Журнал о том, как безопасно сэкономить на налогах

Как использовать иностранную компанию для аутсорсинга и аутстаффинга

28 апреля 2015   559  

Как выбрать страну для регистрации дружественного аутсорсера

Преимущества использования иностранного аутстаффера

Как снизить риски при внедрении иностранного аутстаффинга

В настоящее время договоры предоставления (аренды) персонала широко используются на практике. Журнал «ПНП» уже не раз рассказывал о таких внутрироссийских схемах. Как правило, в этом случае отношения между компаниями оформляются договорами аутсорсинга или аутстаффинга. Несмотря на то что данные виды договоров не предусмотрены законодательством, юрлица свободны в заключении договора (ст. 421 ГКРФ). Поэтому к таким контрактам применяются положения, установленные для договора возмездного оказания услуг (ст. 779–783 ГКРФ). Рассмотрим, какие налоговые выгоды для российской компании может принести использование иностранного аутсорсера или аутстаффера.

Оказание услуг иностранным аутсорсером не облагается налогом на прибыль, а в некоторых случаях и НДС

При реализации аутсорсинговой схемы иностранная компания может оказывать российской компании широкий спектр услуг. Это, к примеру, консультационные, маркетинговые, рекламные, информационные и даже инжиниринговые услуги. Кроме того, в рамках аутсорсинга иностранный контрагент может оказывать услуги по подбору зарубежного персонала, по управлению транспортной логистикой и перевозками, услуги по проведению внутреннего аудита. А также услуги по размещению рекламных материалов на иностранных сайтах, по управлению зарубежным персоналом.

Российская компания, которая приобретает товары, работы, услуги у иностранных организаций, не состоящих на налоговом учете в России, признается налоговым агентом по НДС (п. 1 ст. 161 НКРФ). Конечно, если при этом местом реализации товаров (работ, услуг) является территория России (ст. 147, 148 НК РФ). Причем российская компания вправе принять к вычету всю сумму удержанного и перечисленного в бюджет НДС (абз. 3 п. 3 ст. 171 НКРФ).

Однако Минфин России считает, что при оказании иностранным контрагентом некоторых услуг у российской организации не возникает обязанности по уплате НДС в качестве налогового агента. К таким услугам относятся, в частности:

  • бронирование гостиничных номеров через интернет-сайт, принадлежащий иностранной организации (письмо от24.04.12 №03-07-08/116);
  • тестирование и сертификация программного обеспечения (письмо от21.12.09 №03-07-08/257);
  • хранение информации на серверах, находящихся за пределами РФ (письмо от25.04.14 №03-07-РЗ/19611);
  • услуги по регистрации товарного знака, а также патентные услуги (письмо от24.04.12 №03-07-08/117).

По мнению финансового ведомства, указанные услуги, оказываемые налогоплательщику иностранной организацией, не осуществляющей деятельность в РФ, не поименованы в пункте 1 статьи 148 НК РФ. Поэтому местом их реализации территория России не признается.

Доход иностранной организации от оказания услуг по договору аутсорсинга не будет признаваться объектом обложения по налогу на прибыль и не будет облагаться налогом у источника выплаты (п. 2 ст. 309 НКРФ), поскольку контрагент может оказывать такие услуги без создания обособленного подразделения в России. Сам факт оказания услуг по договору аутсорсинга не приводит к образованию постоянного представительства в РФ (ст. 306 НКРФ).

Для снижения налоговых рисков аутсорсер должен вести реальный бизнес за границей

Аутсорсинговая схема с использованием иностранной компании позволяет российской организации уменьшить налогооблагаемую прибыль на суммы, связанные с оплатой услуг аутсорсера, на основании подпункта 19 пункта 1 статьи 264 НК РФ. При этом главное, чтобы привлечение иностранного контрагента было вызвано объективными причинами (п. 1 ст. 252 НКРФ). Например, было связано с нехваткой штатных работников (письмо Минфина России от02.08.11 №03-03-06/1/444). Причем суды позволяют учитывать расходы на оплату услуг по договору аутсорсинга даже при наличии в штате компании сотрудников с аналогичными функциями (постановления федеральных арбитражных судов Московского от09.11.12 №А40-14280/12-107-69, Поволжского от16.03.11 №А65-10683/2010 округов).

Однако стоит тщательно подходить к выбору юрисдикции, в которой будет зарегистрирован дружественный аутсорсер. Учесть, в частности, жесткость налогового администрирования, ставку налога на доходы физлиц, общий настрой местных властей по отношению к российскому бизнесу, правила валютного регулирования, размер расходов на оплату труда сотрудников, уровень социальных выплат, правила ведения учета и составления отчетности.

