Журнал о том, как безопасно сэкономить на налогах

Что меняют поправки в НК РФ по евробондам в международном налоговом планировании

28 сентября 2012   745  

Кому выгодны внесенные в НК РФ поправки о еврооблигациях

Чего следует опасаться при выплате процентов SPV-посреднику

Чем поправки грозят компаниям, использующим «серые» схемы

В конце 2011 года Минфин России высказал свою позицию о порядке налогообложения выплачиваемых российскими компаниями в пользу компаний-нерезидентов процентов по еврооблигациям (письмо от 30.12.11 №03-08-13/1). Чиновники решили, что российские компании должны удерживать при таких выплатах налог на прибыль. Эта позиция вызвала беспокойство у участников таких правоотношений, так как серьезно влияла на эффективность системы заимствований российских компаний на европейских рынках. Кроме того, ставила под вопрос потенциальное создание в России международного финансового центра.

Напряжение частично снял Федеральный закон от 29.06.12 №97-ФЗ «О внесении изменений в часть первую и часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации и статью 26 Федерального закона „О банках и банковской деятельности“», который фактически освободил от  налогообложения у источника процентные выплаты по еврооблигациям, эмитированным до 1 января 2014 года. Однако вопрос о том, что будет после этой даты, остается от крытым. Неопределенность ситуации волнует многих и частично сдерживает развитие рынка еврооблигаций в России.

В выпуске еврооблигаций налоговая экономия — следствие, а не цель

Механизм привлечения финансирования через выпуск еврооблигаций (см. схему 1) получил достаточно широкое распространение среди крупных российских компаний в последнее десятилетие. Выглядит он следующим образом.

Схема 1. Механизм заимствований через SPV-посредника

Российская компания в иностранной юрисдикции регистрирует специальную посредническую компанию SPV (special purpose vehicle). Эта компания выпускает облигации или иные долговые ценные бумаги, предназначенные для широкого круга инвесторов.

Таким образом, в SPV привлекается значительный объем заемных средств. Они передаются SPV фактическому заемщику — российской компании. При этом суммы процентных выплат SPV держателям облигаций, за вычетом разумного вознаграждения, совпадают с суммой процентов, выплачиваемых российским заемщиком в пользу SPV.

SPV-посредник в данной схеме позволяет российской компании избавиться, в том числе, от  необходимости индивидуально подходить к налогообложению выплат в пользу каждого держателя облигаций. Ведь один держатель может быть резидентом офшорной зоны. При выплате ему дохода российская компания должна удержать налог на прибыль по ставке 20 процентов (подп. 3 п. 1 ст. 309, п. 3 ст. 284 НК РФ). Другой — резидентом государства, с которым Россия заключила договор, предусматривающий ставку менее 20 процентов или освобождающий такие доходы от  налогообложения в России. Владельцев облигаций тысячи, и к каждому нужен индивидуальный подход в плане налогообложения.

При этом существовала возможность повысить эффективность привлечения финансирования, используя преференции международных договоров. В соответствии со статьей 7 НК РФ, нормы таких договоров превалируют над нормами российского законодательства. Соглашения об избежании двойного налогообложения, заключенные Россией с рядом стран (Нидерланды, Ирландия, Люксембург), предусматривают, что проценты, выплачиваемые российской компанией-заемщиком в пользу SPV, не облагаются налогом у источника выплаты в России, при условии, что SPV имеет «фактическое право» на этот доход. Именно в этих странах, как правило, обычно и регистрируются SPV.

Таким образом, намного удобнее и выгоднее платить всю сумму дохода по облигациям посреднику из юрисдикции, в которую можно перечислять проценты по займу без удержания налога у источника. И которая, в свою очередь, не требует удерживать налог при выплате процентов по облигациям за рубеж.

При этом, естественно, подобная налоговая оптимизация не являлась целью выпуска евробондов, она лишь удешевляла стоимость привлечения финансирования. Делала заимствования через еврооблигации более выгодными для всех участников. Заемщик мог получить экономию за счет более низкой процентной ставки, которая при перечислении процентов по займу заимодавцу не подлежала эффективному уменьшению на 20 процентов. Для заимодавцев — в том числе и российских — было выгоднее приобретать еврооблигации (например, через офшорные компании в низконалоговых юрисдикциях), чем выдавать займы самим.

