Журнал о том, как безопасно сэкономить на налогах

Как поправки о контролируемых иностранных компаниях повлияют на схемы

24 апреля 2014   928  

Как именно будет работать закон о контролируемых компаниях

Какие схемы с участием нерезидентов окажутся под ударом

Какие дополнительные меры нужны, чтобы поправки заработали

В середине марта 2014 года Минфин России опубликовал на своем сайте законопроект «О внесении изменений в Налоговый кодекс в части налогообложения прибыли контролируемых иностранных компаний» (http://www.minfin.ru/ru, раздел «Официальная информация» от 18 марта 2014 года).

Подобные законы уже достаточно давно действуют в большинстве развитых стран, включая Великобританию, Германию, Италию, Испанию, Францию. Кроме этого аналогичные нормы предусмотрены в рамках международного проекта BEPS, подготовленного ОЭСР. Основной целью этого проекта является борьба с налоговыми структурами, направленными на размывание налоговой базы. Следовательно, разработка правил о контролируемых иностранных компаниях достаточно актуальна и коррелирует с общемировой практикой.

Несмотря на то что проект уже обнародован, в финансовом ведомстве не скрывают, что он еще нуждается в значительной доработке. Поэтому после сбора мнений российского бизнес-сообщества на этот счет в законопроект скорее всего внесут изменения. Вступление в силу указанных изменений в НК РФ ожидается с 1 января 2015 года.

Российским компаниям будут вменять прибыль подконтрольных офшоров

Суть предложенных Минфином правил состоит в следующем. Налоговые резиденты России (как физические, так и юридические лица) должны будут уплачивать в России налог на нераспределенную прибыль подконтрольных им офшорных организаций, не выплачивающих дивиденды. Причем прибыль таких контролируемых иностранных компаний будет рассчитываться по правилам главы 25 НК РФ и уменьшаться на величину выплаченных из нее дивидендов.

Другими словами, если контролируемые иностранные компании выплатили дивиденды налоговому резиденту России, то они облагаются по ставке 9 процентов (подп. 2 п. 3 ст. 284, п. 4 ст. 224 НК РФ). При этом в случае выплаты дивидендов нерезидентом из неоффшорной зоны предусмотрена нулевая ставка по налогу на прибыль (подп. 1 п. 3 ст. 284 НК РФ). А если дивиденды не выплатили (то есть существует нераспределенная прибыль), то ставка налога на такое условное распределение дивидендов составит 20 процентов для юридических и 13 процентов для физических лиц. При этом офшорами, очевидно, должны называться государства, входящие в перечень, установленный приказом Минфина России от 13.11.07 № 108н.

Как ни странно, негативные последствия введения правил о контролируемых компаниях в реальной жизни не сильно отличаются от действующих правил. Соответственно, если подобные реальные выплаты будут осуществляться и после принятия закона, то размер налогообложения по ним не изменится. Другое дело, если выплаты официально не производятся, зато указанными деньгами в реальной жизни активно пользуются их владельцы. Ведь и банковским счетом в такой компании управляют они сами. Вот на устранение таких «хитрых» схем и нацелен законопроект о контролируемых компаниях. Вот именно в этом случае и будут возникать штрафы в размере 20 процентов и повышенные ставки налогов.

Однако уже сейчас Минфин активно распространяет информацию о том, что в целях данного законопроекта перечень офшоров будет дополнен так называемыми полуофшорами. Среди главных кандидатов на появление в этом перечне называются Кипр, Швейцария, Люксембург, Нидерланды, Ирландия.

Двойственность и недосказанность в этой связи откровенно раздражает российский бизнес. Ведь все указанные юрисдикции имеют ненулевое налогообложение. А в случае с Нидерландами, Люксембургом и Швейцарией оно иногда еще и выше российского. Плюс ко всему Кипр, Швейцария и Люксембург заключили с Россией Соглашения об обмене информацией по налоговым нарушениям именно для того, чтобы их не включали ни в какие списки. Кроме того, компании, созданные в этих странах, зачастую используются для реализации крупных международных проектов. Поэтому признание данных юрисдикций офшорами некорректно.

