Журнал о том, как безопасно сэкономить на налогах

Люксембург лишь притворяется высоконалоговой юрисдикцией

28 февраля 2014   297  

Зачем власти Люксембурга декларируют высокую ставку налога

Какими способами компании размывают налоговую базу

Насколько ухудшил ситуацию подписанный протокол

Люксембург сравнительно редко используется российским бизнесом в международном налоговом планировании. Дело в том, что схемы с участием люксембургских компаний очень сложны в использовании, поэтому предлагаются узким кругом консультантов. Это не простой и понятный всем Кипр. Кроме того, люксембургские налоговые схемы достаточно дороги в обслуживании.

Между тем малоизвестный в России Люксембург – очень интересная для целей налогового планирования юрисдикция. В частности, здесь можно согласовать с налоговыми органами свои схемы и спать спокойно, не боясь налоговых рисков. Кроме того, привлекает реальная возможность платить налоги совсем не по тем высоким налоговым ставкам, которые власти Люксембурга декларируют официальному Брюсселю. Нельзя не отметить и большой потенциал законного размытия налоговой базы корпоративного налога при осуществлении торговой и инвестиционной деятельности.

Именно поэтому власти Люксембурга очень осторожно рекламируют эти преимущества местной налоговой системы. Более того, чтобы избежать возможных претензий коллег по ЕС скорее даже скрывают их.

К примеру, номинальная ставка корпоративного налога в Люксембурге составляет 29,22 процента. По меркам ЕС это очень высокое налогообложение, одно из самых высоких в Европе. Однако, зная особенности местного законодательства, можно добиться снижения эффективной налоговой ставки до 1–2 процентов. Именно поэтому уже сейчас в списки аффилированных лиц многих российских финансовых компаний, банков и даже государственных нефтяных и газовых монополий входит большое количество люксембургских компаний. Причем они постепенно вытесняют из этих списков кипрские компании.

Эффективная ставка корпоративного налога может составлять 1–2 процента

Корпоративный налог, согласно закону Люксембурга о налогообложении (Loi concernant l’impôt sur le revenu du Grand-duche de Luxembourg Loi, modifiée du 4 décembre 1967), состоит из основной ставки налога и ставки муниципального налога. Ставка корпоративного налога, включая сбор в фонд безработицы, составляет 22,47 процента. Муниципальные ставки устанавливаются местными властями и в среднем составляет от 6 до 12 процентов. В столице, где и зарегистрировано абсолютное большинство компаний, ставка муниципального налога равна 6,75 процента. Таким образом, для столичной компании совокупная налоговая ставка корпоративного налога номинально составляет 29,22 процента.

Для компаний, не ведущих активную предпринимательскую деятельность (не имеющих налогооблагаемой прибыли), установлен минимальный налог, уплачиваемый авансовым методом. К примеру, холдинговые компании, 90 процентов баланса которых состоит из финансовых вложений, ценных бумаг и денежных средств, уплачивают минимальный налог в размере 3210 евро. Впоследствии аванс засчитывается при определении суммы налога к уплате в бюджет. Однако если исчисленная по факту сумма налога оказалась меньше аванса, то возврат минимального налога невозможен.

Корпоративный налог (Impôt sur le revenu des collectivités) взимается с общемирового дохода компании, уменьшенного на сумму относимых расходов. Плательщиками налога признаются организации, зарегистрированные в Люксембурге и имеющие основное место управления на территории Люксембурга, в том числе филиалы иностранных организаций. То есть налоговые резиденты страны.

Налоговая резидентность определяется по месту регистрации, месту управления и местонахождению. Большинство директоров компании должны быть налоговыми резидентами Люксембурга и получать как минимум половину своего дохода от источников в Люксембурге. Решения компании должны приниматься в Люксембурге. Минимум один раз в год должно проводиться общее собрание акционеров. В случае если директором компании является юридическое лицо, зарегистрированное в Люксембурге, оно должно иметь офис в Люксембурге, и органы управления также должны находиться в Люксембурге.

В Люксембурге существует режим консолидированного налогоплательщика по корпоративному налогу, который позволяет перераспределять убытки и производить их зачет в пределах группы компаний. Для его применения материнская компания должна участвовать в своих «дочках» не менее чем на 95 процентов. Компании, входящие в группу, должны быть резидентами Люксембурга. В состав консолидированного налогоплательщика могут входить компании всех стран ЕС (решение Суда ЕС от 27.11.08 № C-418/07). Налогообложение при внесении уставного капитала отсутствует.

