Журнал о том, как безопасно сэкономить на налогах

Как повлияет на международное налоговое планирование дефолт Кипра

23 апреля 2013   1021  

Что происходит с банковской системой Кипра

Каких приятных мелочей лишится тот, кто «уйдет» с Кипра

Какие существуют альтернативы кипрским компаниям в схемах

Финансовый кризис на Кипре застал многих российских предпринимателей врасплох. Не секрет, что использование этой юрисдикции крайне популярно в схемах международного налогового планирования. Однако, помимо возможностей налоговой экономии, Кипр предоставлял лояльный к российским деньгам банковский сервис. Многие хранили в кипрских банках не только излишки денежных средств своих компаний, но и свои личные накопления. Счета на Кипре, как вынужден был признать Дмитрий Медведев, имелись также и у российских государственных структур.

Поэтому эксперимент, который поставила над островом в марте 2013 года Еврокомиссия (см. врезку в конце статьи), запомнится россиянам надолго. Сложно теперь сказать, что бы нанесло острову больший урон: публичные эксперименты с налогом на депозиты или реальный дефолт, со всеми вытекающими последствиями.

Как бы то ни было, теперь Кипр полностью лишился «раздутой» банковской системы, а десятки тысяч клиентов еще недавно надежных банков питают призрачные надежды вернуть свои капиталы. Как реагировать на все произошедшее? Необходимо ли срочно отказываться от использования кипрских компаний в налоговом планировании? Или же допустимо ограничиться лишь поиском альтернатив банковской системе Кипра?

Национальная банковская система Кипра фактически разрушена

Два крупнейших кипрских банка (Bank of Cyprus и Laiki Bank) потеряли доверие клиентов абсолютно. Мелкие банки вынуждены все средства хранить в ликвидных активах, поэтому ни о каком «классическом» банковском бизнесе на острове сейчас не может быть и речи.

Ситуацию усугубляет и то, что фактически европейской системе «страхования вкладов» смягчить удар кипрского дефолта попросту не дали. Все дело в том, что система гарантирования вкладов (на Кипре «застрахованными» являются любые остатки на банковских счетах, депозитах и т.д. в размере до 100 тыс. евро) срабатывает только если происходит страховой случай – у банка отзывается лицензия. Но до сих пор ни у одного кипрского банка лицензия не отозвана!

Таким образом, де-юре все банки на Кипре – работающие структуры, поэтому получить свои 100 тыс. евро по страховке невозможно. При этом все: и крупные, и мелкие вкладчики, и физлица, и огромные корпорации – вынуждены соблюдать ограничения на перевод денег за рубеж. В итоге работать через кипрские банки сейчас рискнут, а главное – фактически смогут, немногие. Прогнозировать, когда в финансовой системе Кипра наступит стабильность, не решится никто. Конечно, во внутренние проблемы острова не так сильно вовлечены кипрские филиалы и дочерние структуры крупнейших российских банков, но и они сейчас столкнулись с оттоком клиентской базы.

Поэтому финансовую альтернативу кипрским банкам совершенно точно искать следует. Видимо, в качестве таковых следует рассматривать в первую очередь респектабельные и старейшие банки Европы.

Что касается банков азиатских, то удачной альтернативой Кипру они могут стать крайне редко. Все дело в том, что банки Гонконга, Сингапура, ОАЭ и прочие в принципе нелояльны к корпоративным клиентам из России. И если рассматривают возможность открытия счета, то только на местные компании, зачастую с местными директорами и при условии работы на местном рынке.

Другими словами, открыть счет на кипрскую или, например, панамскую компанию, которая планирует получать пассивные доходы по займам, в банке ОАЭ или Сингапура практически нереально. Лишним тому подтверждением служит на первый взгляд достаточно формальное требование ряда банков Сингапура, чтобы компания потенциального клиента имела действующий сайт. Многие ли компании, созданные для целей налогового планирования, имеют его?

Именно поэтому капитал из кипрских банков направляется в настоящее время в первую очередь в сторону лояльных банков стран Прибалтики, а также в проверенные временем Швейцарию, Австрию и Лихтенштейн. В ином направлении уходят лишь деньги тех компаний, которые готовы в принципе отказаться от использования Кипра в своих налоговых решениях. Но вот целесообразно ли это?

