Журнал о том, как безопасно сэкономить на налогах

Каких успехов в налоговой оптимизации удалось достичь нашим читателям в 2012 году

30 ноября 2012   1393  

Участник через два года вспомнил о деловой цели операции

Бывает выгодно, чтобы налоговики «не услышали» возражения

Почему незаконны временные ограничения для перехода на УСН

В последнем номере года мы по уже сложившейся традиции подводим годовые итоги в области налогового планирования*. Редакция «ПНП» попросила своих постоянных внештатных авторов и просто читателей рассказать о достижениях, которыми они могут гордиться в прошедшем году.

* Статью о достижениях наших читателей в области налогового планирования за 2011 год можно найти в «ПНП» № 10, 2011.

Нам прислали множество историй об интересных ситуациях, связанных с общением с налоговыми органами и судьями, об успехах при внедрении способов налоговой оптимизации и взаимодействии с аудиторами, консультантами и работниками бухгалтерии. Некоторые читатели рассказали об отстаивании своей позиции в суде, как им удалось подобрать аргументы и с их помощью выиграть налоговый спор.

Пять наиболее интересных историй мы публикуем в этом номере. Их авторы получат полезный подарок от редакции – цифровую фоторамку.

Участник, простивший долг в 2009 году, доказал, что он сделал это для пополнения чистых активов компании

 

Александр Москалев,
управляющий партнер
юридического центра
«АТЛАНТ»

 

В декабре 2009 года единственный участник подписал соглашение о прощении старого долга своей компании. Он и не мог предположить, что тем самым подписывается под полугодовым налоговым спором и долгими судебными разбирательствами.

Спор возник из-за того, что компания не включила сумму прощенного долга в состав внереализационных доходов на основании подпункта 11 пункта 1 статьи 251 НК РФ. Ведь простил его стопроцентный собственник. Но семизначная сумма прощенного долга не осталась незамеченной налоговым органом. Доначисленный с такого дохода налог очень украсил бы показатели отчетности инспекции.

Налоговики обратили внимание на момент возникновения задолженности. Она возникла из договора на поставку товара, когда будущий учредитель еще не имел никакого отношения к компании. Формально он был обычным сторонним поставщиком. И лишь к моменту, когда долг был прощен, физлицо получило контроль над более чем 50 процентами капитала компании. Именно такой размер участия в уставном капитале компании дает право не включать полученные от этого лица средства в доходы.

Налоговики решили, что если на дату возникновения долга условия для его безналогового прощения не выполнялись, списанная кредиторская задолженность на основании подпункта 2 пункта 1 статьи 248, пункта 18 статьи 250 НК РФ должна признаться внереализационным доходом.

Вывод налогового органа был, несомненно, спорным. Ведь указанная норма предписывает учитывать в составе внереализационных доходов задолженности, списанные вследствие истечения срока исковой давности. В данном случае, действительно, задолженность была многолетней. Но стороны из-за финансовых проблем в компании неоднократно подписывали дополнительные соглашения к договору поставки, изменяя дату платежа по нему. На момент подписания соглашения о прощении долга срок платежа, установленный последними изменениями, даже не наступил. Поэтому компания решила оспорить решение налогового органа.

Суд поддержал компанию в том, что прощение долга – это сделка по безвозмездной передаче имущества. Так как сбережение должником денежных средств (имущества) вследствие прощения кредитором его долга может быть приравнено к их получению (ст. 415 ГК РФ, п. 3 информационного письма Президиума ВАС РФ от 22.12.05 № 98). Таким образом, датой сделки и дохода нужно считать дату прощения долга. И поскольку на этот момент участнику компания принадлежала единолично, то применение подпункта 11 пункта 1 статьи 251 НК РФ является обоснованным.