В связи с введением понятий контролируемых иностранных компаний (КИК) и контролирующих лиц (гл.3.4 НКРФ) российским бенефициарам приходится более тщательно относиться к построению реального бизнеса за границей. Так, для снижения налоговых рисков иностранный аутсорсер должен иметь по месту своего налогового резидентства специалистов, осуществляющих оказание услуг, а также полностью оборудованный для исполнения этих услуг офис. Кроме того, эффективное и самостоятельное управление иностранной компанией должно осуществляться именно в стране ее регистрации.

Часть своих функций иностранный аутсорсер также может передать на аутсорсинг. Наиболее привлекательным с экономической точки зрения является создание аутсорсинговых структур в крупных международных холдингах. Например, отдельные иностранные организации могут оказывать услуги call-центра для других участников группы. Эти вспомогательные компании выгодно регистрировать в государствах с традиционно низким уровнем оплаты труда. Инжиниринговые центры целесообразно создавать в иностранных государствах с большим наличием квалифицированных специалистов соответствующего профиля. При этом выгоды становятся еще более очевидными, если налоговые системы этих стран мягче российской.

При выборе юрисдикции аутсорсера стоит помнить о правилах КИК

Если дружественный иностранный аутсорсер создан в «правильной» юрисдикции, то при подготовке финансовой отчетности для российских налоговых органов компании не придется учитывать некоторые особенности российского налогового законодательства. Это, в частности, ограничения, связанные с учетом представительских расходов и затрат на рекламу (п. 2 и 4 ст. 264 НК РФ). Главное, чтобы финансовая отчетность подлежала обязательному аудиту в соответствии с личным законом иностранной компании и постоянным местонахождением КИК являлось государство, с которым Россия заключила соглашение об избежании двойного налогообложения. При предоставлении отчета аудитора никто не будет сомневаться в справедливости расчета прибыли КИК, значит, налоговые риски для российских бенефициаров будут минимальными.

В противном случае прибыль надо рассчитывать с учетом российских правил. И она может оказаться существенно больше той разницы, что на самом деле осталась в компании после затрат, произведенных организацией, но не разрешенных к вычету из-за российских ограничений. И с нераспределенной прибыли этой КИК при превышении значений, установленных пунктом 7 статьи 25.15 НК РФ, придется заплатить российский налог. Кроме того, в подпункте 10 пункта 4 статьи 309.1 НК РФ прямо указано, что при определении прибыли КИК учитываются доходы от оказания консультационных, юридических, бухгалтерских, аудиторских, инжиниринговых, рекламных, маркетинговых услуг. А также от оказания услуг по обработке информации и от проведения НИОКР.

Получается, что в этой норме перечислена большая часть услуг, которые могут осуществляться в рамках договора аутсорсинга. Даже если иностранная компания будет оказывать услуги, не перечисленные выше, то есть риск, что они подпадут под действие подпункта 12 пункта 4 статьи 309.1 НК РФ. Там сказано, что при определении прибыли КИК учитываются и иные доходы, аналогичные доходам, указанным в подпунктах 1–11 пункта 4 статьи 309.1 НК РФ.

Иностранной КИК придется заплатить налог на прибыль с нераспределенной прибыли и в том случае, если она предоставляет персонал в рамках договора аутстаффинга. Поскольку в подпункте 11 пункта 4 статьи 309.1 НК РФ указано, что при определении прибыли КИК учитываются доходы от услуг по предоставлению персонала.

Однако с той прибыли, что КИК распределяет российскому акционеру в качестве дивидендов, дополнительно налог на прибыль платить не нужно. Если же с какой-то суммы прибыли дивиденды не распределяются, то российский налог на прибыль можно уменьшить на сумму налога, уплаченную в иностранном государстве (п. 3 ст. 311 НКРФ). Например, на Кипре ставка корпоративного налога составляет 12,5 процента.

Учитывая правила КИК, российским собственникам нет особого смысла создавать компании, задействованные в сценариях с аутсорсингом, в офшорных (безналоговых) юрисдикциях. С точки зрения налогового планирования оптимальным набором требований к юрисдикции можно считать наличие ставки налога на прибыль в иностранном государстве в пределах 13 процентов, международного соглашения с Россией об избежании двойного налогообложения, а также требований, связанных с проведением обязательного аудита финансовой отчетности.