Важные мелочи, от которых придется отказаться вместе со сменой юрисдикции

Подавляющее большинство предпринимателей, использующих кипрские компании, даже не замечают важных и полезных особенностей кипрского корпоративного законодательства. Многое представляется им в порядке вещей. Тогда как в других юрисдикциях эти мелочи отсутствуют.

Так, на Кипре хоть и существует понятие минимального уставного капитала компании (1 тыс. евро), но не зафиксирован срок его оплаты. А значит, зарегистрировать кипрскую компанию можно чрезвычайно оперативно и без дополнительных затрат и хлопот. Раз нет привязки к банковскому счету, можно зарегистрировать компанию и без счета вовсе. Иногда это может быть необходимо для целей конфиденциальности или для схем владения активами.

Ничего подобного нельзя сказать о компаниях Швейцарии, Австрии, Люксембурга и прочих, которые часто называются альтернативой Кипру. Размер минимального уставного капитала в этих юрисдикциях составляет несколько десятков тысяч евро. И для его оплаты зачастую необходимо открывать счет в местном банке. А это почти нереально сделать дистанционно – необходимо получать визу, брать билеты, бронировать гостиницу и лететь на собеседование с банкирами. Которые, к слову, счет могут в итоге и не открыть. И только после этих процедур можно будет приступать к регистрации компании. Посему так же быстро, как на Кипре, зарегистрировать компанию в большинстве европейских юрисдикций невозможно.

Кипрские директора – одни из самых лояльных и покладистых в мире. Немаловажно, что они в большинстве случаев не просто говорят, но и мыслят по-русски. При этом стоят их услуги всего несколько сотен евро в год. Услуги директора-западноевропейца обойдутся в несколько десятков раз дороже.

Киприоты спокойно выпишут генеральную доверенность и не станут претендовать на управление счетом. Тогда как нормальной практикой работы любого респектабельного директора (к которым себя причисляют не только швейцарцы, австрийцы и англичане, но даже венгры и сингапурцы) является как раз отсутствие генеральной доверенности. Хотите работать – подписывайте все у меня и управляйте счетом через меня – вот она, нормальная европейская практика! А много ли найдется российских предпринимателей, желающих выпускать управление счетом компании из собственных рук?

Более того, многие европейские директора желают получить на руки подписанное российскими бенефициарами «комфортное письмо» о том, что если к компании будут предъявлены претензии материального, налогового, административного, уголовного и любого иного свойства, то все издержки ложатся на бенефициара. Сталкиваясь с подобными запросами респектабельных европейцев, наиболее продвинутые российские предприниматели начинают искать более покладистых директоров, являющихся представителями социального слоя, которому терять особенно нечего. Соответственно, растут риски остаться в итоге и без денег, и без директора.

В тех же случаях, когда директора доступа к счету не имеют, случаются другие непредвиденные, на первый взгляд, неприятности. Например, местная налоговая инспекция, заметив, что одни и те же директора из низших социальных слоев занимают руководящие должности в десятках компаний, вносит таких «директоров» в разряд сомнительных или номинальных. В результате деятельность всех компаний (и добропорядочных в том числе), где числились эти управленцы, парализуется. Приходится срочно искать нового директора, который бы произвел на налоговые органы благоприятное впечатление, дал бы пояснения по сложившейся ситуации и т.д. В результате этим новым директором будет тот самый «респектабельный европеец», который, прежде чем принять руководство проштрафившейся компанией, запросит «комфортное письмо», отзовет генеральную доверенность и т.д. То есть в итоге все равно придется работать «по-европейски», а не «по-кипрски».

Немногие знают о том, что, например, Сингапур или ОАЭ не поддерживают апостиль документов (так как эти страны не подписали Гаагскую конвенцию). В прикладном смысле это значит, что далеко не все банки будут готовы открыть таким компаниям счет, ведь они не смогут проверить «правильность» документов. А их заверение через консульство может стоить до 5 тыс. евро и занять по времени до месяца.

