15 № А07-9096/2014 встал на сторону компании. Заметив, что обычаями делового оборота не предусмотрено заключение договоров и их исполнение в присутствии руководителей обоих контрагентов. Достаточным является обмен экземплярами документов почтой или через представителя (курьера).

Впрочем, не всегда критично, если не все ответы на вопросы правильно выстроены или есть противоречия. Налоговики в ходе допроса выделяют только те ответы, которые необходимы для подтверждения их собственной позиции. Тогда как суд часто читает и между строк. Например, налоговики ссылаются на то, что свидетель в ходе допроса подтвердил, что является учредителем и руководителем компании. Получал заработную плату, но деятельностью не занимался, поэтому никакой информацией не владеет (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от15.12.14 №09АП-50182/2014).

Однако суд отметил, что в этом же протоколе допроса имеется ответ на другой вопрос, где этот же свидетель признает, что осуществлял финансово-хозяйственную деятельность совместно с двумя другими лицами, одному из которых выдал генеральную доверенность. Более того, свидетель признал, что подписывал документы, и смог перечислить поименно сотрудников компании и их компетенции. Все сыграло в пользу компании. В таких условиях суд может заявить о предвзятом отношении налоговиков к проведению допроса (решение Арбитражного суда Республики Башкортостан от 24.02.15 № А07-9096/2014).

Неудачные показания можно попытаться скорректировать

Неудачные показания сотрудников на первом допросе вполне можно попытаться скорректировать на последующих. К примеру, сотрудник на первом допросе назвал конкретного водителя и определенный автомобиль, перевозивший товар. Однако налоговикам удалось выяснить, что водитель отрицает перевозку. А грузоподъемность машины не позволяет перевезти указанный объем.

На повторном допросе сотрудник указывает, что водитель назван ошибочно, а перевозку осуществляла некая транспортная компания. Но подтверждающие документы в данный момент отсутствуют, поскольку они переданы для исправления. И суд принимает такую корректировку (постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от27.12.14 №А27-16152/2014).

Другой пример. В ходе налоговой проверки инспекторы предъявили заявление учредителя и директора компании с просьбой все доверенности, выданные от его имени в отношении данной организации, в том числе нотариально заверенные, считать недействительными. А также приостановить и прекратить регистрацию организаций на его имя, не принимать налоговую и бухгалтерскую отчетность. Однако, когда этот человек был допрошен судом, с его слов выяснилось, что данное заявление он написал по настоятельной просьбе налогового инспектора (постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от16.12.14 №18АП-13536/2014).

Заместитель главного бухгалтера в ходе допроса показала, что новое юридическое лицо образовывалось после того, как объем выручки прежнего приблизился к лимиту для УСН. Но в дальнейшем она сослалась на то, что подписала протокол допроса, где стояли готовые ответы, не читая (постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от22.12.14 №А76-2972/2013).

Но таким методом не следует злоупотреблять, так зачастую суды критически относятся к резкому изменению свидетельских показаний. Иногда вместо изменения своих показаний свидетелю выгоднее сослаться на некорректность вопросов. Даже когда налоговики опрашивают сотрудника, обладающего нужной компетенцией в рассматриваемом вопросе, и он дает показания не в пользу компании, можно возразить, что эти показания не имеют отношения к компании или не относятся к спорному периоду. А недопонимание возникло из-за нечетких формулировок вопросов.

Если не в пользу компании оказались результаты допроса сторонних лиц, в первую очередь стоит проверить отсутствие процессуальных нарушений при проведении допроса. Проведен ли он в пределах сроков налоговой проверки, разъяснены ли допрашиваемому его права, предусмотренные Конституцией РФ и Налоговым кодексом РФ (должны быть две отдельные подписи). Также есть смысл внимательно прочитать вопросы и ответы, они не должны противоречить друг другу.

Адвокаты и нотариусы спешат на помощь

Иногда компании пытаются сами обеспечить себя нужными свидетельскими показаниями, прибегая к помощи нотариусов и адвокатов, выступающих в роли допрашивающих. Однако данная стратегия защиты не всегда эффективна, особенно при привлечении нотариуса.

Есть случаи, когда суд принимал нотариально заверенные показания сотрудника компании в качестве доказательств (постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от12.03.15 №А63-333/2013). Однако чаще суды выражают сомнения как по форме проведения таких допросов, так и по смыслу (постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от19.02.15 №А46-11832/2014, решение Арбитражного суда Ульяновской области от 02.03.15 № А72-13995/2014).

К допросам, проводимым адвокатами, суды более лояльны. Адвокат вправе опрашивать лиц, предположительно владеющих информацией, относящейся к делу, по которому он работает (подп. 2 п. 3 ст. 6 Федерального закона от31.05.02 №63-ФЗ). Поэтому компания может сама инициировать адвокатский запрос о проведении опроса гражданина (решение Арбитражного суда Республики Башкортостан от 24.02.15 № А07-9096/2014).

При даче показаний адвокату необходимо засвидетельствовать подлинность подписи в протоколе опроса гражданина у нотариуса. При ответах обязательно конкретизировать период взаимодействия с контрагентом и идентифицировать компании, о которых идет речь, указав их ИНН. Так как, скорее всего, налоговики будут перепроверять все показания, данные адвокату, в поисках противоречий (постановление Арбитражного суда Поволжского округа от05.03.15 №А72-4279/2014).

 

Оптимизация налоговых платежей через договор займа

заимодавец, применяющий УСН или кассовый метод Доходы в виде процентов не признаются, пока это обязательство не погашено Передача денежных средств по договору займа Уплата процентов при возврате займа заемщик, применяющий метод начисления Расходы в виде процентов ежемесячно уменьшают налоговую базу

 

 

Зарегистрируйтесь и продолжите читать статью! Это БЕСПЛАТНО и займет всего одну минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пожалуйста, проверьте почту
Ввести
Я тут впервые
Регистрация займет
не больше минуты!
Введите логин
Неверный логин или пароль
Неверный логин или пароль
Введите пароль

 

Слово редактора

Евгений Тимин
главный редактор
glred@nalogplan.ru
Маркетологи очень хотят, чтобы я в этой редакционной колонке на пальцах доказал вам, что необходимо продлить подписку на 2017 год. Иначе… иначе… конец света! А я вот, напротив, думаю, что переподписываться на журнал не стоит.

Подумаешь! Не продлили вы подписку. Стали узнавать о налоговых угрозах с опозданием. Из-за этого совершили ошибку. Она обернулась многомиллионными доначислениями. Против директора и главбуха возбудили уголовное дело. Им дали условный срок. Ничего страшного!

Читать далее >>

Подписка

Сервисы