Журнал о том, как безопасно сэкономить на налогах

Кипр изменился, но сохранил налоговую привлекательность

26 ноября 2014   822  

Почему налог с роялти на Кипре может быть равен нулю

Заимствования через Кипр не конфликтуют с законом о КИК

Как перестроить бизнес, чтобы применять кипрские преференции

Наверное, нет такой страны, популярной в качестве юрисдикции международного налогового планирования, о которой говорили и писали бы так много, как о Кипре. Правда, после марта 2013 года, когда Еврокомиссия, Европейский Центробанк и Международный валютный фонд заставили кипрские власти принять решение о «стрижке депозитов» в двух крупнейших банках страны, преобладающим тоном высказываний прессы стал пессимистичный негатив. Но вот прошло 20 месяцев после этих печальных событий, и, согласно данным кипрского Регистрара, количество действующих кипрских компаний стабильно увеличивается. Это показатель сохранившейся, а в чем-то даже и возросшей, привлекательности страны в качестве удобной налоговой юрисдикции. Что же изменилось на Кипре после кризиса 2013 года?

Кипру удалось сохранить налоговую привлекательность

Кипру удалось сохранить все налоговые преференции, столь ценимые иностранными, в том числе, и российскими инвесторами. Еще до кризиса ставка корпоративного налога немного выросла, но она до сих пор одна из самых низких в Европе — 12,5 процента. По-прежнему налог не взимается при получении доходов от операций с ценными бумагами, приросте капитала, получении дивидендов, выплате любых видов доходов в любую другую юрисдикцию.

Активно развивается сеть международных соглашений об избежании двойного налогообложения, а новая редакция соглашения с Россией получилась куда удобнее, чем обновленные соглашения с Люксембургом, Швейцарией и соглашение с Мальтой. Сейчас в соглашения принято включать статью «Ограничение льгот» (обратите внимание на тексты соглашений России с названными странами). В ней указывается, что предусмотренные в конвенции снижение или освобождение от налогов не будут применяться, если установлено, что «главной целью или одной из главных целей создания или существования такого лица с постоянным местопребыванием было получение льгот в соответствии с настоящим Соглашением, которые в противном случае были бы ему недоступны». А вот в российско-кипрском соглашении зафиксировано, что ограничения льгот не применяются к кипрским компаниям.

При этом к налоговой системе страны нет претензий не только у российского Минфина, но и у американских институтов, европейских контролеров. Дело в том, что еще в начале 2000-х годов, когда готовилась налоговая реформа, ее положения были детально согласованы с властями ЕС. Поэтому если периодически и раздаются окрики и обвинения в адрес Люксембурга, Швейцарии, Нидерландов, Лихтенштейна или других юрисдикций в нечестной налоговой конкуренции или в предоставлении несправедливых налоговых льгот компаниям, то чаша сия минует средиземноморский остров. А значит, нет оснований беспокоиться насчет возможного давления ЕС на налоговую политику государства.

Повторение прошлого сценария маловероятно

Как утверждает президент Ассоциации российских бизнесменов на Кипре Юрий Пьяных, после начала кризиса ни одна известная компания с российскими «корнями» не покинула остров. Члены ассоциации считают, что на Кипре можно успешно вести бизнес, а преимуществ, характерных для налоговой и юридической систем страны, не найти ни в ближнем, ни в дальнем зарубежье.

Но можно встретить и осторожные оценки Кипра с точки зрения инвестиционной привлекательности. Это понятно. Полтора года назад некоторая часть компаний и инвесторов, действительно, попала в очень сложную ситуацию. Их средства в Bank of Cyprus или Laiki Bank в существенной степени были заморожены, на какой-то период были парализованы практически любые транзакции. Сейчас эти деньги конвертированы в акции банка, которые можно или продать, или держать до лучших времен. Сняты почти все ограничения на банковские операции, но банки стали более придирчивы и осторожны. Часть компаний открыла дополнительные счета за пределами Кипра.

Справедливости ради надо констатировать, что банки в других странах тоже ужесточили свои требования к клиентам и их операциям. И если кто-то тешил себя иллюзиями, что сможет открыть счет в идеальном банке идеальной страны, который будет дружественнее, либеральнее, оперативнее, дешевле, удобнее кипрского, да еще обеспечит полную конфиденциальность, тот быстро понял, что таких банков не бывает. Мало того, российские деньги не везде привечают.