Важный нюанс – получение сертификата резидентности. Этот сертификат необходим, чтобы подтвердить право на льготы, закрепленные межгосударственными налоговыми соглашениями. На Кипре процесс получения подобного документа очень прост, дешев и быстр – достаточно, чтобы директором был киприот и адрес был кипрским. За последние годы можно по пальцам пересчитать случаи, когда кипрский Минфин кому-то сертификат не выдал. Никаких требований по величине уплаченных налогов, наличию счета в местном банке, работающему офису и тому подобному на Кипре просто нет. Совсем не так обстоят дела в любой другой юрисдикции.

К примеру, гонконгские и сингапурские компании сертификаты резидентности не смогут получить в принципе. Ведь компании из этих юрисдикций используются именно в качестве нерезидентных, чтобы получить налоговое освобождение в соответствии с территориальным принципом налогообложения в этих странах.

Что касается Нидерландов, Венгрии, Великобритании, Австрии, Швейцарии и прочих, то помимо требований к наличию местных директоров зачастую предъявляется требование к наличию работающего офиса, величине уплаченных налогов, отсутствию «агентских схем», наличию счета в местном банке и т.д.

Особенно показателен в этой связи опыт получения сертификата резидентности в Великобритании. Здесь для получения сертификата необходимо наличие реальной предпринимательской деятельности именно в Великобритании. Холдинговая или торговая деятельность за пределами юрисдикции «реальной» в Великобритании не считается. При этом на мнение британской налоговой службы никак не повлияет сумма уплаченных в Великобритании налогов, которая может быть сколь угодно большой.

То есть, если на получение сертификата резидентности на Кипре уйдет всего неделя и несколько сотен евро, то в подавляющем большинстве стран ЕС на получение такого же документа придется потратить порядка десятка тысяч евро на выполнение всех формальных условий резидентности компании. После чего ждать до двух месяцев.

Существуют и другие преимущества кипрской юрисдикции, но и уже сказанного более чем достаточно для того, чтобы понять, что бежать с Кипра без оглядки отнюдь не стоит. Однако иметь представление о каких-то альтернативах, несомненно, полезно.

Любые альтернативы Кипру в торговых схемах затратны

Кипр нередко используется в торговых схемах. Особенно если речь идет о поставках из Европы в Россию. В пользу Кипра в этом случае свидетельствуют:

  • отсутствие Кипра в «черном» списке офшоров российского Минфина. ФТС и ФНС обращают внимание на этот список как при процедуре корректировки таможенной стоимости товаров, так и при возмещении НДС;
  • возможность быстрого получения на Кипре европейского НДС-номера. При его отсутствии компания не сможет возместить НДС, который в ряде стран ЕС достигает 27 процентов;
  • низкая ставка корпоративного налога на Кипре;
  • отсутствие трансфертного законодательства на Кипре.

Альтернативой Кипру в торговле, например, с Китаем могут выступить компании Гонконга или Сингапура. Во внутриевропейских сделках – компании Нидерландов, Латвии, Венгрии, Мальты, Швейцарии и т.д. Вместе с тем стоит учесть, что Гонконг, Мальта и Сингапур числятся в «черном» списке ФТС. Работая с подобными поставщиками, российские компании рискуют нарваться на повышенное внимание таможенных органов.

В Нидерландах, Латвии, Венгрии, Швейцарии, с одной стороны, можно «по-кипрски» быстро получить европейский НДС-номер. А также пусть и дорого, но получить сертификат резидентности. Однако налоговые ставки в некоторых из них (в Нидерландах, в кантонах Швейцарии) превышают российские значения.

Кроме этого, законодательство о трансфертных ценах существует практически в каждой стране ЕС (да и в Гонконге и Сингапуре оно тоже есть). Поэтому, если российские предприниматели будут чрезмерно увлекаться манипуляциями с ценами в европейской юрисдикции, местные налоговые органы имеют полное право отрегулировать их в целях налогообложения до стандартных рыночных значений.

Вместе с тем все это не говорит о том, что альтернатив Кипру в торговых схемах нет. Они есть, просто более дорогие. А значит, могут использоваться компаниями с крупными оборотами, для которых потери на респектабельность будут теряться в большом объеме поставок.

