Журнал о том, как безопасно сэкономить на налогах

Мы доказали, что доначисления по безвозмездной аренде необоснованны

28 апреля 2015   528  

за счет чего сэкономили Защитились от доначисления НДС

чего это стоило Доказали отсутствие безвозмездного пользования складским помещением

цена вопроса Более 9,7 млн рублей

Компания по договору аренды получила часть здания площадью почти 1,5 тыс. кв.м для использования его в качестве склада готовой продукции. При проверке инспекция установила, что в этом помещении комиссионер компании, реализующий ее продукцию, формирует заказы для покупателей. Из складского помещения сформированные заказы электрокарами грузятся на автомобильный транспорт для отправки покупателям продукции. Вследствие чего проверяющие пришли к выводу, что складское помещение фактически использовалось комиссионером для хранения продукции, поступившей от компании по договору комиссии, дальнейшего формирования из нее заказов и отгрузки их в адрес покупателей.

По мнению инспекции, это свидетельствует о том, что указанное складское помещение компания безвозмездно предоставляла комиссионеру. А поскольку в целях главы 21 НК РФ оказание услуг на безвозмездной основе признается реализацией этих услуг и является объектом обложения НДС, то проверяющие сочли, что компания необоснованно не включила в налоговую базу по НДС услуги по передаче в безвозмездное пользование складского помещения на общую сумму более 9,7 млн рублей.

Компания не согласилась с такими выводами. По ее поручению мы оспорили решение налоговго органа. По результатам рассмотрения апелляционной жалобы в вышестоящей инспекции претензии к компании в данной части были сняты.

Присутствие работников комиссионера подтверждали протоколы допроса

Налоговая инспекция в ходе проверки провела осмотр склада, а также допрос работающих на нем сотрудников. При осмотре было обнаружено, что на складе комиссионер формирует заказы (паллеты) для покупателей. После чего сформированные заказы электрокарами грузятся на автомобильный транспорт для отправки покупателям.

Эти данные подтвердил допрос свидетеля — кладовщика комиссионера. Согласно его показаниям, в его обязанности входило непосредственное формирование (физически) заказов для отгрузки покупателям от лица его работодателя — комиссионера.

В результате допроса начальника склада самой компании инспекторы выяснили, что в его обязанности входила организация погрузочно-разгрузочных работ. При этом свидетель показал, что все грузчики работают только у комиссионера, именно они осуществляют работы по погрузке продукции для дальнейшей отправки покупателям. Складскими работниками компании являются кладовщики, которые работают только на складе хранения сырья.

На основании этого налоговая инспекция заключила, что комиссионер использовал склад наряду с компанией. Компания хранила на нем сырье, а комиссионер — переданную ему для реализации готовую продукцию. И именно комиссионер осуществлял все действия, необходимые для реализации: учет, формирование заказов, отгрузку продукции. Эти факты, по мнению инспекции, подтверждали ее выводы о занижении компанией налоговой базы по НДС на стоимость безвозмездного предоставления складских помещений комиссионеру (подп. 1 п. 1 ст. 146 НКРФ).

Работники — комиссионера, а продукция — компании

Выводы инспекции основывались на фактическом постоянном присутствии работников комиссионера на складе, арендованном компанией. Но при этом инспекция не учла применяемую между комиссионером и компанией схему работы, о чем и было заявлено в апелляционной жалобе.

По условиям договора комиссии компания обязалась предоставлять продукцию на реализацию и выплачивать комиссионное вознаграждение. Собственником продукции, хранящейся на складе, была сама компания-производитель. Право собственности на продукцию передавалось покупателям после реализации. До реализации продукции компания несла все риски случайной гибели продукции (п. 1 ст. 459, абз. 2 п. 1 ст. 458 ГК РФ). Соответственно, договор аренды склада компания заключала в своих интересах и для целей собственной хозяйственной деятельности.

Что касается комиссионера, то на складе принадлежащие ему товары или переданная для реализации продукция комитента не хранились. Работники комиссионера, действительно, постоянно присутствовали на складе. Но это было обусловлено систематическими отгрузками продукции. По условиям договора комиссии продукция от компании-комитента передавалась комиссионеру на своем складе. Комиссионер должен был принять продукцию, осмотреть на предмет ее количества, ассортимента, упаковки, комплектности и наличия визуальных дефектов и после приемки подписать все соответствующие документы, предусмотренные действующим законодательством.

На основании полученных от покупателей заявок комиссионер формировал заказы (паллеты). После чего именно такие сформированные «позаказные» партии товаров и оформлялись товарными накладными на передачу от компании комиссионеру. Причем это происходило в тот день, когда данный товар должен был отгружаться покупателям по договорам, заключенным комиссионером. Таким образом, после передачи компанией комиссионеру готовой продукции она сразу же отгружалась комиссионером в адрес покупателей или перевозилась на склады комиссионера.