Под термином «контроль» в законопроекте понимается возможность оказывать определяющее влияние на решения, принимаемые контролируемой иностранной компанией относительно распределения прибыли. Например, в случаях прямого или косвенного владения более 10 процентами акций или долей контролируемой компании. Примечательно, что указанный норматив один из самых жестких в мире! Как правило, для «контроля» заграничные фискальные ведомства устанавливают планку в 40–50 процентов владения.

Кроме того, в законопроекте сказано, что в числе прочих «контролируемой иностранной компанией признается структура <…> без образования юридического лица, которая в соответствии со своим личным законом вправе осуществлять предпринимательскую деятельность, направленную на извлечение дохода (прибыли) в интересах своих участников (бенефициаров, пайщиков, доверителей и иных лиц), контролирующими лицами которой являются организации и (или) физические лица, признаваемые налоговыми резидентами РФ <…>». То есть контролируемой компанией могут считаться фонд, партнерство, товарищество или иная форма осуществления коллективных инвестиций.

Иностранная компания будет считаться российской, если управляется из РФ

По своей сути основные нормы законопроекта о контролируемых компаниях напоминают положения Налогового кодекса о возникновении постоянного представительства иностранной компании в России (п. 2 ст. 306 НК РФ). То есть все новое в очередной раз повторяет хорошо забытое старое. И связано это с тем, что российским фискалам очень сложно доказывать возникновение постоянного представительства у нерезидента.

Однако новый законопроект такую возможность им облегчает. Теперь признать иностранную организацию налоговым резидентом можно будет в случаях, когда управление компанией осуществляется в России. Причем признание организации резидентом приводит к обязанности встать на учет и исчислять российские налоги с общемирового дохода.

При этом Россия может признаваться местом управления, если на ее территории осуществляется «руководящее управление организацией» или руководящие должностные лица осуществляют свою деятельность в России. Кроме того, Россия может признаваться местом управления, если на ее территории ведется бухгалтерский учет организации либо хранятся архивы компании. Для признания иностранной организации резидентом достаточно выполнения хотя бы одного из указанных условий.

На практике налоговикам будет проще всего выявить и доказать именно хранение архивов компании на территории России. Ведь подавляющее большинство юридических и физических лиц хранят информацию по своим офшорным компаниям именно в России (в компьютерах, в сейфах, в банковских ячейках).

Отдельно в законопроекте сказано и про возможность обложения доходов, получаемых иностранными компаниями от реализации акций или долей российских организаций, более 50 процентов активов которых состоит из недвижимого имущества, находящегося на территории России (подп. 5 п. 1 ст. 309 НК РФ).

Данная норма ранее активно продвигалась Минфином при изменении соглашений об избежании двойного налогообложения между Россией и другими странами. В частности, данное положение было включено в соглашения с Кипром, Швейцарией и Люксембургом. Но с 2015 года эта норма будет включена сразу в НК РФ. Поэтому искать альтернативу Кипру будет бессмысленно.

Немаловажно, что на российских владельцев планируется возложить обязанность по уведомлению налоговых органов обо всех случаях прямого или косвенного владения более чем 1 процентом долей или акций в контролируемых иностранных организациях. В обязательном порядке это касается компаний из государств, включенных в перечень офшоров Минфина. Также необходимо уведомлять инспекцию об организациях, в отношении которых лицо признается контролирующим. При этом штраф за неуведомление или уведомление, содержащее недостоверные сведения, будет составлять 100 тыс. рублей в год.

Ну и конечно же, законопроект предусматривает штрафы в случаях неуплаты или неполной уплаты налога по контролируемым иностранным компаниям. Ставка такого штрафа стандартна для налоговых правонарушений – 20 процентов от суммы прибыли контролируемой компании.