Местные банки предприняли эффективные меры для восстановления. Сначала Hellenic Bank провел дополнительную капитализацию и ряд иных мероприятий и в итоге признан самым надежным местным банком 2014 года. Bank of Cyprus привлек дополнительный капитал на миллиард евро, что позволило ему успешно пройти очередной стресс-тест Европейского Центрального банка и Европейской банковской администрации. Не подкачали и остальные банки, в том числе с российским капиталом.

Страна на полтора года ранее прогнозируемой даты вернулась на международный рынок заимствований. Инвесторы снова заинтересованы покупать кипрские гособлигации. А международные агентства склонны повышать кредитные рейтинги Кипра и местных банков, вместе с тем указывая, что не все риски еще преодолены.

Деньги международных фондов и частных инвесторов пошли, в том числе, на обновление туристической инфраструктуры. Это повлияло на рост турпотока, а количество отдыхающих из России растет из года в год впечатляющими темпами.

И наконец, 4 ноября Еврокомиссия опубликовала доклад, в котором отмечено, что спад экономики в 2014 году оказался меньше прогнозируемого — 2,8 процента, а в 2015 году ожидается хоть медленный, но рост — на 0,4 процента. Инфляция близка к нулю, а сбор налогов растет без увеличения их ставок.

По плану идет процесс разведки обнаруженных в исключительной экономической зоне Республики Кипр углеводородов, вскоре начнется их добыча и коммерческое использование. Буквально на днях утвержден проект прокладки по дну моря через Кипр мощного кабеля, который соединит электрогенерирующие мощности Израиля и Кипра с Грецией, что позволит продавать производимую этими странами электроэнергию в континентальную Европу. Остров превращается в комплексный энергетический центр Средиземноморья.

Все это говорит о том, что всерьез опасаться повторения негативного сценария не стоит. При этом Кипр, вынужденный бороться за возврат доверия инвесторов, ввел новые преференции, которые могут заинтересовать даже самых осторожных владельцев бизнеса.

Кипр ввел новый режим для лицензиаров

Совсем недавно на Кипре были введены льготные правила для компаний, получающих доход от интеллектуальной собственности (IP-box режим). Они оказались лишены недостатков, присущих подобным режимам в Люксембурге, Нидерландах, Великобритании, на Мальте. Поэтому, когда Минфин России в лице замминистра Шаталова (письмо от09.04.14 №03-00-РЗ/16236) заявил о существенной корректировке своего отношения к применению положений международных налоговых соглашений в плане определения фактического получателя дохода и кондуитных компаний, кипрские фирмы стали исключительно востребованы для тех, кто получает роялти.

Известен классический вариант: офшорная фирма заключает с компанией из холдинговой юрисдикции лицензионное соглашение, а та — сублицензионное с российской компанией. В итоге при выплате роялти «по цепочке» у российской компании не наступает обязанность удерживать российский налог вследствие применения положений международного налогового соглашения, у холдинговой компании налог уплачивается лишь с минимальной маржи, а основную прибыль получает безналоговый офшор.

Теперь эта схема работать не будет. По новым правилам применять уменьшенную ставку налога или полное освобождение в соответствии с условиями международного налогового соглашения можно лишь в том случае, если холдинговая компания является фактическим получателем дохода, а не кондуитной фирмой, обязанной направить основную часть дохода в пользу другого лица, не имеющего возможности пользоваться режимом налогового соглашения.

Но что произойдет, если кипрская компания является непосредственным владельцем нематериального актива и заключит лицензионное соглашение с российским партнером? Именно она будет тогда конечным бенефициаром дохода в виде роялти, поэтому российский источник выплаты справедливо не удержит российский налог при платежах в ее адрес. А на Кипре при составлении налоговых расчетов будет применяться поощрительный режим IP-box. В соответствии с ним в отчетности указывается, что доход связан с интеллектуальной собственностью, поэтому из налоговой базы по налогу на прибыль вычитается сначала ежегодная амортизация в размере 20 процентов от стоимости этой собственности, а затем и 80 процентов от оставшейся прибыли.

на примере

Предположим, затраты на разработку товарного знака, правообладателем которого является кипрская компания, составили 50 тыс. евро. Ежегодно российская компания выплачивает роялти в размере 25 тыс. евро.