Кроме того, чтобы снять все неясности и исключить неоднозначность оценки своих действий, участник уже в процессе оспаривания решения налогового органа подписал с компанией дополнительное соглашение к соглашению о прощении долга. Учитывая последние изменения налогового законодательства, стороны спустя два года после сделки уточнили, что цель прощения долга – увеличение чистых активов и улучшение финансового состояния компании. А значит, налогоплательщик вправе был применить подпункт 3.4 пункта 1 статьи 251 НК РФ. Эту норму добавили в главу 25 НК РФ в конце 2010 года, но ее действие распространяется на правоотношения с 1 января 2007 года.

Согласно данным изменениям, не учитываются доходы в виде имущества, имущественных прав или неимущественных прав в размере их денежной оценки, которые переданы хозяйственному обществу в целях увеличения его чистых активов. Причем это правило распространяется также на случаи увеличения чистых активов общества с одновременным уменьшением или прекращением его обязательств перед соответствующими акционерами или участниками. Главное, чтобы они однозначно выразили свою волю относительно такого увеличения чистых активов общества.

Суд учел, что уже в декабре 2009 года в уведомлении о прощении долга указана причина: финансовое положение компании не позволяет выполнить ей свои обязательства по выплате имеющегося долга. В связи с чем участник и принял такое решение. Эта формулировка свидетельствует о намерении участника компании-заявителя принять меры к улучшению ее финансового состояния.

В целом это говорило в пользу налогоплательщика, и суд удовлетворил его требования. Решение налогового органа о доначислении налогов было отменено. Суд указал, что прощение долга по оплате товаров не образует подлежащего налогообложению дохода не только в силу подпункта 11 пункта 1 статьи 251 НК РФ, но и на основании подпункта 3.4 этого пункта.

Привлекая капитал, полезно заранее указывать, на какие цели он будет использован

 

Антон Степанов,
старший юрисконсульт
юридической фирмы
«Фокин и партнеры»

 

Процесс эмиссии ценных бумаг достаточно громоздкий и хлопотный. Кроме того, он требует предварительной подготовки. При дополнительной эмиссии компании часто эти работы частично или полностью перекладывают на специализированные фирмы. Если они являются плательщиками НДС, то с принятием его к вычету, как правило, возникают проблемы.

К примеру, компания нанимает консультантов по маркетинговому, финансовому и юридическому сопровождению дополнительной эмиссии и публичного размещения. Или размещает информацию об эмиссии в СМИ, оплачивает услуги депозитариев. Все эти услуги облагаются НДС.

Однако проверяющие с большой долей вероятности укажут на то, что дополнительная эмиссия акций или облигаций является способом привлечения капитала. А это – операции, не являющиеся объектом обложения НДС. А на «нет» и вычета нет. Согласно подпункту 1 пункта 2 статьи 170 НК РФ, предъявленные суммы НДС должны быть учтены в расходах.

Когда к нам обратился клиент с просьбой аргументировать позицию о возможности вычетов по НДС, мы проанализировали судебную практику. По данному вопросу она противоречива, но в некоторых случаях суды встают на сторону налогоплательщиков. Доводы налоговиков о том, что выпуск ценных бумаг не связан с операциями, облагаемыми НДС, могут быть признаны ошибочными. Для этого необходимо доказать связь между эмиссией акций или облигаций и использованием полученных при этом средств для осуществления деятельности, по которой налогоплательщик является плательщиком НДС (постановления федеральных арбитражных судов Северо-Западного от 08.11.11 № А21-10429/2010, Московского от 20.09.06, 26.09.06 № КА-А40/8845-06 округов, Девятого арбитражного апелляционного суда от 17.08.12 № А40-53575/11-116-154, решение Арбитражного суда г. Москвы от 17.08.11 № А40-26487/11-20-115).

Усилить свою позицию в споре с налоговиками мы посоветовали компании через уточнение цели в проспекте эмиссии. С его помощью можно доказать, что услуги приобретены для осуществления операций, признаваемых объектами обложения НДС. Согласно абзацу 4 части 4 статьи 22 Федерального закона от 22.04.96 № 39ФЗ «О рынке ценных бумаг», в проспекте ценных бумаг должны быть указаны цели эмиссии и направления использования средств, полученных в результате размещения эмиссионных ценных бумаг.

