Журнал о том, как безопасно сэкономить на налогах

Как мы будем работать при новом–старом порядке возбуждения уголовных дел по налогам

30 октября 2014   1107  

Чего опасаться в связи с принятыми изменениями в УПК РФ

В чем теперь будет выражаться участие налоговиков в процессе

Как защититься от неправомерных действий полиции и СК

Все новое — это не очень хорошо забытое старое. Не успел российский бизнес привыкнуть к более либеральным положениям законодательства, принятым при президенте Медведеве, как президент Путин спешит их частично отменить и вернуть все на старые рельсы. В частности, отменяется одно из важнейших послаблений, касающихся возбуждения уголовных дел по налоговым преступлениям (ст. 198–199.2 УК РФ), в свое время кардинальным образом изменивших ситуацию в данной области, обрушив статистику и МВД (как органа дознания по налоговым статьям УКРФ), и Следственного комитета (как следственного органа). Разберемся, что изменится в условиях ведения бизнеса после принятия поправок в УПК РФ, как эти изменения повлияют на деятельность компаний и поведение правоохранительных органов при проверках и что стоит предпринять, чтобы избежать неприятных сюрпризов.

Медведевские каникулы продолжались три года

Еще год назад действующий президент выражал обеспокоенность показателями по выявлению налоговых преступлений и по привлечению к ответственности за их совершение. За 2012 год они не просто просели, а обрушились чуть ли не до нуля: по налоговым преступлениям было возбуждено уголовных дел в 10 раз меньше, чем, скажем, в 2009 году. Причиной были всего два изменения УПК РФ.

Во-первых, с 2011 года подследственность по «налоговым» статьям УК РФ из следственных органов МВД передали в СК РФ. А во-вторых, после декабря 2011 года во всем уголовно-правовом процессе, связанном с налоговыми преступлениями неожиданно появилась третья сторона — налоговые органы. И стала фактически определяющим звеном. Федеральным законом от06.12.11 №407-ФЗ статья 140 УПК РФ была дополнена частью 1.1. Согласно ее положениям, поводом для возбуждения уголовного дела по налоговым преступлениям могли быть только те материалы, которые направлены налоговыми органами в соответствии с законодательством о налогах и сборах для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.

Эти несколько строк перевернули жизнь как оперативников из подразделений ЭБиПК МВД, так и бизнеса, страдавшего до 2011 года от массовых оперативно-розыскных действий по налоговым преступлениям, осуществлявшихся вышеуказанными оперативниками. Оперативники МВД по налоговым преступлениям практически перестали что-либо делать, в то время как следователи СК РФ без инициативы ФНС не могли сделать ровным счетом ничего. Права на оперативно-розыскную деятельность у МВД никто, конечно, не отбирал, и возможность производить оперативные мероприятия по налоговым статьям никуда не делась. Но смысл проведения этих оперативных мероприятий полностью исчез, так как теперь даже после сбора идеальных доказательств оперативники МВД не могли возбудить уголовное дело ни в СК РФ, ни где бы то ни было еще.

Все, что они могли сделать, — направить оперативные материалы в ФНС. Что на практике было равносильно сжиганию их на костре, так как совершенно неизвестно, когда налоговики что-либо сделают по этим материалам и сделают ли вообще. А если и сделают, то уровень коррупции в ФНС России, к сожалению, достаточно высок, и даже в случае проверки велика вероятность, что суммы выявленной недоимки будет просто недостаточно для возбуждения уголовного дела. Именно благодаря коррупции.

В МВД это все прекрасно понимали, поэтому оперативные подразделения МВД, особенно на уровне ниже федерального, практически полностью прекратили работу по выявлению налоговых преступлений, переключившись на другие экономические статьи УК РФ, такие как незаконная предпринимательская деятельность (ст. 171 УК РФ), мошенничество (ст. 159 УК РФ) и др.

Сказалось ли это на жизни российских бизнесменов? Очень даже сказалось. В 2011–2012 годах так называемые проверки со стороны оперативников ОЭБиПК МВД, представлявшие из себя оперативно-розыскные мероприятия на территории коммерческих организаций с формулировкой «в целях выявления налоговых преступлений», можно сказать, полностью прекратились. Имели место, конечно, оперативные мероприятия, направленные на другие статьи УК РФ, например мошенничество, но их было не в пример меньше, чем ранее проверок, связанных с налогами. Ведь на налоги можно было указать практически в любой организации, даже придя наугад, а с мошенничеством все не так просто.

Слабое звено убрали из цепочки

Следственный комитет постоянно напоминал, что наличие в уголовно-правовом процессе такого «досадного» звена, как ФНС России, к уголовному процессу по своей сути никакого отношения не имеющего, сильно тормозит, если не сказать делает невозможной эффективную работу в области раскрытия налоговых преступлений. В результате еще год назад родился законопроект, первоначальный вариант которого отменял описанную выше поправку в УПК РФ от 6 декабря 2011 года. Тогда удалось приостановить данную инициативу. Но лишь приостановить. В конце сентября этого года законопроект снова начал рассматриваться Государственной думой РФ и 10 октября 2014 года прошел второе и третье чтения, а 22 октября был подписан Федеральный закон № 308ФЗ. В итоговом варианте неудобные для СК РФ положения статьи 140 УПК РФ признаются утратившими силу.

