Журнал о том, как безопасно сэкономить на налогах

Австрийские некоммерческие фонды в налоговом планировании и защите собственности

28 февраля 2012   979  

  • Какую налоговую выгоду способен принести австрийский фонд

  • В чем преимущества фондов в сравнении с офшорами и трастами

  • Как встроить фонд в структуру налогового планирования

Частные некоммерческие фонды используются для целей международного налогового планирования, прежде всего американскими и европейскими бизнесменами. Такие фонды чаще всего выступают звеном, которое консолидирует холдинг и его финансовые активы. В результате чего группа получает существенную налоговую выгоду как внутри холдинга, так и по прибыли, полученной из доходов фонда. Наиболее востребованы фонды, созданные в Лихтенштейне и в Австрии.

Отметим также, что некоммерческие фонды создаются определенной группой лиц или семьей не только для налоговых нужд, но и в целях конфиденциальности владения активами или внешнего дистанцирования от их владения. Кроме того, фонды дают возможность автоматически передавать активы заинтересованным лицам при наступлении определенных событий или срока, установленного в уставе. Все эти цели достигаются, сохраняя контроль и над фондом, и над всей структурой группы компаний.

Российские же бизнесмены зачастую все еще находятся в плену мифа об абсолютной безопасности владения активами через офшорную компанию или траст. Поэтому некоммерческие фонды у нас пока не так популярны. Однако недобросовестные провайдеры услуг по международному налоговому планированию умалчивают о рисках и недостатках подобного владения.

Недостатки офшоров и трастов, которых лишены некоммерческие фонды

Прежде всего, фонд создается на неопределенный срок. В случае же с офшором в большинстве юрисдикций неуплата ежегодной государственной пошлины влечет роспуск компании. Теперь именно так обстоит дело даже с Кипром.

Кроме того, в большинстве классических офшорных юрисдикций реестры акционеров и директоров компании ведут самостоятельно либо через регистрационного агента. При этом подтверждением полномочий директора и лица, выступающего в сделках на основании доверенности, является выписка, которая готовится секретарем компании, заверяется местным нотариусом и апостилируется. Злоумышленнику изготовить такой документ не составляет больших трудностей. Акции офшорных компаний имеют документарную форму. То есть также подвержены подделке.

Все это в комплексе не может исключать возможность рейдерского захвата офшорной компании. Например, в форме преступных действий со стороны офшорного регистратора, особенно в случае конфликта корпоративных интересов акционеров, когда один из них взаимодействует с регистратором напрямую.

Такая популярная и широко разрекламированная форма владения активами, как траст по английскому праву, тоже не дает абсолютных гарантий их сохранности. Трастовым управляющим в данных структурах, как правило, является некий местный адвокат или профессиональная компания, находящаяся на приличном удалении от клиента. Траст – это договор между управляющим и клиентом (основателем), по которому управляющий, согласно условиям договора, владеет активами в пользу бенефициаров и фактически выступает их юридическим собственником.

При этом если в ЕГРЮЛ или в реестр Федеральной регистрационной службы внесены данные о собственнике в лице трастового управляющего, эти органы, как и российские нотариусы или реестродержатели, при попытке отчуждения имущества не проверяют и не исследуют трастовые отношения. То есть для них трастовый управляющий, безусловно, является тем лицом, которое вправе проводить сделки с активами.

Поэтому в случае злого умысла со стороны управляющего (номинального трастового держателя) российские и зарубежные регистрационные органы в подавляющем большинстве проведут и зарегистрируют уступку активов только лишь на основании данных, предоставленных таким юридическим собственником. В случае незарегистрированного (простого) траста восстановить нарушенные права бенефициаров будет чрезвычайно сложно, особенно в ситуации, когда актив уже был несколько раз перепродан.

Единственный выход в таких ситуациях – привлекать в качестве трастового управляющего крупный зарубежный инвестиционный банк, предоставляющий услуги private banking. Который страхует риски, имеет государственную лицензию депозитария для хранения сертификатов акций и контролирует переход права собственности на акции, подконтрольные трасту. Услуги такого управляющего выльются в дополнительные расходы, рассчитываемые в процентном соотношении от стоимости активов. В реальности случаи построения именно такой структуры траста в России крайне редки.

Именно поэтому офшорные компании и упрощенные «английские» трасты (так называемые Trust Declaration или Trust Deed) лучше всего подходят для технических сделок или для временного контроля над компанией. Но не для долговременного контроля над активами и обеспечения конфиденциальности. При этом полной противоположностью офшору и трасту по объему гарантий корпоративных прав и форме контроля над активами является некоммерческая организация в виде частного фонда. Рассмотрим подробнее деятельность таких фондов на примере Австрии.