Операции, осуществляемые компанией в текущей деятельности, облагаются НДС. А размещение собственных акций или эмиссия облигаций непосредственно связаны с этой деятельностью. А значит, в проспекте эмиссии необходимо подробно описать, что привлеченные денежные средства будут направлены на текущую деятельность компании или на другие операции, которые признаются облагаемыми НДС в соответствии с главой 21 НК РФ, а не для осуществления операций, не признаваемых объектом налогообложения.

Кроме того, в случае увеличения уставного капитала при дополнительной эмиссии акций можно также отметить, что уставный капитал является базовой гарантией кредиторов общества, в том числе по хозяйственной деятельности.

Отказавшись учесть возражения, налоговики навредили только себе

 

Алексей Федотов,
начальник юридического отдела
ООО «Космос-Консультант»

 

К нам за помощью обратилась компания, которую по результатам налоговой проверки привлекли к налоговой ответственности и доначислили крупные суммы по налогу на прибыль и НДС. Основания для доначислений, указанные в акте, были самыми разными – от применения нерыночных цен до переквалификации налоговой инспекцией ряда сделок, при которой, как известно, взыскание налога производится в судебном порядке. Мной были подготовлены возражения, которые налогоплательщик в установленном порядке представил в свою инспекцию.

В день, назначенный для рассмотрения материалов налоговой проверки, мы явились в инспекцию. Однако сразу после начала процедуры рассмотрения представители инспекции заявили, что представленные нами письменные возражения не будут рассматриваться.

Оказалось, что направленные в адрес инспекции письменные возражения компания не заверила печатью. Кроме того, не приложила к сопроводительному письму документы, подтверждающие полномочия лиц по представлению интересов компании в отношениях с налоговыми органами. Как впоследствии выяснилось, инспекция за день до рассмотрения материалов налоговой проверки направила по почте в адрес компании соответствующее письмо. В нем было указано на эти обстоятельства как на препятствующие рассмотрению представленных письменных возражений.

После сделанного заявления инспекторы, однако, объявили, что готовы выслушать устные возражения. Но из процесса общения было очевидно, что беседа носит формальный характер.

Подтверждением этому стало решение инспекции, поступившее в организацию через несколько дней. Ни один из заявленных мной доводов в защиту налогоплательщика в решение не попал. Более того, в решении налоговая инспекция прямо указала, что «представленные организацией письменные возражения по акту налоговой проверки оставлены без рассмотрения». Эта ошибка налоговиков подсказала мне дальнейшую тактику защиты клиента.

Составляя апелляционную жалобу, помимо возражений по каждому конкретному эпизоду, я акцентировал особое внимание на том, что при рассмотрении материалов налоговой проверки компания по каждому эпизоду привела в свою защиту устные доводы. Согласно пункту 8 статьи 101 НК РФ, инспекция должна была указать в решении на эти устные доводы, а также на результаты их проверки. Эта норма была нарушена.

Далее я указал, что представленные в инспекцию письменные возражения по акту налоговой проверки оставлены без рассмотрения по надуманным обстоятельствам. В результате чего налогоплательщик был фактически лишен права оспаривать выводы инспекции, отраженные в акте налоговой проверки.

Реакция вышестоящего налогового органа не заставила себя долго ждать. В течение месяца нас пригласили в УФНС. Далее события развивались совсем интересно.

Представители налогового органа признали факт нарушения со стороны инспекции и предоставили возможность еще раз заявить свои возражения. Общение с налоговиками началось с объявления ими об отмене решения, вынесенного территориальной налоговой инспекцией. По окончании беседы нам вручили протокол рассмотрения жалобы налогоплательщика и материалов проверки.

В протоколе налоговики отметили, что примут новое решение с учетом предоставленных возражений. Однако по сути это были только слова, рассчитанные на то, что компания не очень хорошо разбирается в процессуальном порядке.