Это кардинальным образом снова меняет расстановку сил в области выявления налоговых преступлений и возбуждения по ним уголовных дел. Меняет, прямо скажем, не в лучшую для бизнеса сторону, фактически возвращает его в 2011 год, когда оперативно-розыскные мероприятия под предлогом выявления налоговых преступлений проводились повсеместно. При этом до возбуждения доходила очень малая часть материалов, собранных в итоге таких мероприятий. Куда и каким образом пропадали остальные материалы, российскому бизнесмену, к сожалению, объяснять не нужно. И есть все основания полагать, что теперь все вернется на старые рельсы.

Но принятый закон не ограничился изначальными планами. Он содержит целый ряд других поправок в УПК РФ, за которыми, впрочем, ничего особенно угрожающего или положительного для бизнеса не скрывается. Учитывая, что решение налогового органа теперь не обязательно, изменили и содержание части 2 статьи 28.1 УПК РФ. Теперь под возмещением ущерба, причиненного бюджетной системе Российской Федерации, понимается уплата в полном объеме недоимки, пеней и штрафов в размере, определяемом в соответствии с законодательством о налогах и сборах с учетом представленного налоговым органом расчета размера пеней и штрафов. То есть для установления суммы недоимки налоговые органы в лице ФНС России вообще не нужны, данную сумму может определить следствие (или привлеченные по делу эксперты). Главное, чтобы сумма была определена в соответствии с Налоговым кодексом. Ссылка на то, что при этом требуется учитывать расчет, представленный налоговым органом, не столь важна, так как такой расчет может быть вообще не представлен.

Статья 144 УПК РФ дополнена частями 7, 8 и 9. Новые нормы определяют статус и процедуру взаимодействия следствия с налоговыми органами. Орган дознания (то есть оперативники подразделений ЭБиПК МВД) передает сообщения (оперативные материалы) о преступлениях, предусмотренных статьями 198–199.1 УК РФ, следователю. Он в течение трех следующих дней при отсутствии оснований для отказа в возбуждении уголовного дела направляет копию сообщения с приложением соответствующих документов и предварительного расчета предполагаемой суммы недоимки по налогам и сборам в налоговый орган, вышестоящий по отношению к налоговому органу, в котором состоит на учете налогоплательщик.

По результатам рассмотрения этих материалов и не позднее 15 суток с момента их получения налоговый орган должен направить ответ следователю. Его содержание зависит от того, были ли обстоятельства, указанные в сообщении о преступлении, предметом исследования при проведении ранее назначенной налоговой проверки. Если да, то налоговый орган направляет следователю заключение о нарушении законодательства о налогах и сборах и о правильности предварительного расчета суммы предполагаемой недоимки, а также информацию об обжаловании или о приостановлении исполнения такого решения. Если налоговая проверка проводится, но по ее результатам решение еще не принято либо не вступило в законную силу, в ответе налоговый орган информирует об этом. Если указанные в сообщении о преступлении обстоятельства не были предметом исследования, налоговый орган информирует следователя об отсутствии сведений о нарушении законодательства о налогах и сборах.

Очевидно, что никакой полезной нагрузки такой обмен информацией с налоговым органом не несет. Более того, законом не ставится ни в какую зависимость получение следователем информации из ФНС России и необходимость принятия им того или иного решения. То есть, что бы он ни получил из налоговых органов и какие бы выводы ни содержались в полученной информации, следователь сам волен решать — возбуждать ему уголовное дело или нет. Более того, в соответствии с вносимыми поправками следователь может и не ждать ответа из налоговых органов. При наличии повода и достаточных данных уголовное дело может быть возбуждено им до получения из налогового органа вышеуказанных заключения или информации.

МВД лишили полномочий, но не всех

Законом также вносятся дополнения в пункт 1 части 2 статьи 157 УПК РФ, согласно которым органы дознания исключаются из состава тех, кто возбуждает уголовное дело и производит неотложные следственные действия при наличии признаков преступления по уголовным делам о налоговых преступлениях. Следуя логике закона, неотложные следственные действия должны будут производить следственные органы. Это изменение направлено на урезание все еще имевшихся у МВД полномочий. Но, положа руку на сердце, такую поправку также можно считать внесенной просто для количества, так как на практике эти положения УПК РФ в области налоговых преступлений фактически не применялись и не работали.

Напомним, что первым благоприятным изменением 2011 года в УПК РФ стала передача подследственности по налоговым преступлениям. Для Следственного комитета (который представляет собой фактически выделенные в отдельное ведомство бывшие следственные подразделения прокуратуры) налоговые составы преступлений были абсолютно новым явлением в их профессиональной деятельности. Бывшие следователи прокуратуры, а ныне следователи СК РФ никогда до этого налоговые дела не расследовали. И понятия не имели, что с этими налоговыми делами делать, как именно и какие именно доказательства необходимо по данным преступлениям собирать и, вообще, с какой стороны к ним подходить.

