Журнал о том, как безопасно сэкономить на налогах

Расставаться с людьми надо по-доброму, а полицию встречать спокойно

27 декабря 2012   990  

Налоговые проверки, в которых участвуют представители правоохранительных органов, всегда источник стресса. Мы побеседовали об особенностях таких проверок с налоговым адвокатом Николаем Лукьянченко

 

– Представители каких правоохранительных органов могут прийти в компанию с проверкой?

– В настоящее время осталась одна служба – Управление по экономической безопасности и противодействию коррупции, сокращенно УЭБиПК. На федеральном уровне оно называется ГУЭБиПК.

– Зачем оперативники приходят в офис компании, и как понять, что это действительно проверяющие?

– В 95 процентах случаев – для обследования помещений. В остальных 5 процентах – для обыска. Обследование производится в рамках Федерального закона от 12.08.95 № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», пока не заведено уголовное дело, но есть оперативная информация, которую необходимо проверить. В этом случае подтверждающим полномочия документом является постановление на обследование помещения. Копию данного документа представителю юридического лица обязаны предоставить, в чем получатель должен расписаться. Пока документа в руках нет – подпись ставить не надо.

– Что полиция вправе делать при обследовании помещений?

– Очень немногое. Осмотреть только открытые поверхности – документы, предметы. Закрытые сумки, шкафы, тумбочки, сейфы – недоступная территория. Часто хитрят: просят открыть. И в некоторых случаях люди пугаются и действительно открывают дверцы и замки и сами создают уже открытые поверхности. Поэтому при осмотре в первую очередь надо сохранять спокойствие, не пугаться. И ничего не открывать. Никто не вправе заставить работников сделать это.

– А при обыске проверяющие уже могут открыть все сами?

– Да, это значительно более жесткая и продолжительная процедура. Если при обследовании на предложение открыть сейф можно ответить отказом, то при обыске это не поможет. Не дадите ключи – сейф вскроют.

А вот досмотр личных вещей проводят только с участием понятых и оперативника того же пола, что и человек, который подвергается досмотру. Женщины в этом плане в привилегированном положении: как правило, приходящие в офис оперативники – это мужчины. Значит, женщина может сослаться на то, что ей неудобно показывать содержимое сумки. Как правило, при таком ответе интерес пропадает. Но не в случае, если оперативник заметил, что в женскую сумку что-то положили – флешку, печать, документ. Поверьте, и понятых найдут, и вызовут оперативника нужного пола, и проведут досмотр в соответствии с законом.

– В каких случаях возможен обыск?

– Если возбуждено уголовное дело и есть постановление на производство обыска. Практический совет. В законе не написано, что вы вправе требовать копию этого постановления или вам должны ее предоставить. И в такой просьбе могут отказать, сославшись на тайну предварительного расследования. Но есть маленькая хитрость. В конце этого документа есть строчка «с настоящим постановлением ознакомлен». И следователь очень заинтересован получить вашу подпись. А значит, перед тем как ее поставить, вы берете чистый лист бумаги и переписываете все, что написано в постановлении.

– Есть ли смысл обострять и так накаленную обстановку?

– Визит полицейского – это всегда шок и стресс. Часто люди ничего не запоминают из того, что им показали. А в этом документе написано, когда возбудили уголовное дело, по какому факту, по какой статье, как правило, указываются наименования компаний, фамилии. Эта информация поможет понять, откуда пришла напасть, и выстроить линию защиты. Так что резон есть. Не стоит бояться вызвать этим неудовольствие. У сотрудников полиции своя работа – у компании свои интересы.

– А откуда может появиться в органах опасная информация о компании?

– Источники могут быть любые. Например, недовольные сотрудники, особенно уже уволенные. Возможны промышленный шпионаж, недобросовестная конкуренция, провокации. Известен случай, когда работнику налогоплательщика в ходе налоговой проверки предложили поговорить «без протокола, по душам». А когда он выразил сомнения относительно чистоты некоторых операций, в комнату вошли оперативники. Оказалось, что в это время велась видеозапись. Они сообщили, что есть данные о готовящемся противоправном деянии вот в этой комнате, сделали осмотр, нашли пленку. Вот уже и появились и информация, и основания проверять компанию дальше.

– Давайте отдельно поговорим о сотрудниках. Как их можно успокоить?

– Согласно статье 51 Конституции РФ, никто не обязан свидетельствовать против себя. Единственный вопрос, на который я все же рекомендую отвечать, – фамилия, имя, отчество. Даже должность называть не обязательно – потянутся следующие вопросы. Бывает, что упоминание статьи 51 не спасает – оперативник напоминает, что вопрос задали о директоре, он же не член семьи. Ну и что? Он платит зарплату, на которую живет моя семья. Главное не паниковать. Но при обследовании помещений я все же рекомендую предпринимателям отпускать людей с работы, по крайней мере, низовое и среднее звенья. На обед, по домам, особенно если это вторая половина дня. Меньше шансов, что кто-то что-то лишнее скажет, разблокирует, откроет. Но при обыске это может не сработать – следователь вправе запретить покидать помещение.