Дело в том, что в протоколе в качестве основания для отмены решения инспекции налоговики указали на пункт 14 статьи 101 НК РФ. Надо заметить, что другого варианта у них, по сути, не было. Напомню, данная норма регламентирует отмену решения налогового органа на основании нарушения процедуры рассмотрения материалов налоговой проверки. Решение об отмене может быть принято вышестоящим налоговым органом или судом, но очевидно, что для налогоплательщика характер последствий должен быть одинаковым вне зависимости от выбранного способа защиты нарушенного права.

Разберемся пошагово, из чего следуют такие выводы. Компания в соответствии с пунктом 3 статьи 101.2, подпунктом 12 пункта 1 статьи 21 НК РФ реализовала право на обжалование. Эти нормы предусматривают возможность обжалования как в административном порядке, так и в судебном. Однако в РФ закреплен законом приоритет судебных решений над административными – это подтверждается определениями КС РФ от 04.12.07 № 966-О-П и от 22.04.10 № 595-О-О. В них указано, что принятое во внесудебном порядке решение может быть обжаловано в суде. Рассмотрение решения нижестоящего налогового органа в вышестоящей инстанции не отменяет возможность обратиться за судебной защитой, если налогоплательщик сочтет, что его право нарушено.

А значит, вышестоящий налоговый орган должен принять такое же решение, какое принял бы суд. Иначе налогоплательщик успешно обжалует в суде более жесткое решение вышестоящего налогового органа.

Суды же на основании выбранной налоговиками в данном случае нормы – пункта 14 статьи 101 НК РФ – признают незаконным решение налогового органа, принятое с существенными процессуальными нарушениями. К таким нарушениям относится и ограничение права налогоплательщика на возражения при рассмотрении результатов проверки – что и произошло в нашем случае.

Выбора у налоговиков не было. И скорее всего они это понимали. Но отменять полностью результаты работы коллег им не хотелось. Однако все вышеперечисленные аргументы говорили за то, что затягивание дела и доведение его до суда все равно приведут к желаемому нами результату. На это косвенно указывал и анализ арбитражной практики. В итоге с такими выводами согласились и налоговики. Производство по делу было прекращено, и до суда дело не дошло.

Как компании удалось обосновать разумность судебных расходов и взыскать их с инспекции

 

Юрий Канцер,
юрист  ООО «ЮФ “Правовая гарантия”»

 

У меня на практике был интересный случай, в котором участвовала крупная строительная компания. В результате рассмотрения налогового спора суд встал на сторону налогоплательщика. Поэтому инспекция должна была компенсировать услуги судебных представителей, к которым обратился налогоплательщик для защиты своих интересов в суде.

Однако контролеры заявили, что стоимость юридических услуг была умышленно завышена компанией. Поскольку размер судебных расходов значительно превышал цену самого иска. По мнению проверяющих, привлечение сразу нескольких представителей также свидетельствовало о неразумности понесенных расходов. При этом в самой компании трудились несколько штатных юристов. Кроме того, фискалы обнаружили, что юридическая компания является контрагентом с сомнительными признаками. Мы разработали специальную судебную стратегию, которая помогла компании переломить ситуацию и склонить на свою сторону арбитров.

В первую очередь, мы заявили, что стоимость юридических услуг подтверждена надлежаще оформленными документами. Это, в частности, договоры, акты оказанных услуг, счета, платежные поручения. В первичке фигурирует именно та сумма, о которой компания заявляет в суде.

Напомним, что к судебным издержкам относятся, кроме прочего, расходы на оплату услуг адвокатов и иных лиц, оказывающих юридическую помощь (ст. 106, 101 АПК РФ). Расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, взыскиваются с проигравшей стороны в разумных пределах (п. 2 ст. 110 АПК РФ). Несмотря на то что судебная практика пестрит разнообразными определениями разумности, возможность их практического применения при этом мало учитывается. Тем не менее мы сослались на постановление Президиума ВАС РФ от 15.03.12 № 16067/11. И указали, что затраты на оплату юридических услуг связаны с конкретными стадиями рассмотрения спора и соразмерны стоимости таких же услуг, оказываемых другими компаниями такого же рейтингового уровня.