Отсутствие юрисдикции в «черном» списке офшоров Минфина России (приказ от13.11.07 №108н) также является важным критерием при выборе страны регистрации иностранной компании. Если же структура владения иностранной компанией организована так, что за ней не видно российское контролирующее лицо (п. 3 ст. 25.13 НКРФ), то с точки зрения налогового планирования более интересными могут быть компании, функционирующие в странах с нулевым налогообложением (например, ОАЭ, Барбадос).

С 2016 года иностранный аутстаффинг смогут применять только аффилированные компании

Напомним, что аутстаффинг предполагает оказание услуг в форме предоставления в распоряжение заказчика персонала, не вступающего с ним напрямую в какие-либогражданско-правовые или трудовые отношения. При этом персонал оказывает от имени исполнителя определенные услуги (выполняет работы) по местонахождению заказчика.

Как правило, в условиях кризиса популярность аутстаффинговых схем возрастает, поэтому, казалось бы, именно сейчас аренда персонала должна быть на подъеме. Но с 2016 года вступает в действие Федеральный закон от05.05.14 №116-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ» (далее — Закон № 116-ФЗ), который вводит определенные ограничения по предоставлению персонала третьим лицам. Изменения внесены, в частности, в Закон РФот19.04.91 №1032–1 «О занятости населения» и в Трудовой кодекс. Эти поправки устанавливают порядок осуществления деятельности по предоставлению труда работников, в том числе иностранными организациями. И правовое регулирование трудовых отношений в рамках такой деятельности (гл.53.1 ТК РФ в редакции 2016 года). Так, в статье 56.1 ТК РФ в редакции 2016 года указано, что «заемный труд запрещен».

Согласно внесенным поправкам, иностранные юрлица и их аффилированные лица (за исключением физлиц) вправе осуществлять деятельность по предоставлению персонала (ст. 18.1 Закона РФ от 19.04.91 № 1032–1 в редакции 2016 года). Но только в случае, если работники с их согласия направляются временно к российскому юрлицу. Однако в Законе №116-ФЗ не указано, какой срок считается «временным». Иностранный аутстаффер вправе вести деятельность по предоставлению персонала, если зарегистрирует в России дочернюю компанию или приобретет часть ее акций в количестве, достаточном для того, чтобы иностранная и российская организации признавались аффилированными. Либо если заключит с российской компанией акционерное соглашение в отношении акций совместного российского предприятия.

Получается, что с 2016 года иностранная компания может предоставить персонал российской организации, только если между ними существует прямая аффилированность или если они связаны акционерным соглашением. В ином случае компания может замаскировать аутстаффинг под аутсорсинг и избежать ограничений, установленных в Законе №116-ФЗ *.

* Подробнее об этом читайте в статье «Запрет заемного труда обходится заменой аутстаффинга нааутсорсинг» в «ПНП» № 12, 2014.

Иностранный аутстаффер может не платить налог на прибыль

Направление иностранной организацией своих работников для работы на территории РФ по договору о предоставлении персонала не может рассматриваться как факт, приводящий к образованию постоянного представительства, если такие работники действуют исключительно от имени и в интересах организации, в которую они были направлены (п. 7 ст. 306 НК РФ в редакции 2016 года). При этом главное, чтобы иностранная компания оказывала услуги не силами обособленного подразделения, находящегося на территории РФ. В этом случае у аутстаффера не возникает обязанности по уплате налога на прибыль (письмо Минфина России от19.08.05 №03-08-05). Потому как в пункте 2 статьи 309 НК РФ указано, что доходы, полученные иностранной организацией от оказания услуг на территории РФ, не приводящие к образованию постоянного представительства, не подлежат обложению налогом на прибыль у источника выплаты.

Минфин России еще много лет назад разъяснял, что предоставление иностранной организацией персонала не имеет признаков постоянного представительства при соблюдении определенных условий (письмо от01.12.06 №03-08-05). А именно: иностранная организация не принимает на себя обязательства по оказанию иных услуг, кроме направления в Россию специалистов требуемой квалификации. При этом иностранная компания не несет ответственности за своевременность и качество работы, выполняемой специалистами, а сами сотрудники остаются в штате аутстаффера. Причем документами, подтверждающими факт оказания услуг, являются акты или иные документы о предоставлении персонала (но не акты об оказании иных услуг). А также счета на оплату, предусматривающие компенсацию расходов, связанных с деятельностью этих сотрудников.