В схемах владения активами Кипру есть неплохая замена

Кипр достаточно часто используется в России в схемах владения активами. Причем если основной функционал Кипра в таких схемах – исключительно владение активами, найти альтернативу сравнительно несложно.

На первый план в таком случае выходят респектабельность юрисдикции, экономичность в регистрации и содержании компании, отсутствие требований к минимальной величине уставного капитала, сговорчивость номинальных директоров и акционеров, невозможность информационного обмена с Россией по налоговым нарушениям. Как ни странно, всем этим требованиям как нельзя лучше удовлетворяет Великобритания.

При стоимости регистрации и содержания, аналогичной кипрской, отсутствии необходимости оплаты уставного капитала, в отсутствие требований к резидентности директора и акционера и при невозможности обмена информацией с Россией по налоговым нарушениям Великобритания становится идеальным кандидатом на замену Кипру. Это даже тот редкий случай, когда Великобритания по всем параметрам превосходит Кипр.

Однако если расширить требования до полноценной холдинговой схемы, когда в пользу головной компании платятся дивиденды, а в дальнейшем намечается и продажа долей, акций дочерней компании, то здесь отобрать пальму первенства у Кипра совсем непросто. Все дело в том, что у Кипра одно из самых лучших налоговых соглашений с Россией. Оно позволяет добиться, чтобы налог у источника выплаты дивидендов не превышал 5 процентов. Полученные из России дивиденды на Кипре не облагаются никакими налогами. И действие этой нормы безусловно – для получения льготы ничего дополнительно предпринимать не надо. Если необходимо передать дивиденды с Кипра дальше, в офшор, то налогов у источника на Кипре не возникнет.

Несмотря на то что юрисдикций со схожими льготами в отношении холдингов немало (например, Великобритания, Нидерланды, Дания, Швейцария, Австрия, Люксембург), такой, где бы присутствовали абсолютно все, указанные для Кипра, нет ни одной. Поэтому любая альтернатива будет проигрывать Кипру. Наиболее оптимальной заменой можно считать Нидерланды. Однако ощутите разницу:

  • добиться той же ставки налога у источника (5%) при перечислении дивидендов из России можно, но с дополнительным условием о доле владения не менее 25 процентов;
  • также можно получить освобождение полученных дивидендов от налогов в Нидерландах, но для этого потребуется, чтобы доля владения составляла не менее 5 процентов, а дочерняя компания не являлась бы «пассивной» (ставка налога на прибыль – более 10%, а доходы – не более чем наполовину от дивидендов, процентов и роялти);
  • сертификат резидентности в Нидерландах получить можно только при так называемом минимальном присутствии (арендованный офис с телефоном, местный директор, минимальный документооборот, уплаченные налоги);
  • отправлять транзитом дивиденды в офшор напрямую не получится вообще – возникнет 15-процентный налог у источника.

Приблизительно та же ситуация и с продажей долей и акций дочерних компаний. Если на Кипре налог на прирост капитала, возникающий в таких случаях, отсутствует для финансовых активов в принципе, то для юрисдикций-заменителей такую льготу необходимо обосновывать и получать.

Австрия почти так же хороша в схемах с займами

В схемах с займами конкурентными преимуществами Кипра являются:

  • налоговое соглашение с Россией, по которому налог у источника выплаты процентов отсутствует;
  • сальдирование полученных процентов с уплаченными, то есть в схеме транзитного перечисления процентов в офшор корпоративным налогом облагается лишь разница;
  • отсутствие правила тонкой капитализации, что не позволяет ни при каких условиях квалифицировать выплаченные в офшор проценты как дивиденды;
  • отсутствие налога у источника выплаты процентов при перечислении их в пользу офшора.

Ближайшими конкурентами Кипру на этом поле могут быть Нидерланды, Венгрия, Австрия и Люксембург. Вместе с тем из всех этих юрисдикций правило тонкой капитализации отсутствует только в Австрии. Однако работа с директором-австрийцем обойдется почти в 25 раз дороже, чем с киприотом, австриец будет требовать совместного управления счетом, сертификат резидентности в Австрии получить непросто – становится понятно, почему большинство для реинвестирования капитала выбирают все-таки Кипр.