Основной удар законопроект нанесет по субъектам, применяющим методы налоговой оптимизации

Безусловно, рассматриваемый законопроект затронет каждого, кто так или иначе использует в своей деятельности иностранные компании. Прежде всего юридических и физических лиц, использующих нерезидентов для обеспечения конфиденциального владения активами в России. Даже в случае, если никаких выплат в пользу иностранной компании не производилось. Получается, что если иностранная компания фактически не имеет нераспределенной прибыли, то у российского собственника все равно возникает обязанность задекларировать сам факт контроля.

Сложно сказать, насколько потенциальный штраф за неуведомление в размере 100 тыс. рублей может напугать физических и юридических лиц, которые дорожат своей конфиденциальностью. Пока в законопроекте идет речь о необходимости уведомлять инспекцию о наличии контроля в любой нерезидентной компании. А не только в компаниях, зарегистрированных в государствах, входящих в перечень офшоров Минфина. Возможно, эту норму скорректируют во время дальнейшего рассмотрения проекта и тогда для «конфиденциального владения активами» появится шанс. Но только в случае использования компаний из неофшорных юрисдикций.

Отметим, что большинство владельцев бизнеса используют иностранные компании не только для конфиденциального владения, но и в целях налогового планирования. А значит, основной удар законопроект нанесет именно по субъектам, применяющим те или иные методы налоговой оптимизации.

Возможно, налоговым схемам с использованием таких юрисдикций, как Великобритания, Бельгия, Дания, Сингапур, Венгрия, все-таки будет дан шанс. Поскольку эти страны в числе «полуофшоров» и кандидатов на включение в список офшоров Минфина пока еще ни разу не упоминались.

Однако с внедрением классических офшорных схем, а также налоговых схем с Кипром, Люксембургом и Швейцарией будет сложнее всего. Хотя возможность отбиться есть и у них. Ведь свои подразделения в указанных юрисдикциях имеют могущественные лобби из газовой, нефтяной и металлургической сфер России. И они уже заявили свое недовольство нормами законопроекта.

Кроме того, заключение соглашений об обмене информацией между Россией и этими государствами происходило именно в свете обещаний не включать эти страны в «черный список» офшоров. Более того, с 2013 года Кипр был исключен из этого списка. Нарушение же Россией своих обязательств может привести к тому, что указанные юрисдикции перестанут реагировать и отвечать на запросы российских налоговиков.

Минфин надеется на сознательность компаний и информацию зарубежных коллег

Конечно, возникает вопрос о том, каким образом Минфин и налоговые органы планируют проверять исполнение компаниями указанного законопроекта. Неужели весь расчет строится только на сознательности российских предпринимателей? Финансовое ведомство заявляет, что надеется не только на это, но и на возможность получения информации от своих зарубежных коллег.

Во-первых, это касается пресловутых пунктов об обмене информацией по налоговым нарушениям, появившимся в 2013 году в соглашениях об избежании двойного налогообложения с Кипром, Швейцарией и Люксембургом (ст. 26 Соглашения между Правительством РФ и Правительством Республики Кипр от 05.12.98, ст. 26 Соглашения между Правительством РФ и Великим Герцогством Люксембург от 28.06.93, ст. 25а Соглашения между Правительством РФ и Швейцарской Конфедерацией от 15.11.95). Причем все эти положения об обмене информацией действуют уже сейчас. Поэтому применять правила о контролируемых иностранных компаниях в отношении организаций из этих стран будет относительно несложно.

Во-вторых, финансовое ведомство возлагает огромные надежды на Конвенцию ОЭСР о взаимной административной помощи по налоговым делам, ратифицировать которую Россия должна в ближайшие месяцы. Этот документ уже внесен в Госдуму (редакция « ПНП » в ближайших номерах готовит к публикации анализ его положений). На текущий момент подписантами Конвенции являются более 60 стран. Причем среди них попадаются и классические офшорные юрисдикции, например,Белиз, Британские Виргинские острова, остров Мэн, Каймановы острова.