Минфин нашел аргумент — фактическое право у фактического заимодавца

Считалось, что для возможности применения норм международного соглашения достаточно, чтобы SPV юридически являлась кредитором российской компании. Однако фискальные органы в данной схеме увидели признаки злоупотребления. Она позволяла не облагать налогом на прибыль доходы, получаемые всеми держателями облигаций. В том числе лицами, не являющимися резидентами государств, подписавших с Россией международные соглашения.

Итогом стало упомянутое письмо №03-08-13/1. По мнению финансового ведомства, возможность применения соглашений об избежании двойного налогообложения определяется наличием «фактического права на доход». Иностранные SPV являются формальными эмитентами еврооблигаций и не могут рассматриваться как лица, имеющие фактическое право на процентные доходы, выплачиваемые российской компанией-заемщиком. Такое право принадлежит фактическим держателям еврооблигаций. Соответственно, в целях определения порядка налогообложения процентов должны применяться соглашения об избежании двойного налогообложения, подписанные между РФ и теми государствами, налоговыми резидентами которых являются фактические держатели еврооблигаций.

На практике установить фактического получателя процентного дохода во многих случаях представляется невозможным по ряду причин. Например, из-за длинных цепочек промежуточных держателей еврооблигаций. Российская компания может не располагать достаточными возможностями, чтобы от следить всю цепочку.

Кроме того, не ясно, должны ли признаваться фактическими получателями дохода иностранные организации, которые держат еврооблигации в интересах своих клиентов — брокеры, доверительные управляющие и т. д. Усугубляют пробему и законодательные ограничения, налагаемые на деятельность европейских депозитариев, по раскрытию информации о клиентах.

В целом для российских компаний такая позиция означала необходимость удержания 20 процентов налога практически со всех процентных выплат. А это приводило к значительному удорожанию стоимости займа. И многомиллиардным доначислениям налога по прошлым налоговым периодам.

Эмитентам евробондов дали время привыкнуть к новым требованиям

Однако принятые в итоге поправки оказались несколько мягче изначально заявленной позиции Минфина. 29 июня 2012 года президент подписал Федеральный закон №97-ФЗ. Этим документом в НК РФ введены подпункт 8 пункта 2 и пункт 2.1 статьи 310 НК РФ, которыми установлены правила налогообложения процентных доходов по долговым обязательствам перед иностранными компаниями.

Законодатель разрешил временно (по меньшей мере, до 2014 года) выпускать облигации, процентные доходы по которым не облагаются налогом на прибыль у источника выплаты. Но при этом необходимо соблюдение некоторых условий. Так, российский заемщик должен признать, что его долговое обязательство привлечено через SPV. При этом такой посредник должен быть резидентом государства, с которым у РФ заключено соглашение об избежании двойного налогообложения (необходимо подтверждение резидентства).

Также дополнительным условием является публичность облигационного займа. То есть облигации должны проходить листинг — допуск к обращению на бирже, включаться в котировальные списки — обращаться на биржевых площадках, и учет прав на них должен осуществляться иностранными депозитарно-клиринговыми организациями. Наличие хотя бы одного из таких условий является обязательным для применения льготы по международному соглашению — без этого облигации не будут признаны обращающимися.

Обращение на биржах и учет прав в депозитарно-клиринговых системах пока что может осуществляться без ограничений по субъектам. Но после утверждения соответствующих списков ФСФР по согласованию с Минфином России облигации придется «привязать» к указанным в списках площадкам и компаниям. Без этого условие будет считаться невыполненным.

В настоящее время ФСФР издала приказ от 19.06.12 №12–46/пз-н, которым утвержден перечень иностранных фондовых бирж, листинг на которых делает возможным размещение на российских площадках иностранных инструментов фондового рынка. В данный перечень вошли основные мировые биржи. По нашему мнению, данный перечень может лечь в основу будущего приказа ФСФР применительно к признанию облигаций обращающимися на иностранных биржах.

При соблюдении всех этих условий процентные выплаты по еврооблигациям, эмитированным с 1 января 2007 года до 1 января 2014 года, не облагаются налогом на прибыль у источника выплаты (п. 7 ст. 5 Федерального закона №97-ФЗ). Эти преференции применяются также при выплатах по договорам поручительства, гарантии или иного обеспечения, если российская компания приняла на себя такое обязательство (подп. 4 п. 2.1 ст. 310 НК РФ). Порядок налогообложения по облигациям, эмитированным с 2014 года, на данный момент не ясен.