Выписка из реестра не скажет ничего о реальных выгодоприобретателях фонда

Австрийские частные фонды (Privatstiftung) – это некоммерческие организации, деятельность которых регламентирована соответствующим законом (Privatstiftungsgesetz (PSG) StF: BGBl. Nr. 694/1993). В существующем виде австрийские фонды используются с 1995 года.

Фонд создается на основании устава, регистрируемого в государственном реестре компаний. При внешнем запросе выписки из реестра в ней указываются только тип фонда, его название, юридический адрес, члены совета директоров и наблюдательного совета (если он существует). Формально у фонда нет учредителя, юридически фонд владеет сам собой.

При этом в рамках статьи 26 «Обмен налоговой информацией» Соглашения об избежании двойного налогообложения между Австрийской Республикой и Российской Федерацией от 13.04.2000 Австрия, в отличие от подписанных Россией протоколов с Кипром, Швейцарией или Люксембургом, не брала на себя обязательства раскрывать и предоставлять информацию о бенефициарах австрийских компаний. Добиться раскрытия данной информации от органа юстиции можно только по решению австрийского суда, даже если запрос был направлен в рамках взаимодействия через Интерпол.

Устав фонда подписывается основателем, которым может выступать, в том числе, и физлицо, и офшорная компания. Этот документ указывает основателя фонда, устанавливает объем прав бенефициаров и порядок их реализации. Кроме того, регулирует различные вопросы функционирования фонда, порядок внесения изменений в устав и порядок роспуска фонда.

Перечень бенефициаров (возможных выгодоприобретателей), а также порядок передачи и наследования активов содержатся во внутреннем уставе фонда, который подписывается в присутствии нотариуса в соответствии с законодательством Австрии и не подлежит публикации и разглашению. Внутренний регламент фонда может быть изменен основателем фонда в любой момент. Как правило, таким основателем выступает офшорная компания. Доступ третьих лиц к внутренним регламентам фондов, к информации о платежах, установленных в пользу бенефициаров, информации о стоимости активов фонда закрыт, на него распространяется режим охраны коммерческой информации.

Отметим, что фонд – некоммерческая организация, он не может вести активную предпринимательскую деятельность, однако может получать доход от владения активами и их использования (например, дивиденды, реализация ценных бумаг, долей, аренда недвижимости и т.п.), внутрихолдинговый доход (проценты по займам, роялти), а также инвестиционный доход от банков, брокеров, инвестиционных фондов и финансовых компаний.

Фонды, как и прочие австрийские компании, платят корпоративный налог на прибыль (регулируется Законом о налогообложении корпораций 1988, BGBI I. – Koerperschaftsteuergesets StF: BGBl. Nr. 401/1988). Стандартная ставка налога на прибыль в Австрии – 25 процентов. Однако специальные правила налогообложения частных фондов предусматривают как некоторые налоговые освобождения, так и элементы самостоятельного налогового регулирования. В частности, налогообложение австрийских фондов зависит от типа доходов, их источника и наличия у Австрии соглашения об избежании двойного налогообложения с юрисдикцией источника.

Использование фонда для получения пассивных доходов из-за рубежа

В общем случае фонд может получить налоговое освобождение прибыли от продажи акций любых дочерних компаний и дивидендов, полученных от австрийских компаний. Отметим, впрочем, что, продавая акции дочерней компании, фонд сможет получить полное налоговое освобождение в Австрии, только если сформирован не облагаемый налогом резерв за счет прибыли от такой продажи. Этот резерв должен быть использован в течение 12 месяцев на приобретение других акций, увеличение уставного капитала дочерней компании, приобретение допэмиссии ее акций или учреждение новой «дочки». Например, в офшоре. В противном случае в Австрии уплачивается налог по ставке 12,5 процента.

Налогом по той же ставке облагаются зарубежные дивиденды. На практике этот недостаток устраняется введением в структуру промежуточной подконтрольной фонду коммерческой австрийской компании, которая владеет активами, например, в России (см. схему). Такой посредник может получить налоговое освобождение иностранных дивидендов, после чего перераспределить их фонду. При этом освобождение будет касаться и доходов от продажи акций дочерних компаний. Условием такого освобождения является срок владения акциями или долями (не менее года) и доля, которую эти акции или доли составляют в уставном капитале (не менее 10%).