Таким образом, для российских налоговых схемотехников все выглядит достаточно грозно и безрадостно. Но положительные нюансы состоят в том, что обмен информацией с Кипром, Люксембургом и Швейцарией возможен лишь при условии, что они не попадают в российские списки Минфина. В противном случае действие норм законопроекта натолкнется на невозможность проверки представленных (а скорее – непредставленных) налогоплательщиками данных.

Кроме того, ввиду присоединения Крыма к России и введения различных санкций стоит обратить внимание на новость о том, что процедура вступления России в члены ОЭСР приостановлена. Причем, приостановлена не по желанию России, а по желанию других членов ОЭСР.

Это значит, что обмен информацией уже не зависит напрямую от ратификации Россией Конвенции ОЭСР. А зависит он от того, как скоро Россия сможет стать членом ОЭСР. Этот вопрос на данный момент остается открытым. Очевидно, что, до тех пор пока США и Евросоюз не отменят свои санкции в отношении России, вопрос с членством в ОЭСР тоже не решится. Следовательно, возможность получать информацию из офшоров и прочих членов ОЭСР и подписантов Конвенции для России тоже откладывается.

А исключительно на сознательность налогоплательщиков надеяться фискалам вряд ли стоит. Самым ярким тому подтверждением является тот факт, что многие компании до сих пор пользуются такими изжившими себя методами налогового планирования, как однодневки или зарплата в конверте. И это несмотря на то, что надзорные органы ввели уголовную ответственность за подобные действия (ст. 174, 174.1, 193, 193.1, 198, 199, 199.1, 199.2 УК РФ). С регистрацией же офшорных и прочих иностранных компаний, которые активно используются российским бизнесом, налоговикам будет бороться намного сложнее.

Очевидное решение, позволяющее обойти невыгодные поправки - отсутствие чистой прибыли

Для того чтобы сгладить негативное воздействие законопроекта на российский бизнес, можно предпринять следующие шаги.

Во-первых, следует помнить, что если резиденты получают дивиденды от контролируемых иностранных компаний, декларируют их и платят соответствующий налог, то для них практически ничего не поменяется. Ставки налогов и даты отчетности останутся прежними.

Говорить о том, что будет нарушена конфиденциальность такого владения, также не приходится. Если налогоплательщик сознательно приходит в налоговые органы и подает информацию о том, что его дочерняя компания выплатила ему дивиденды, то о какой конфиденциальности может идти речь? Ведь дивиденды прямо указывают на родственные, контролируемые и зависимые отношения.

Во-вторых, следует дождаться перечня юрисдикций, на которые будет распространяться новый закон о контролируемых иностранных компаниях. То обстоятельство, что в перечень будут включены классические офшорные зоны, сомнений не вызывает, но вот, какие «полуофшорные» зоны там появятся, неизвестно.

Основные кандидаты на включение – это Кипр, Люксембург и Швейцария. Реже упоминаются Нидерланды и Ирландия. Соответственно, все остальные неофшорные юрисдикции могут рассматриваться как решения, не подпадающие под действие законопроекта. Можно сказать, что эти неофшорные страны не подпадают под принудительное условное распределение дивидендов и взыскание с них российских налогов.

Определенный интерес в плане налогового планирования в отношении схем владения активами и для холдинговых конструкций могут представлять Венгрия, Великобритания, Латвия и Сингапур. Для торговых схем могут использоваться Болгария, Венгрия, Великобритания, Дания, Канада, Сингапур, США, Эстония. Для схем с займами – Австрия, Бельгия, Венгрия, для схем с роялти – Венгрия и Великобритания.