В случае если часть сделок компании проходит с аффилированными лицами, то требуется согласование трансфертных цен с налоговой администрацией Люксембурга. Например, продажа нефтепродуктов нефтяными компаниями через люксембургского трейдера. Срок действия такого согласования – пять лет.

В налоговой практике Люксембурга применяется два основных способа налоговой оптимизации: налоговые освобождения и размытие налоговой базы. В результате их применения люксембургская компания может платить корпоративный налог по эффективной ставке 1–2 процента. Для сравнения: финансовая компания на Кипре, получая доход от торговли ценными бумагами, заплатит налог по ставке 12,5 процента. В Швейцарии у такой компании ставка основного налога будет на уровне 6–7 процентов, плюс налог на распределяемые дивиденды составит от 0 до 35 процентов.

Дивиденды по привилегированным акциям уменьшают прибыль

Под размытием налоговой базы мы понимаем увеличение суммы расходов, уменьшающих прибыль люксембургской компании, облагаемую по ставке 29,22 процента, законными способами, но так, чтобы эти расходы с финансовой точки зрения затратами не являлись. Один из способов достичь этого – выпуск люксембургской компанией привилегированных акций (Mandatory Redeemable Preference Shares, далее – MRPS).

Данные акции не дают права голоса на общем собрании акционеров и должны быть погашены в течение 10 лет. При этом если эмитент – акционерное общество (Socit Anonyme, далее – SA), данный класс акций дает акционеру право на получение переменных дивидендов, которые устанавливаются в процентном соотношении от общемирового дохода компании или в фиксированном размере. Если же эмитентом выступает компания с ограниченной ответственностью (Société à responsabilité limitée, далее – SARL), то по MRSP можно будет выплатить лишь фиксированный доход. Поэтому на практике использование в схеме компании SA предпочтительнее.

MRPS не дают права на получение обычных дивидендов. А также на получение ликвидационных выплат.

Рассмотрим типичную схему размывания налоговой базы люксембургской компании с помощью MRPS (см. схему 1). SA эмитирует половину привилегированных акций, половину – обычных. Собственником MRPS становится классический офшор, аффилированный с бенефициаром. Обыкновенные акции получает российская компания.

Схема 1. Способы размытия налоговой базы через MRPS

В налоговом учете люксембургской компании выплаты по привилегированным акциям принимаются в качестве расходов, уменьшающих налогооблагаемую прибыль. Подобного рода дивиденды приравниваются к выплате процентов и не облагаются налогом у источника в случае выплаты в пользу иностранных юридических лиц, в том числе из офшорных юрисдикций. 90 процентов дохода компании распределяются как дивиденды по MRPS.

Оставшиеся 10 процентов прибыли распределяются в пользу российского акционера как обычные дивиденды. В России дивиденды по обыкновенным и привилегированным акциям подпадают под ставку 0 процентов в случае, если российская компания владеет не менее 50 процентами акций плательщика дивидендов в течение не менее 365 календарных дней. При этом плательщик не входит в перечень офшоров из приказа Минфина России от 13.11.07 № 108н ( подп. 1 п. 3 ст. 284 НК РФ ).

Таким образом, совокупная эффективная налоговая нагрузка при торговле и последующем распределении прибыли из Люксембурга составит 2,9 процента (10% прибыли облагается в Люксембурге корпоративным налогом по ставке 29,22%). Налог у источника выплаты в Люксембурге не взимается, также нет налогообложения у получателей дивидендов.

Отметим, что при регистрации компаний с MRPS обязательно требуется получение предварительного согласования (Advanced tax ruling, далее – ATA) с налоговой администрацией Люксембурга. Чиновники должны определить максимально возможную долю прибыли акционерной компании, которую можно распределить держателям MRPS. Делают они это исходя из многих параметров деятельности компании: маржи, доходности, объемов инвестиций, предоставленной структуры, вида товаров (услуг). На практике согласие налоговой администрации можно получить на распределение 80–98 процентов прибыли держателям привилегированных акций.

Так как такие выплаты не будут облагаться налогом у источника, эффективная ставка налогообложения в люксембургской компании составит от 0,58 до 5,8 процента. В среднем с помощью ATA обычно удается согласовать эффективную ставку налога на прибыль в размере 1–2 процентов. Срок действия ATA не ограничен.