Стандартные схемы офшорного финансирования попытаются «закрыть» на межгосударственном уровне

Установленные законодателем ограничения делают практически невозможным для эмитентов евробондов заниматься налоговыми злоупотреблениями. Однако эти крупные российские компании и ранее не пытались выстраивать какие-то «серые» схемы заимствований. В то же время те компании, которые действительно злоупотребляют правом, остались не охваченными поправками в НК РФ.

Так, на практике часто используется цепочка из заемщиков и заимодавцев, формально не связанных друг с другом. Как и в случае с привлечением финансирования через еврооблигаци, подобные заемные от ношения могут выстраиваться через SPV с целью увеличения доходности заимодавца.

Кроме того, существует целый блок именно налоговых схем, основанных на заимствованиях от  иностранных юридических лиц в низконалоговых юрисдикциях. В этих схемах компании никаким привлечением финансирования фактически и не занимаются, а просто снижают внутрироссийский налог на прибыль за счет процентов по займам, выплачиваемых через SPV в. пользу дружественных офшорных заимодавцев.

А по другой разновидности схемы выводят активы за рубеж под видом выплаты поручительства и гарантий, передачи предметов залога в счет погашения обязательств за SPV. Российская компания при этом получает регрессное требование, нереальное к взысканию.

Стандартная схема выглядит так. Офшорная компания (БВО) финансирует кипрскую SPV, которая в свою очередь выдает заем российской компании. Далее проценты из России на Виргинские острова перечисляются без удержания налога у источника выплаты.

Жесткая позиция Минфина России о фактическом получателе дохода и (косвенно) описанные выше поправки в НК РФ ставят подобные схемы под угрозу. Однако на текущий момент выявить реального получателя процентов в подобных схемах привлечения финансирования российским налоговым органам затруднительно.

Попытки Минфина «закрыть» схему грозили бегством иностранных инвесторов

Первоначальная редакция поправок в главу 25 НК РФ фактически делала SPV «прозрачной» для налоговых целей. То есть налоговые последствия должны были возникать, как если бы российская компания выплачивала доход сразу следующему за посредником уровню держателей облигаций.

Законопроект вводил требование об идентификации держателей следующего за SPV уровня. Конечно, это увеличило бы административные издержки российских компаний. Кроме того, в случае невозможности идентификации держателя следующей очереди российские заемщики должны были бы из собственных средств уплатить налог по ставке 20 процентов.

Узнав об этом, эмитенты евробондов объявили, что готовы досрочно погасить облигации. Соответствующее условие проспекта эмиссии допускает досрочное погашение в случае внесения изменений в действующее налоговое законодательство, в результате которых значительно увеличивается размер процентных платежей заемщика по еврооблигационному займу.

Подобное развитие событий грозило спровоцировать волну массового избавления инвесторов от  российских активов. В перспективе, принимая в расчет значительные потери инвесторов, это могло заставить их надолго от казаться от  российского рынка еврооблигаций. Эти причины, а также давление, оказываемое крупнейшими российскими компаниями, заставило Минфин России несколько смягчить свою позицию.

 

Зарегистрируйтесь и продолжите читать статью! Это БЕСПЛАТНО и займет всего одну минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пожалуйста, проверьте почту
Ввести
Я тут впервые
Регистрация займет
не больше минуты!
Введите логин
Неверный логин или пароль
Неверный логин или пароль
Введите пароль

 

Слово редактора

Евгений Тимин
главный редактор
glred@nalogplan.ru
Маркетологи очень хотят, чтобы я в этой редакционной колонке на пальцах доказал вам, что необходимо продлить подписку на 2017 год. Иначе… иначе… конец света! А я вот, напротив, думаю, что переподписываться на журнал не стоит.

Подумаешь! Не продлили вы подписку. Стали узнавать о налоговых угрозах с опозданием. Из-за этого совершили ошибку. Она обернулась многомиллионными доначислениями. Против директора и главбуха возбудили уголовное дело. Им дали условный срок. Ничего страшного!

Читать далее >>

Подписка

Сервисы