Пример структуры владения активами через некоммерческий частный фонд в Австрии

Однако отметим, что в России при этом все равно будет удержан налог у источника выплаты дивидендов (ст. 10 Соглашения) по ставке 5 или 15 процентов в зависимости от доли владения (10%) и инвестированной суммы (100 тыс. долл. США).

Эти особенности полезны при использовании стандартной схемы, позволяющей обойти необходимость уплачивать НДС при реализации имущества в России. Когда такое имущество выводится в отдельную компанию, а в дальнейшем уже реализуются акции или доли такой компании. Такая реализация уже не облагается НДС.

Например, в случае продажи австрийской материнской компанией в форме GmbH или AG акций или долей российского юридического лица, доход облагается налогами исключительно в Австрии. Причем вне зависимости от того, составляет ли доля недвижимого имущества в капитале российской компании более 50 процентов (письмо УФНС по г. Москве от 17.12.07 № 20-12/121031), если такая компания не имеет постоянного представительства в РФ. В данном случае применяется пункт 4 статьи 13 Соглашения.

Таким образом, при продаже акций (долей) в компаниях РФ австрийская коммерческая компания получит полное налоговое освобождение данных доходов и в России, и в Австрии. Далее данная прибыль без дополнительных налогов перечисляется в виде дивидендов в австрийский фонд. На уровне фонда дивиденды от австрийской компании освобождены от налога на прибыль.

Доход фонда по долговым инструментам, займам, сертификатам инвестфондов и банковским вкладам облагается по ставке 12,5 процента. Однако налог подлежит возврату, если в период начисления полученный фондом доход был передан бенефициару либо размер переданного выгодоприобретателю иного имущества превышает начисленный налог. Также уплаченный налог в ряде случаев можно вернуть при роспуске фонда.

На практике это используется следующим образом. Денежные средства предоставляются фонду от офшорной компании в виде займа (также фонд может использовать и собственные средства). Срок договора займа может быть до 25 лет с возможностью выплаты процентов в последний год действия договора займа. Австрийский частный фонд, в свою очередь, предоставляет заем дочерней австрийской компании. Которая кредитует компанию из России.

Рыночный уровень процентной ставки в Австрии – 0,25 процента. С этих процентов уплачивается налог на прибыль в Австрии. Проценты, выплачиваемые любым иностранным компаниям, не облагаются налогом у источника выплаты в Австрии.

Таким образом, на уровне австрийской коммерческой компании – посредника проценты по займу (0,25%) будут обложены налогом на прибыль по ставке 25 процентов. Фонд уплатит 12,5 процента от полной суммы дохода по займу, если не передаст его бенефициару. Проценты же, выплачиваемые российской компанией в пользу резидентов Австрии, не облагаются налогом у источника РФ (ст. 11 Соглашения и ст. 312 НК РФ).

Бенефициары фонда имеют налоговые преимущества при распределении прибыли или наследовании

Прибыль или любые иные денежные средства на счету фонда могут быть в любое время с учетом некоторой специфики перечислены бенефициарам. В том числе и физлицам из России.

В Австрии по сложившейся правоприменительной практике при выплате материальной помощи или денежного содержания из фонда налоговым резидентам РФ налогообложение отсутствует (ст. 21 Соглашения). При этом австрийские налоговые органы не обладают полномочиями контроля за уплатой налогов в России. По общему правилу такие доходы физлиц должны облагаться в нашей стране НДФЛ по ставке 13 процентов (п. 28 ст. 217, п. 1 ст. 224 НК РФ). Получатель дохода обязан задекларировать его самостоятельно.

В случае необходимости передать контроль над фондом и принадлежащими ему активами по наследству или просто под управление иного лица совершенно не обязательно передавать активы (денежные средства) в натуре. Достаточно предусмотреть во внутреннем регламенте фонда опцию, описывающую его поведение по наступлении определенной даты или события.

Например, с определенной даты фонд должен будет выступить одним из основателей нового некоммерческого фонда, вторым основателем которого будет человек, которому передается контроль. После чего передать все активы новому некоммерческому фонду и ликвидироваться на основании достижения уставных целей.

В итоге стороннее физлицо фактически остается единственным основателем новой некоммерческой организации, обладая максимальными правами в данной структуре и получив контроль над финансовыми средствами и прочими переданными фонду активами. При этом фактически такое физлицо не получило доход, облагаемый НДФЛ.