При решении вопроса об образовании постоянного представительства чиновники применили уже не действующие рекомендации, утвержденные приказом МНС России от 28.03.03 № БГ-3-23/150 (документ утратил силу в связи с изданием приказа ФНС России от19.12.12 №ММВ-7-3/980@). Однако можно утверждать, что по сути эти рекомендации актуальны и в настоящий момент.

У бенефициаров может возникнуть резонный вопрос о том, нужно ли платить налог на прибыль, если заказчику предоставлены российские граждане, а не иностранцы (резиденты или нерезиденты). Налоговый кодекс не ставит возникновение обязанности по уплате налога на прибыль в зависимость от указанных выше критериев. Следовательно, персонал может быть любым, в том числе и постоянно проживающим на соседней от заказчика улице.

Затраты, связанные с оплатой услуг по договору аутстаффинга, включаются в состав прочих расходов, связанных с производством и реализацией, на основании подпункта 19 пункта 1 статьи 264 НК РФ. Как и в случае с аутсорсингом, НДС, уплаченный российской компанией в качестве налогового агента (п. 1 ст. 161 НКРФ), принимается к вычету в общем порядке (абз. 3 п. 3 ст. 171 НКРФ). Если российская компания применяет упрощенку, то аутстаффинг (как и аутсорсинг) позволит ей сохранить право на использование спецрежима. В этом случае избыточную часть сотрудников (подп. 15 п. 3 ст. 346.12 НКРФ) оформляют в штат дружественной иностранной организации. Если персонал будет работать по местонахождению заказчика — иностранной организации (или по местонахождению обособленного подразделения российской компании, находящегося не в России), то территория РФ не будет признаваться местом деятельности покупателя. В этом случае обязанности по уплате НДС не возникает (подп. 4 п. 1 ст. 148 НКРФ).

При использовании иностранного аутстаффера страховые взносы отсутствуют

Если иностранная компания никак не присутствует в России, то страховые взносы в рамках договора аутстаффинга платить не нужно. В случае когда иностранная организация осуществляет деятельность в России через обособленное подразделение, она выступает плательщиком страховых взносов (ч. 1 ст. 2 закона от24.07.09 №212-ФЗ).

В этом случае возникает вопрос о том, должен ли сам сотрудник, откомандированный в Россию, или российская компания (получатель услуг) платить страховые взносы. Получается, что нет, поскольку в Законе от24.07.09 №212-ФЗ нет понятия «налоговый агент», которое присутствует в Налоговом кодексе (письмо Минфина России от26.10.06 №03-05-02-04/170). Таким образом, весьма значительным преимуществом использования иностранного аутстаффинга (аутсорсинга) является отсутствие необходимости платить страховые взносы.

Что касается НДФЛ, то Минфин России не раз указывал, что в случае заключения договора аутстаффинга налоговым агентом по НДФЛ является организация-исполнитель, выплачивающая своим работникам заработную плату за выполнение определенных работ для организации-заказчика (письма от 06.11.08 № 03-03-06/8/618, 03-03-06/1/618). Получается, что российская компания не является налоговым агентом по уплате НДФЛ.

В то же время контролирующие ведомства подчеркивают, что если лицом, выплачивающим доходы работнику, является иностранная организация, то она, исходя из положений пункта 1 статьи 226 НК РФ, не признается налоговым агентом. Об этом говорится в письмах Минфина России от26.09.12 №03-04-06/4–292, УФНС России пог.Москве от18.08.09 №20–15/3/085447@. В таких случаях налогоплательщик самостоятельно исчисляет сумму НДФЛ, представляет в инспекцию по месту учета декларацию и уплачивает в бюджет соответствующие суммы налога (ст. 228 НКРФ).

 

Зарегистрируйтесь и продолжите читать статью! Это БЕСПЛАТНО и займет всего одну минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пожалуйста, проверьте почту
Ввести
Я тут впервые
Регистрация займет
не больше минуты!
Введите логин
Неверный логин или пароль
Неверный логин или пароль
Введите пароль

 

Слово редактора

Евгений Тимин
главный редактор
glred@nalogplan.ru
Маркетологи очень хотят, чтобы я в этой редакционной колонке на пальцах доказал вам, что необходимо продлить подписку на 2017 год. Иначе… иначе… конец света! А я вот, напротив, думаю, что переподписываться на журнал не стоит.

Подумаешь! Не продлили вы подписку. Стали узнавать о налоговых угрозах с опозданием. Из-за этого совершили ошибку. Она обернулась многомиллионными доначислениями. Против директора и главбуха возбудили уголовное дело. Им дали условный срок. Ничего страшного!

Читать далее >>

Подписка

Сервисы