Естественно, что следователи СК РФ многократно перестраховывались. Они не то что не брали на возбуждение сомнительные материалы из оперативных подразделений МВД, занимающихся экономическими преступлениями (ОЭБиПК, УЭБиПК и т. п.), но даже и по материалам, которых было вполне достаточно для возбуждения уголовного дела, тоже давали отказы. И причина была именно в том, что на самом деле следователи СК РФ на тот момент сами еще не знали, чего по налоговому делу достаточно, а чего нет. В этих условиях любой следователь предпочтет не брать на себя ответственность и откажет в возбуждении дела. Уже после данного изменения в законе статистика по возбуждению налоговых уголовных дел очень сильно просела. По вышеуказанным причинам оперативники МВД свои материалы приносить в СК РФ практически перестали. А сам СК РФ, являясь следственным органом, оперативно-розыскные мероприятия проводить не может, а значит, если оперативники МВД не приносят материалы по налоговым делам, то, собственно, и возбуждать СК РФ просто нечего.

Впрочем, за последние три года следователи СК РФ начали набираться кое-какого опыта в налоговых делах, да и взаимосвязи с оперативниками МВД так или иначе налаживаются, поэтому сейчас нельзя уже сказать что ситуация с взаимодействием между СК РФ и МВД по налоговым делам такая же плачевная, какой она была в 2011 году.

Спасение утопающих — дело рук самих утопающих

Итого: единственное и действительно важное изменение — исключение из процесса возбуждения уголовных дел по налоговым преступлениям налоговых органов — произведено. И несмотря на какой-то теоретический обмен данными, которых следователь может и не дожидаться, а, дождавшись, может все равно действовать на свое усмотрение, он теперь единственный, кто принимает решения по налоговым преступлениям.

А значит, вопрос лишь в том, как быстро оперативники ОЭБиПК МВД наладят определенные рабочие связи со следователями СК РФ. Установление этого процесса обязательно ознаменуется активизацией работы по выявлению налоговых преступлений. Помехи для возбуждения налогового дела в виде ФНС просто нет, и оперативники могут все свои рабочие вопросы, связанные с налоговыми делами, решать напрямую со следователями СК РФ. Безусловно, стоит ждать очень большого роста так называемых проверок, а точнее оперативно-розыскных мероприятий со стороны полиции, которые снова, как и до 2011 года, будут массово производиться под предлогом «выявления и пресечения налоговых преступлений». Более того, так как при инициировании законопроекта одним из основных аргументов было резкое падение эффективности выявления налоговых преступлений, следует ожидать, что руководство МВД сейчас сориентирует своих сотрудников на максимальное повышение этих показателей, чтобы продемонстрировать в ближайшей перспективе эффективность инициативы президента.

Бизнесу это ничего хорошего не сулит. Остается только порекомендовать предпринимателям вспомнить навыки, которые были востребованы до 2011 года. А заодно и материалы тех лет, которые рассказывали, как себя вести при полицейских проверках, что нужно, а что не нужно делать и как себя защитить*.

* Подробнее со статьями автора на тему полицейских налоговых проверок можно ознакомиться в «ПНП» №12, 2011 и «ПНП» №3, 2012.

В случае же возбуждения уголовного преследования подозреваемому или обвиняемому в уклонении от уплаты налогов лицу оставили еще один шанс для спасения. Статья 28.1 УПК РФ, хотя и в урезанном виде, но позволяет при условии полного погашения выявленной суммы неуплаты налогов (недоимки) рассчитывать на прекращение уголовного преследования. Внесенные изменения исключили из списка лиц, имеющих право принять такое решение, дознавателя, который в этом случае действует с согласия прокурора. Таким образом, в числе инстанций, которые могут прекращать уголовное преследование в соответствующих случаях, в том числе при полном «возврате долгов государству», остаются суд и следователь СК РФ с согласия руководителя следственного органа. Хорошо, что хоть эту возможность бизнесу оставили!

 

Зарегистрируйтесь и продолжите читать статью! Это БЕСПЛАТНО и займет всего одну минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пожалуйста, проверьте почту
Ввести
Я тут впервые
Регистрация займет
не больше минуты!
Введите логин
Неверный логин или пароль
Неверный логин или пароль
Введите пароль

 

Слово редактора

Евгений Тимин
главный редактор
glred@nalogplan.ru
Маркетологи очень хотят, чтобы я в этой редакционной колонке на пальцах доказал вам, что необходимо продлить подписку на 2017 год. Иначе… иначе… конец света! А я вот, напротив, думаю, что переподписываться на журнал не стоит.

Подумаешь! Не продлили вы подписку. Стали узнавать о налоговых угрозах с опозданием. Из-за этого совершили ошибку. Она обернулась многомиллионными доначислениями. Против директора и главбуха возбудили уголовное дело. Им дали условный срок. Ничего страшного!

Читать далее >>

Подписка

Сервисы