Примечательно, что если выплаты по MRPS в Люксембурге для налоговых целей расцениваются как проценты по займам, то в России они все равно будут считаться дивидендами. И могут облагаться по нулевой ставке. Статья 43 НК РФ ставит при этом лишь одно условие: такие выплаты должны быть пропорциональны вкладу в уставный капитал.

Затраты на обратный выкуп акций также уменьшают налоговую базу

Люксембургская холдинговая компания SPF (Société de gestion de patrimoine familial) – «личное инвестиционное общество», имеет возможность достичь налоговой нагрузки на уровне 1–2 процентов с помощью обратного выкупа акций (см. схему 2).

Схема 2. Размытие налоговой базы через SPF с различными классами акций

SPF эмитирует различные классы обыкновенных и привилегированных акций с разным типом доходности и ежегодно уплачивает налог на подписку в размере 0,25 процента от суммы акционерного капитала (не менее 100 евро и не более 125 тыс. евро в год). Акционером компании и держателем привилегированных акций становится офшорная компания. Акции разделены, например, на 15–20 классов (A, B, C, D...). По условиям выпуска акций люксембургская компания обязуется осуществлять обратный выкуп акций у акционера (buy back).

По итогам финансового года люксембургская компания, получившая торговый доход, выкупает класс акций A, исходя из установленной цены, составляющей 80–98 процентов годового дохода компании. В последующие годы компания выкупает следующие классы привилегированных акций своих акционеров (B, C, D…).

Выплаты по выкупу данного класса акций в налоговом учете Люксембурга принимаются в качестве расходов компании, уменьшающих налоговую базу. Они приравниваются к выплате процентов и не облагаются налогом у источника в случае перечисления иностранным юридическим лицам, в том числе офшорам. При этом люксембургская компания сохраняет возможности получения дополнительных налоговых освобождений при получении дивидендов от дочерних компаний и при продаже акций (долей) в дочерних компаниях.

Данная структура SPF в отличие от схемы с MPRS имеет ряд ограничений на публичное размещение собственных акций на фондовом рынке, публичное размещение ценных бумаг, прямое владение недвижимостью, внутригрупповое финансирование аффилированных лиц и осуществление торговой деятельности. Разрешено получать доходы от купли-продажи ценных бумаг и производных инструментов, доходы от инвестиций в дочерние компании. Такая компания хорошо подходит для фондового рынка и управления активами. Но и в данном случае обязательно получение ATA в налоговой администрации Люксембурга.

Инвестиционные займы позволяют участвовать в прибыли

Размыть налоговую базу люксембургской компании могут и особого рода инвестиционные инструменты – заем на участие в прибыли (Profit participation loan, далее – PPL) и договор о совместной деятельности (см. схему 3).

Схема 3. Размытие налоговой базы через инвестиционные инструменты

Люксембургская компания получает заем от офшорной компании на участие в прибыли в качестве инвестиций, условием предоставления которых является участие в прибыли люксембургской компании в течение 10 лет. По условиям PPL люксембургская компания по инвестиционным и торговым доходам обязуется выплачивать 80–98 процентов прибыли офшорной компании. Данные выплаты в налоговом учете приравниваются к процентам по займу, налог у источника выплаты по PPL в Люксембурге отсутствует.

Либо офшорная компания инвесторов предоставляет люксембургской компании товарные знаки, полезные модели, ноу-хау, подлежащие патентованию, патенты, программное обеспечение, клиентскую базу, опыт работы, инвестиционные модели в качестве вклада в совместную деятельность. В договоре указывается оценочная стоимость передаваемых прав. По условиям договора люксембургская компания обязуется выплачивать 80–98 процентов прибыли офшорной компании. Данные выплаты в налоговом учете также приравниваются к процентам по займу, налог у источника выплаты в Люксембурге отсутствует.

Для обеих описанных ситуаций оставшаяся прибыль 2–20 процентов на уровне люксембургской компании, после выплат в пользу офшора, облагается налогом 29,22 процента. Для данной структуры желательно получение ATA в налоговой администрации Люксембурга.