Первые пять лет, пока начисляется амортизация, налог на прибыль компании составит 15 тыс. евро (25 тыс. – 10 тыс.), а налог будет уплачиваться лишь с 80 процентов (100 – 80) от этой суммы, то есть с 3 тыс. евро. Значит, сумма кипрского налога — всего 375 евро в год, что составляет 1,5 процента от суммы дохода. В последующие годы налог по ставке 12,5 процента удерживается только с 20 процентов от полученной суммы роялти, то есть с 5 тыс. евро. Сумма налога к уплате составит 625 евро, что дает эффективную ставку 2,5 процента.

И никакого офшора не надо! Эти условия не только содействуют развитию местных предприятий, создающих инновационные технологии, но и привлекают на остров иностранных лицензиаров.

Схемы заемного финансирования придется перестроить

Останется высокой роль Кипра и как финансового центра международных групп. Ведь во многих других холдинговых юрисдикциях есть одновременно правила «тонкой» капитализации, высокая ставка корпоративного налога при получении процентных доходов и сложные правила на пути безналоговой выплаты процентов в пользу компании другой страны. А тут еще и необходимость для российского налогового агента определять фактического получателя процентного дохода!

На Кипре же можно внедрить схему с двумя компаниями-резидентами. Создаются две компании — материнская и ее «дочка». И материнская инвестирует в капитал дочерней существенную сумму, полученную по договорам займа от другой компании, например из безналоговой юрисдикции. Тогда дочерняя компания может финансировать другие предприятия за счет своего капитала, а не заемных средств. И поэтому она обоснованно является фактическим получателем процентного дохода, ведь у нее нет обязанности платить кому-либо получаемые из России проценты.

Соответственно российский заемщик при соблюдении условия о соотношении заемного и собственного капитала (п. 2 ст. 269 НКРФ) имеет полное право не удерживать налог с процентов, выплачиваемых в пользу такого кредитора. Выгода в том, что на Кипре можно зачитывать убытки одних компаний группы против прибыли других. И если у материнской компании есть расходы по полученным займам, то при составлении налоговой отчетности по группе налоговые издержки группы будут минимальны (см. схему). Этот вариант позволит привлечь финансирование из офшорных компаний, минуя риски нового закона о контролируемых иностранных компаниях.

Чтобы обойти нововведения, бенефициару разумно физически переместиться на Кипр

Каковы же перспективы Кипра в свете начала применения в России законодательства о контролируемых иностранных компаниях? Для ответа давайте представим ситуацию, при которой российский бизнесмен решил переехать в другую страну.

Ему хотелось бы, чтобы она была недалеко от России и отвечала одновременно критериям, важным для ведения бизнеса: удобная юридическая система, либеральное налоговое законодательство, справедливая судебная система, наличие достаточного количества специалистов в области финансов, администрирования компаний с адекватными гонорарами. Не забываем, что при переезде важны и критерии качества жизни. Такие как приятный климат и хорошая экология, безопасность и доброжелательность населения к россиянам, развитая социальная инфраструктура, комфортная культурная и языковая среда, доброжелательное иммиграционное законодательство для состоятельных людей и их семей, возможность для детей получить достойное школьное образование.

Даже если всем этим требованиям удовлетворяют сразу несколько стран, в их числе обязательно будет Кипр.

Итак, бизнесмен создал кипрскую компанию, получил разрешение на работу и жительство (кстати, это совсем несложно) и переехал с семьей на солнечный остров. Он не будет в соответствии с российским законодательством о контролируемых иностранных компаниях квалифицирован как лицо, контролирующее иностранную компанию, так как он перестал быть российским налоговым резидентом. Его компания, имея достаточное присутствие на Кипре, без проблем проходит российский тест фактического получателя доходов, поэтому имеет право на применение режима, установленного российско-кипрским соглашением об избежании двойного налогообложения. При этом, проживая на Кипре, российский бизнесмен должен декларировать лишь те доходы, что получил на свой счет. Прибыль его компаний подлежит налогообложению лишь у компаний, а не у бенефициара, ее можно свободно инвестировать, «передвигать» с одной фирмы группы на другую. Можно иметь счета в любой стране, как на предприятие, так и на физическое лицо, получать доходы на любой счет без ограничений.