К тому же соблюдены три условия взыскания представительских расходов:

  • в процессе разбирательства дела не было установлено злоупотребления компанией своими процессуальными правами или невыполнения ею своих процессуальных обязанностей;
  • арбитражный суд рассмотрел дело по существу и вынес решение;
  • одна сторона дело выиграла, а другая – проиграла.

Что касается привлечения по делу нескольких представителей, то компания заявила о том, что свободна в выборе судебного представителя. И любое ограничение в его выборе вступает в противоречие со статьями 45, 48 Конституции РФ.

Довод фискалов о том, что судебные расходы значительно превышали цену иска, также был успешно опровергнут компанией. Ведь сумма имущественного интереса сама по себе не может указывать на разумность или чрезмерность понесенных расходов по защите этого интереса. Поэтому если расходы превышают сумму иска, то это не свидетельствует об их неразумности. Аналогичного мнения придерживается и Президиум ВАС РФ (постановление от 24.07.12 № 2598/12). При выстраивании защиты мы указали, что на размер расходов повлияли и сложность рассматриваемого дела, продолжительность процесса, количество заседаний.

Привлечение сторонних юристов при наличии собственных вовсе не исключает работу последних по этому же делу. Штатные сотрудники компании также принимали участие в подготовке процессуальных документов. Наличие собственной юридической службы само по себе не препятствует возмещению судебных расходов на оплату услуг представителя. С таким подходом согласен и Президиум ВАС РФ (п. 10, 11 информационного письма от 05.12.07 № 121).

Кроме того, по мнению арбитров, неисполнение обязанности по уплате налогов в бюджет не влияет на судьбу подлежащих распределению между сторонами судебных издержек. Компания документально подтвердила уплату вознаграждения. Поэтому возражения контролеров о неуплате налогов юридической организацией не являются основанием для отказа во взыскании расходов.

В результате участие в данном процессе позволило компании возместить расходы на оплату услуг представителей. Арбитры полностью приняли позицию налогоплательщика. Таким образом, при выстраивании защиты по подобным спорам компания должна учитывать следующие моменты:

  • выигравшая сторона обязана доказать размер и факт оплаты, а также разумность понесенных расходов;
  • суд может самостоятельно снизить взыскиваемые расходы, обязательно мотивировав это исходя из критерия разумности;
  • получая вознаграждение за оказанные юридические услуги, исполнитель обязан уплатить налоги с дохода.

Компании удалось доказать, что переход на упрощенку возможен в любое время

 

Станислав Коротченко,
генеральный директор
ООО «ЮФ “Правовая гарантия”»

 

В моей практике был случай, когда довелось консультировать вновь зарегистрированную компанию, которой было отказано в рассмотрении заявления о переходе на упрощенку. Она обратилась в инспекцию с заявлением о применении УСН спустя два месяца с момента регистрации. Однако контролеры направили в адрес организации сообщение о невозможности рассмотрения заявления. По мнению налоговиков, компания должна была подать это заявление в течение пяти дней с момента регистрации (п. 2 ст. 346.13 НК РФ).

Прежде всего, мы направили в суд иск о признании недействительным самого сообщения о невозможности рассмотрения заявления о переходе на УСН. По мнению компании, спорный ненормативный акт нарушал ее права как налогоплательщика. Поскольку законодательство не связывает возможность применения упрощенки вновь созданной организацией со своевременной подачей соответствующего заявления. Поэтому подача заявления по истечении пяти дней с момента постановки на учет не может служить основанием для отказа компании в выборе спецрежима. При этом вновь созданная организация не вправе применять УСН только в случае, если относится к лицам, перечисленным в пункте 3 статьи 346.12 НК РФ. В результате арбитры поддержали налогоплательщика (решение арбитражного суда Волгоградской области от 07.12.11 № А12-20611/2011).