Интересно, что фискальные органы (как ЕС, так и РФ) не могут автоматически рассматривать бенефициара фонда как получателя дохода от его деятельности. Дело в том, что основатель фонда может назначить бенефициаром любое лицо без его согласия вне зависимости от его гражданства или политического статуса. Это как посылка «до востребования», где указан получатель, но посылка еще не доставлена. Право конкретного бенефициара либо согласиться с волеизъявлением фонда (например, с выплатой гранта), либо отказаться от него.

Последнего бенефициара фонда можно безболезненно раскрывать всем заинтересованным органам

Помимо уже перечисленных, австрийские некоммерческие фонды имеют и иные преимущества, весьма полезные в международном налоговом планировании.

Полный контроль. Совет директоров фонда ограничен в полномочиях в отношении отчуждения активов необходимостью получения одобрения основателя или Наблюдательного совета (если он есть). Без такого согласования сделка будет нелегитимна. В случае конфликта с наемным советом директоров его можно распустить решением основателя или просто не продлить его полномочия.

Безболезненное раскрытие структуры фонда. В публичном уставе фонда в обязательном порядке указывается последний бенефициар (Letztbegnstigter). Он получает все активы в случае, если вдруг одновременно прекратили свое существование и основатель фонда, и бенефициары, указанные во внутреннем регламенте фонда. Этим последним бенефициаром, как правило, назначаются любые благотворительные и общественные организации. Назначение такой общественной организации бенефициаром осуществляется по решению основателя фонда без согласия этого самого бенефициара.

В результате этот последний бенефициар может быть безболезненно раскрыт любому заинтересованному органу в качестве реального выгодоприобретателя фонда. И это будет чистой правдой, так как на момент раскрытия внутренний регламент фонда может быть не принят вообще либо структура «внутренних» бенефициаров изменится позднее.

Полная конфиденциальность владения активами. Фонд – это компания, которая юридически принадлежит сама себе и не имеет акционеров. Бенефициары фонда указаны в непубличной части устава, которая заверяется нотариусом Австрии, – заверенные копии документа хранятся у самих бенефициаров и в совете директоров.

Безналоговая передача и наследование активов. Активы фонда можно передавать по наследству, устанавливать в качестве наследников любых лиц вне зависимости от степени родства. Резиденты РФ не платят налоги в Австрии при получении активов из австрийского фонда в порядке наследования, в порядке передачи имущества (если такое решение будет принято основателем) или имущественных прав, включая передачу любых денежных средств, акций, долей из фонда.

В то время как наследование акций офшорной компании затруднительно, особенно в случае, если офшорная компания распущена за неуплату ежегодных госпошлин и ее необходимо восстанавливать в реестре через суд, а затем (или одновременно с этим) поднимать и вносить изменения в реестр акционеров. Передача денежных средств наследникам бенефициара (акционера), хранящихся на банковских счетах офшорных компаний, иногда встречает противодействие со стороны банков и требует многих формальностей. Так как банк перестраховывается от возможной юридической ответственности.

Внутренним регламентом фонда можно предусмотреть ежегодные денежные выплаты бенефициарам по их запросам. А также экстренные выплаты в случае болезни или для покрытия непредвиденных расходов, например по защите в суде. Также бенефициары могут в любой момент получить активы, находящиеся в фонде по решению основателя или при наступлении события, указанного во внутреннем регламенте.

Также по доверенности от совета директоров бенефициар может получить контроль над банковским счетом фонда. При этом, если это требуется в целях безопасности, совет директоров может ограничить суммы операций, доступных бенефициару. Например, не выше 100 тыс. евро в месяц.

Зарегистрируйтесь и продолжите читать статью! Это БЕСПЛАТНО и займет всего одну минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пожалуйста, проверьте почту
Ввести
Я тут впервые
Регистрация займет
не больше минуты!
Введите логин
Неверный логин или пароль
Неверный логин или пароль
Введите пароль

 

Слово редактора

Евгений Тимин
главный редактор
glred@nalogplan.ru
Маркетологи очень хотят, чтобы я в этой редакционной колонке на пальцах доказал вам, что необходимо продлить подписку на 2017 год. Иначе… иначе… конец света! А я вот, напротив, думаю, что переподписываться на журнал не стоит.

Подумаешь! Не продлили вы подписку. Стали узнавать о налоговых угрозах с опозданием. Из-за этого совершили ошибку. Она обернулась многомиллионными доначислениями. Против директора и главбуха возбудили уголовное дело. Им дали условный срок. Ничего страшного!

Читать далее >>

Подписка

Сервисы