– А если приходится давать уже свидетельские показания, молчать нельзя?

– В подавляющем большинстве случаев вызывают не на допрос, а на опрос. То есть его проводит не следователь по уголовному делу, а оперативный работник в рамках проверки берет объяснения от сотрудников компании. Здесь по ситуации. Я рекомендую прийти, дать паспорт. Заполняется анкета – первая страница. Там стоит фраза «Сущность статьи 51 Конституции РФ мне разъяснена». Человек говорит, что хочет воспользоваться этой статьей. Ведь если у людей забрали право расследовать налоговые преступления – зачем отвечать на их вопросы? Однако здесь не следует путать опрос в полиции и опрос в ходе выездной налоговой проверки. Вот там я рекомендую давать показания, иначе будет не очень хороший акт.

– Хорошо, а если это уже допрос?

– Тогда показания даются следователю. Но статью 51 и здесь никто не отменяет, против себя мы можем не свидетельствовать. Если вопросы про других людей, по возможности: «Не помню, не мой функционал». Но допрос у следователя – это серьезная процедура. Я бы рекомендовал воспользоваться услугами адвоката.

– Но далеко не все компании могут позволить себе иметь штатного или внештатного адвоката.

– Не обязательно платить адвокату на регулярной основе. Можно найти адвокатскую контору и договориться с ней об услугах в острых ситуациях. Есть такое понятие «ордер выходного дня». Если что-то случилось, вы звоните адвокату, он вписывает в этот ордер название фирмы – имя доверителя, номер удостоверения адвоката, предъявляет удостоверение, ордер – и вступает в процесс.

– А что вы можете посоветовать компании, чтобы исключить появление оперативников в офисе?

– Основное – проявлять должную осмотрительность. Люди ленятся заниматься своей безопасностью, вспоминают пословицу «волноваться заранее – волноваться два раза». А это неправильно. Лучше как раз поволноваться заранее. Запросив документы у контрагента, компания при налоговой проверке, тем более на процессе, сможет закрыться ими как щитом.

Кроме того, фактор риска – рассерженный уволенный сотрудник. Это находка для проверяющих. Поэтому компаниям можно рекомендовать еще одну хорошую предупредительную меру – расставаться с людьми по-доброму.

– В публичных выступлениях вы рассказывали, что проводите тренировочные мероприятия. В чем они заключаются?

– Да, у нас есть такая услуга. Мы приходим в компанию «с проверкой». О том, что она не настоящая, как правило, знает только руководство. Проходим к нему в кабинет, как будто предъявляем свои документы. После чего директор с грустным лицом провожает нас в офис и представляет как сотрудников полиции. То есть создаются условия, приближенные к «боевым». И дальше мы имитируем обыск. Просим открыть тумбочки, сумки, сейфы, разблокировать станции, расписаться на чистых листах. И в этот же день или на следующий проводится трехчасовая лекция по безопасности и разбор ошибок.

– И какие ошибки бывают чаще всего?

– Естественно, открывают сумки, разблокируют компьютеры, причем не только свои, но и отсутствующего соседа. И листы чистые подписывают, не забывая дать расшифровку подписи.

– А были отзывы, что такая тренировка помогла потом при реальной проверке?

– Да, была комичная ситуация. Мы провели стресс-тренинг, а на следующий день пришли настоящие оперативники. А на столах лежат наши инструкции, как себя вести. И оперативники сами признали: будет тяжело, люди подготовлены. 

Зарегистрируйтесь и продолжите читать статью! Это БЕСПЛАТНО и займет всего одну минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пожалуйста, проверьте почту
Ввести
Я тут впервые
Регистрация займет
не больше минуты!
Введите логин
Неверный логин или пароль
Неверный логин или пароль
Введите пароль

 

Слово редактора

Евгений Тимин
главный редактор
glred@nalogplan.ru
Маркетологи очень хотят, чтобы я в этой редакционной колонке на пальцах доказал вам, что необходимо продлить подписку на 2017 год. Иначе… иначе… конец света! А я вот, напротив, думаю, что переподписываться на журнал не стоит.

Подумаешь! Не продлили вы подписку. Стали узнавать о налоговых угрозах с опозданием. Из-за этого совершили ошибку. Она обернулась многомиллионными доначислениями. Против директора и главбуха возбудили уголовное дело. Им дали условный срок. Ничего страшного!

Читать далее >>

Подписка

Сервисы