Режимы налогового освобождения внутри люксембургских холдингов

При этом оставшиеся после размытия налоговой базы 1–2 процента налога платить далеко не всегда обязательно. Эта часть прибыли может подпадать под налоговые освобождения. При определенных условиях эти освобождения получают холдинговые компании (Sociétés de Participations Financières, далее – SOPARFI) и компании смешанного типа (SPF, SA).

Например, дивиденды подлежат 100-процентному налоговому освобождению в Люксембурге при выполнении следующих условий:

  • получателем дохода является налоговый резидент Люксембурга, совет директоров компании состоит более чем на 50 процентов из налоговых резидентов Люксембурга;
  • акции (доли) находятся в его владении не менее 12 месяцев;
  • участие в капитале дочерней компании составляет не менее 10 процентов или цена первоначального приобретения акций составляет не менее 1,2 млн евро;
  • эмитентом акций (долей) является резидент Люксембурга либо компания из юрисдикции, с которой Люксембург заключил соглашение об избежании двойного налогообложения, либо резидент одной из стран ЕС, либо эта компания – плательщик налога на доход по ставке не менее 10,5 процента.

Если эти условия не выполняются, компания может получить 50-процентное освобождение, если плательщик дивидендов – компания, зарегистрированная и являющаяся налоговым резидентом страны, с которой Люксембург имеет действующее заключенное соглашение об избежании двойного налогообложения, либо компания из стран ЕС.

Роялти облагаются корпоративным налогом лишь частично. 20 процентов суммы роялти подпадают под стандартную ставку налога 29,22 процента, остальные 80 процентов налогом не облагаются. Таким образом, эффективная ставка по доходам в виде роялти в Люксембурге составляет 5,8 процента.

Полученные люксембургской компанией проценты облагаются корпоративным налогом в полной сумме. Однако этот доход может быть «размыт» любым из вышеприведенных способов.

Протокол незначительно ухудшил возможности налогового планирования

21 ноября 2011 года подписан Протокол о внесении изменений в Соглашение между Российской Федерацией и Великим Герцогством Люксембург об избежании двойного налогообложения от 28 июня 1993 года . Этот документ «закрыл» схему по получению доходов от паевых фондов недвижимости, введя 20-процентный налог в России по получаемым от них доходов (п. 5 ст. 6 Соглашения). Протокол также ухудшил схему продажи акций (долей) российских компаний, на балансе которых более 50 процентов составляет недвижимое имущество, находящееся на территории РФ (п. 4 ст. 13 Соглашения), введя в РФ 20-процентный налог на такую операцию.

Более того, в соглашении теперь появилась статья 29 «Ограничение льгот», по которой компаниям может быть отказано в применении сниженных ставок налога и освобождений, установленных в Соглашении. Однако на практике, если люксембургская компания создаст реальный офис в Люксембурге (это не дорого и не сложно) и согласует налоговый режим с налоговой администрацией Люксембурга на базе APA, этого будет достаточно для того, чтобы избежать попыток со стороны российской ИФНС попытаться оспаривать те или иные схемы. Дополнительно люксембургская компания сможет апеллировать к статье 25 Соглашений «Взаимное согласование», подав соответствующее заявление в налоговые органы Люксембурга, которые должны будут самостоятельно разрешить спорные вопросы с российской стороной.

Несмотря на указанные изменения, Люксембург остается удобной для налогового планирования юрисдикцией, в первую очередь ориентированной на финансовый сектор, торговые компании, интернет, IT и управление интеллектуальной собственностью.

 

 

Зарегистрируйтесь и продолжите читать статью! Это БЕСПЛАТНО и займет всего одну минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пожалуйста, проверьте почту
Ввести
Я тут впервые
Регистрация займет
не больше минуты!
Введите логин
Неверный логин или пароль
Неверный логин или пароль
Введите пароль

 

Слово редактора

Евгений Тимин
главный редактор
glred@nalogplan.ru
Маркетологи очень хотят, чтобы я в этой редакционной колонке на пальцах доказал вам, что необходимо продлить подписку на 2017 год. Иначе… иначе… конец света! А я вот, напротив, думаю, что переподписываться на журнал не стоит.

Подумаешь! Не продлили вы подписку. Стали узнавать о налоговых угрозах с опозданием. Из-за этого совершили ошибку. Она обернулась многомиллионными доначислениями. Против директора и главбуха возбудили уголовное дело. Им дали условный срок. Ничего страшного!

Читать далее >>

Подписка

Сервисы