В схемах с роялти большую роль играет маркетинг

Схемы с использованием торговых марок и патентов – это, прежде всего, маркетинг. Поэтому Кипр не занимает на этом рынке доминирующего положения. Если потребители привыкли отдавать деньги за банку кофе под швейцарским значком и за таблетки родом из Голландии, то кипрский штампик на упаковке лишь ухудшит ситуацию. Поэтому для ритейла выбор производится на основании потребительских, а не налоговых предпочтений. Что же касается иных интеллектуальных прав, то здесь несомненный лидер именно Кипр.

Несомненным конкурентным преимуществом Кипра является одно из самых лучших налоговых соглашений с Россией, по которому налог у источника выплаты роялти отсутствует. Полученные роялти на Кипре приобретают льготный статус, когда 80 процентов их суммы исключается из налоговой базы. В итоге эффективная ставка корпоративного налога составит лишь 2 процента.

Основными конкурентами Кипра по роялти являются Люксембург (эффективная ставка налога порядка 2,5%) и Нидерланды (5%). Но в отличие от Кипра, где льгота по налогу безусловная, в Люксембурге и Нидерландах придется потратить массу сил и времени для того, чтобы подтвердить и согласовать ее в различных инстанциях.

За финансовые проблемы Кипра расплачиваются вкладчики
 
Первоначальный план Еврокомиссии по выводу Кипра из кризиса предусматривал введение налога на депозиты в виде единовременного изъятия части денежных средств со всех счетов, открытых в кипрских банках. Планировалось, что, в зависимости от суммы на счете, будет удержано порядка 7–10 процентов. Парламент Кипра этот план отклонил, однако принял антикризисные меры в отношении двух крупнейших кипрских банков – Bank of Cyprus и Laiki Bank.
 
Было принято решение разделить между этими банками активы на «плохие» и «хорошие». «Плохие» активы передают в Laiki Bank, а все застрахованные депозиты (физических и юридических лиц) до 100 тыс. евро переводятся из этого банка в Bank of Cyprus. Незастрахованные депозиты и вклады, общей суммой превышающие 100 тыс. евро, остаются в «плохом» банке. Их дальнейшая судьба пока неизвестна.
 
Депозиты клиентов «хорошего» Bank of Cyprus тоже не ждет ничего хорошего. Решено, что суммы на счетах этого банка, в совокупности превышающие 100 тыс. евро, условно поделят на три части. 40 процентов обещают вернуть клиентам полностью. 37,5 процента автоматически конвертируются в акции Bank of Cyprus с правом голоса и получения дивидендов. 22,5 процента временно замораживаются до принятия дополнительного решения об их судьбе. Вероятно, они также полностью или частично будут конвертированы в акции банка.
 
Прочие кипрские банки антикризисные меры формально не затрагивают. Однако перевести сразу все хранящиеся там деньги в кредитное учреждение за пределами Кипра невозможно – установлен временный запрет на перечисление больших сумм за рубеж.

 

Зарегистрируйтесь и продолжите читать статью! Это БЕСПЛАТНО и займет всего одну минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пожалуйста, проверьте почту
Ввести
Я тут впервые
Регистрация займет
не больше минуты!
Введите логин
Неверный логин или пароль
Неверный логин или пароль
Введите пароль

 

Слово редактора

Евгений Тимин
главный редактор
glred@nalogplan.ru
Маркетологи очень хотят, чтобы я в этой редакционной колонке на пальцах доказал вам, что необходимо продлить подписку на 2017 год. Иначе… иначе… конец света! А я вот, напротив, думаю, что переподписываться на журнал не стоит.

Подумаешь! Не продлили вы подписку. Стали узнавать о налоговых угрозах с опозданием. Из-за этого совершили ошибку. Она обернулась многомиллионными доначислениями. Против директора и главбуха возбудили уголовное дело. Им дали условный срок. Ничего страшного!

Читать далее >>

Подписка

Сервисы