Помимо этого компания обратилась в суд с заявлением о признании незаконным бездействия налогового органа (гл. 24 АПК РФ), связанного с отказом в переводе на упрощенку. Арбитражный суд встал на защиту компании (постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.04.12 № А12-20610/2012). При этом арбитры указали, что применение УСН носит уведомительный характер и не зависит от волеизъявления инспекции.

Главой 26.2 НК РФ инспекции не предоставлено право запретить или разрешить компании применять выбранную ею систему налогообложения. Для перехода на упрощенку должно быть в наличии лишь заявление, подтверждающее обращение компании в налоговый орган. Более того, заявление о переходе на УСН, подаваемое вновь зарегистрированными компаниями, носит характер заявления не «о переходе», а «о применении» данного спецрежима.

По мнению судей, пропуск срока подачи заявления не может являться основанием для отказа налогоплательщику в выборе спецрежима. Поскольку статьей 346.13 НК РФ не предусмотрено соответствующего основания для отказа. Множество судебных решений подтверждает правомерность такого подхода (к примеру, определения ВАС РФ от 24.04.08 № 5626/08, от 17.07.08 № 9104/08, постановления федеральных арбитражных судов Московского от 14.01.11 № КА-А40/16962-10, от 27.08.09 № КА-А40/6972-09, Уральского от 30.09.09 № Ф09-7367/09-С3, Дальневосточного от 17.07.09 № Ф03-3432/2009 и Северо-Кавказского от 14.09.09 № А32-19961/2008-33/334 округов).

К тому же в суде компания заявила, что довод налоговиков об автоматическом переходе на общую систему в случае пропуска срока является неправомерным. Поскольку основан на письме ФНС России от 02.11.10 № ШС-37-3/14713@ . А указанный документ к законодательным актам о налогах и сборах не относится. Отметим, что действующим законодательством предусмотрено достаточное количество процедурных препятствий для смены системы налогообложения и перехода на УСН ( ст. 346.12 , 346.13 НК РФ). И зачастую налоговики отказывают компаниям, подавшим заявление с нарушением установленных ограничений.

Примечательно, что в последнее время налоговики, учитывая большое количество проигранных дел по подобным спорам, стали хитрее. Теперь вместо решения об отказе они направляют в адрес компании сообщение о невозможности рассмотрения заявления о переходе на упрощенку.

Таким образом, суды единодушно встают на сторону компаний в случае нарушения ими установленных налоговым законодательством условий. Поскольку НК РФ не содержит ни одной нормы, предусматривающей основания для отказа в применении УСН. Конечно, за исключением случаев, прямо предусмотренных пунктом 3 статьи 346.12 НК РФ. А это в свою очередь делает бесполезными все временные ограничения на подачу заявления о переходе на упрощенку.

 

Зарегистрируйтесь и продолжите читать статью! Это БЕСПЛАТНО и займет всего одну минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пожалуйста, проверьте почту
Ввести
Я тут впервые
Регистрация займет
не больше минуты!
Введите логин
Неверный логин или пароль
Неверный логин или пароль
Введите пароль

 

Слово редактора

Евгений Тимин
главный редактор
glred@nalogplan.ru
Маркетологи очень хотят, чтобы я в этой редакционной колонке на пальцах доказал вам, что необходимо продлить подписку на 2017 год. Иначе… иначе… конец света! А я вот, напротив, думаю, что переподписываться на журнал не стоит.

Подумаешь! Не продлили вы подписку. Стали узнавать о налоговых угрозах с опозданием. Из-за этого совершили ошибку. Она обернулась многомиллионными доначислениями. Против директора и главбуха возбудили уголовное дело. Им дали условный срок. Ничего страшного!

Читать далее >>

Подписка

Сервисы