Комиссионер не хранил на складе ни собственные товары (поскольку право собственности на продукцию к нему не переходило), ни продукцию, предназначенную для реализации. Используемая комитентом и комиссионером технологическая процедура формирования отгружаемых партий позволила достигнуть того результата, что у комиссионера физически отсутствовала потребность хранить на складе комитента какой-либо полученный от него товар. Соответственно, комиссионер складские помещения не использовал, а его присутствие в них объясняется только необходимостью принятия продукции от компании. По сути, инспекция смешала деятельность по хранению продукции с операциями по ее расфасовке и погрузке на транспортные средства для доставки покупателям.

Данная схема работы легко прослеживалась по товарным накладным, которые оформлялись при каждой передаче продукции на реализацию, а затем при ее отправке со склада компании. Товарные накладные подтвердили, что комиссионер принимал на реализацию продукцию в том же количестве и ассортименте, в котором в тот же день отгружал ее покупателям. Именно для реализации такого механизма отгрузки продукции сотрудникам комиссионера и был обеспечен доступ на склад компании.

Предложенная налоговиками схема оказалась менее эффективной

Изложив эти доводы, мы проанализировали схему, которую нам вменяли проверяющие: о передаче части складских помещений в субаренду комиссионеру. Очевидно, что безвозмездная передача невыгодна для компании даже без учета дополнительной налоговой нагрузки. Компания была не заинтересована в хранении на своем складе товаров, переданных на реализацию комиссионеру, так как в этом случае она должна была бы принять на себя все риски утраты продукции, фактическое распоряжение которой она уже не осуществляла.

Но мы рассмотрели и ситуацию, при которой компания получила бы доход от такой схемы работы и минимизировала бы риски путем заключения договора субаренды. И оказалось, что эта схема менее выгодна, чем порядок работы, закрепленный договором комиссии и действующий в компании.

Договором комиссии не предусматривалась обязанность комиссионера по аренде части склада комитента отчасти и потому, что для компании это означало бы дополнительные расходы. Условиями договора было определено, что компания обязуется возместить комиссионеру все обоснованные расходы, понесенные при исполнении договора. В соответствии с этим условием компании пришлось бы компенсировать комиссионеру обоснованные затраты на хранение принятой на реализацию продукции. В данном случае такими расходами стали бы затраты по договору субаренды.

К чему это могло бы привести с точки зрения итогового финансового результата? Компания получала бы доход от предоставления части складских помещений в субаренду. Данный доход формировал бы налоговую базу по налогу на прибыль. Но при этом компания возмещала бы понесенные комиссионером расходы, одновременно уменьшая налоговую базу на ту же сумму, на которую был признан доход.

Таким образом, очевидно, что отсутствует какая-либо экономическая обоснованность передачи складского помещения в субаренду комиссионеру. Начисленный по субаренде НДС был бы уплачен компанией в бюджет, но принят к вычету комиссионером.

Возможен был еще вариант с оформлением договора субаренды от имени комиссионера в пользу комитента, что позволило бы напрямую производить оплату, минуя этап возмещения расходов. Но в сложившейся ситуации это вообще было невозможно, так как получалось бы, что компании надо заключить договор и платить по нему самой себе.

Учитывая, что разработанная компанией и комиссионером схема работы позволяла осуществлять отгрузку день в день, любые дополнительные условия усложнили бы порядок работы, документооборот и расчеты по договору. Разработанная для договора комиссии и внедренная схема наиболее экономически эффективна и оптимальна.

Таким образом, нам удалось основать свои аргументы на тех же фактах, на которые ссылались проверяющие. Получилось, что аргументы, которые как бы свидетельствовали против компании, стали аргументами в ее защиту. Вышестоящая налоговая инспекция согласилась с нашими доводами и с тем, что безвозмездной реализации складского помещения в аренду не происходило. У компании не возникло объекта налогообложения, предусмотренного подпунктом 1 пункта 1 статьи 146 НК РФ. Все доначисления были сняты.

 

Зарегистрируйтесь и продолжите читать статью! Это БЕСПЛАТНО и займет всего одну минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пожалуйста, проверьте почту
Ввести
Я тут впервые
Регистрация займет
не больше минуты!
Введите логин
Неверный логин или пароль
Неверный логин или пароль
Введите пароль

 

Слово редактора

Евгений Тимин
главный редактор
glred@nalogplan.ru
Маркетологи очень хотят, чтобы я в этой редакционной колонке на пальцах доказал вам, что необходимо продлить подписку на 2017 год. Иначе… иначе… конец света! А я вот, напротив, думаю, что переподписываться на журнал не стоит.

Подумаешь! Не продлили вы подписку. Стали узнавать о налоговых угрозах с опозданием. Из-за этого совершили ошибку. Она обернулась многомиллионными доначислениями. Против директора и главбуха возбудили уголовное дело. Им дали условный срок. Ничего страшного!

Читать далее >>

Подписка

Сервисы