Несмотря на то что все офшорные юрисдикции скорее всего попадут в сферу контроля будущего закона, далеко не все из них являются подписантами Конвенции ОЭСР об административной помощи. В первую очередь это часто используемые Сейшельские острова и Панама. Во вторую очередь, реже используемые, такие как Содружество Доминики, Сент-Китс и Невис, Маршалловы острова, Сент-Винсент и Гренадины. То есть получать и проверять информацию от этих островных юрисдикций российскому Минфину будет крайне затруднительно. Ведь никаких правовых обязательств для ответов на российские запросы такие юрисдикции сейчас не имеют.

Не следует забывать и о том, что законопроект о контролируемых иностранных компаниях заточен именно под налогообложение чистой прибыли иностранной компании. Ведь именно из чистой прибыли можно распределять дивиденды.

Но одним из очевидных решений, позволяющих обойти законопроект о контролируемых иностранных компаниях, является отсутствие чистой прибыли. Если прибыль у компании отсутствует, то и взыскивать российские налоги попросту не с чего. Но такие юрисдикции, как Кипр и Люксембург, славятся именно своим лояльным отношением к затратам, которые можно относить к налоговым расходам. Следовательно, даже в этих юрисдикциях налоговые решения можно построить таким образом, чтобы прибыли, которой планирует поживиться российский Минфин, практически не оставалось.

Законопроект оставляет российским владельцам достаточно широкое поле для налогового маневра

Законопроект о контролируемых иностранных компаниях заставит российский бизнес пересмотреть многие налоговые схемы с участием нерезидентов. Вместе с тем, на деятельности «белого» российского бизнеса он практически не скажется. Для него налоговые последствия останутся неизменными.

Налогоплательщики, использующие «серое» налоговое планирование, будут осознанно оставаться в этом поле. И при использовании юрисдикций, которые не имеют обязательств по обмену информацией с Россией, будут практически без риска игнорировать действие поправок.

Для прочих категорий налогоплательщиков остается достаточно широкое поле для налогового маневра. Несмотря на свою «грозную внешность», предложенный законопроект все еще оставляет достаточно много возможностей для налогового планирования.

В чем последствия контролируемости иностранных компаний?Запрет на владение акциями иностранных компаний из черного списка МинфинаПовышенная ставка российского налога на прибыль для российских материнских компанийВключение в состав прибыли материнской компании нераспределенной прибыли офшораВключение в состав прибыли материнской компании всей прибыли офшораСдача в России бухгалтерской отчетности и налоговых деклараций контролируемых офшорных компанийОбразование постоянного представительства иностранной компании в РоссииНалоговые резиденты России (как физические, так и юридические лица) должны будут уплачивать в России налог на нераспределенную прибыль подконтрольных им офшорных организаций, не выплачивающих дивиденды. Причем, прибыль таких контролируемых иностранных компаний будет рассчитываться по правилам главы 25 НК РФ, и уменьшаться на величину выплаченных из нее дивидендов.

 

Зарегистрируйтесь и продолжите читать статью! Это БЕСПЛАТНО и займет всего одну минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пожалуйста, проверьте почту
Ввести
Я тут впервые
Регистрация займет
не больше минуты!
Введите логин
Неверный логин или пароль
Неверный логин или пароль
Введите пароль

 

Слово редактора

Евгений Тимин
главный редактор
glred@nalogplan.ru
Маркетологи очень хотят, чтобы я в этой редакционной колонке на пальцах доказал вам, что необходимо продлить подписку на 2017 год. Иначе… иначе… конец света! А я вот, напротив, думаю, что переподписываться на журнал не стоит.

Подумаешь! Не продлили вы подписку. Стали узнавать о налоговых угрозах с опозданием. Из-за этого совершили ошибку. Она обернулась многомиллионными доначислениями. Против директора и главбуха возбудили уголовное дело. Им дали условный срок. Ничего страшного!

Читать далее >>

Подписка

Сервисы