Substance — новая реальность ведения бизнеса

Ну, а что же делать тем, кто не собирается переезжать на Кипр? Им необходимо понять, что правила управления международным бизнесом неуклонно меняются. Деловые операции должны быть реальными, прозрачными, понятными для банков и органов, контролирующих деятельность компаний и уплату налогов. С целью повышения эффективности этого контроля развивается международное сотрудничество в области обмена налоговой информацией, и с 2017 года (для некоторых стран — с 2018-го) планируется применение механизмов автоматического обмена. Налоговые органы многих европейских стран уже давно склонны, причем инициативно, передавать информацию о подозрительных, по их мнению, ситуациях, связанных с россиянами, своим коллегам из России.

Повышается квалификация российских налоговиков. Они все более обращают внимание, насколько реальна иностранная структура, кто действительно управляет ею. Поэтому уходят в прошлое генеральные доверенности, выданные директорами иностранных компаний на российских бенефициаров, подписание контрактов путем проставления факсимиле и даже управление банковскими счетами напрямую бенефициаром. Конечно, это не означает, что никакие доверенности выпускаться не будут, но они должны предусматривать лишь делегирование тех полномочий, которые действительно необходимы и логичны в конкретном случае. Такие подходы, кстати, уберегут от образования постоянного представительства и налогообложения доходов там, где это нежелательно.

Все более часто, когда говорят об обоснованности получения доходов международными компаниями, созданными для разных целей, звучит слово substance. Если речь заходит об обоснованности применения положений международных налоговых соглашений, доказательства резидентства и достаточного присутствия и — в значительной степени — соответствия термину «фактический получатель дохода», кипрские налоговые эксперты рекомендуют соблюдать следующие правила:

  • все элементы офиса компании (оснащение, персонал, активность) должны быть соразмерны масштабам деятельности компании;
  • директора и иные руководители должны быть компетентны, иметь адекватный опыт и соответствовать профилю деятельности компании;
  • сотрудники должны находиться в том офисе, который получает и декларирует прибыль.

Вместе с тем часть функций может быть передана и на аутсорсинг. К ним можно отнести:

  • выставление счетов;
  • бухучет;
  • банковское обслуживание;
  • вопросы, связанные с соблюдением налогового законодательства.

Да, надо признать, что наступает новая эпоха, когда международные элементы бизнеса обязаны быть организованы соответствующим образом. Но если они будут такими, то это убережет весь бизнес от существенных налоговых рисков и обеспечит его стабильность.

Как показывает опыт и сопоставление затрат на организацию иностранного офиса, проще, дешевле и эффективнее соблюсти вышеперечисленные критерии на Кипре. Поэтому популярность страны в качестве международного бизнес-центра будет расти с каждым годом эпохи деофшоризации.

Провайдеры бенефициарных услуг под регулятором

Повышению надежности Кипра как юрисдикции международного бизнеса призвано помочь новое регулирование деятельности кипрских провайдеров профессиональных и фидуциальных услуг. Все они должны пройти лицензирование, а регулятором в деле выдачи и подтверждения лицензий назначена Кипрская комиссия по ценным бумагам и биржам (Cyprus Securities and Exchange Commission, CySEC). Несомненно, это приведет к повышению качества работы. По всей видимости, какие-то из мелких провайдеров не смогут получить лицензии, кто-то из них будет вынужден объединиться, чтобы иметь возможность оказывать действительно профессиональные услуги. А требования о знании деталей бизнеса каждого клиента и периодическом обновлении этих сведений приведут к некоторому повышению стоимости обслуживания. Однако существенная конкуренция на рынке и невысокие цены на сопутствующие услуги не позволят даже приблизиться к расценкам, принятым в других странах Европы.

 

Зарегистрируйтесь и продолжите читать статью! Это БЕСПЛАТНО и займет всего одну минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пожалуйста, проверьте почту
Ввести
Я тут впервые
Регистрация займет
не больше минуты!
Введите логин
Неверный логин или пароль
Неверный логин или пароль
Введите пароль

 

Слово редактора

Евгений Тимин
главный редактор
glred@nalogplan.ru
Маркетологи очень хотят, чтобы я в этой редакционной колонке на пальцах доказал вам, что необходимо продлить подписку на 2017 год. Иначе… иначе… конец света! А я вот, напротив, думаю, что переподписываться на журнал не стоит.

Подумаешь! Не продлили вы подписку. Стали узнавать о налоговых угрозах с опозданием. Из-за этого совершили ошибку. Она обернулась многомиллионными доначислениями. Против директора и главбуха возбудили уголовное дело. Им дали условный срок. Ничего страшного!

Читать далее >>

Подписка

Сервисы