Журнал о том, как безопасно сэкономить на налогах

Какие аргументы помогут компании отбиться от обвинений в связях с однодневками

22 декабря 2011   2549  

  • Методы доказывания связей с однодневками делятся на группы
  • Компания вправе сама определять степень осмотрительности
  • Реальность сделки оценивается исходя из конкретного случая

Популярность обвинений налоговиков в связях компании с однодневками с целью получения необоснованной налоговой выгоды вызвана простотой сбора доказательств и достаточно высокой эффективностью таких обвинений. Ведь в случае, если общество не опровергнет доводы контролеров, последним удастся в полном размере снять расходы и вычеты по НДС.

Вероятнее всего, в настоящее время претензии в фиктивности сделок с несуществующими контрагентами проверяющие станут предъявлять все чаще. Дело в том, что 7 декабря президент России подписал Федеральный закон «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и статью 151 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации».

Этот документ дополнил Уголовный кодекс статьями 173.1 и 173.2, которые устанавливают ответственность за создание однодневок, а также использование приобретенных, утерянных или похищенных паспортов с целью финансовых махинаций.

Однако практика показывает, что компаниям очень часто удается оспорить претензии налоговиков в суде. При выстраивании линии защиты главное понять логику контролеров. В частности, какой подход для оспаривания сделки они выбрали – используют только формальные доводы или доказывают нереальность конкретных операций.

Привлечь к уголовной ответственности за создание однодневки представляется затруднительным

По мнению законодателей, введение уголовной ответственности за создание однодневок должно резко уменьшить число злоупотреблений в налоговой сфере. Однако на практике пока еще мало кто всерьез задумывается над таким ужесточением контроля. Все дело в неясных формулировках нововведений.

В частности, в статье 173.1 Уголовного кодекса под подставными лицами понимаются учредители (участники) юридического лица или его органы управления, которых нарушители ввели в заблуждение. Однако непонятно, каким образом следователи будут доказывать факт введения лица в заблуждение. К примеру, часто учредители однодневок дают отказные показания, так как боятся ответственности. Непонятно, насколько таким показаниям суды будут верить.

Также пока не ясно, каким образом следователи будут доказывать, что при регистрации компании подозреваемые умышленно предоставили паспорт исключительно для совершения преступления, связанного с финансовыми, имущественными или денежными операциями. Ведь если следовать такой логике, получается, что в момент государственной регистрации любой заявитель уже находится под подозрением проверяющих.

Отметим, что наряду с ужесточением контроля над использованием однодневок законодатели ввели и некоторые послабления.

Так, Уголовный кодекс Российской Федерации дополняется статьей 76.1 . Ее положения предусматривают освобождение от уголовной ответственности лица, которое впервые совершило экономическое преступление, при условии, что это лицо полностью возместило ущерб и заплатило в бюджет пятикратную сумму причиненного ущерба (Федеральный закон от 07.12.11 № 420-ФЗ.

Налоговики все чаще стали доказывать невозможность исполнения сделки

Анализ судебной практики позволяет обобщить традиционные методы налоговиков при доказывании связей компании с однодневками в две группы. Суть этих способов раскрывает логику контролеров, понимание которой позволяет компании выстроить эффективную линию защиты.

Практика показывает, что в первую очередь контролеры пытаются применить формальные аргументы.

Например, заявляют, что компания-контрагент имеет номинального учредителя и зарегистрирована по адресу массовой регистрации. Или что общество не представляет в налоговые органы отчетность, часто мигрирует между инспекциями (постановления Президиума ВАС РФ от 11.11.08 № 9299/08, Федерального арбитражного суда Московского округа от 11.01.09 № КА-А41/12636-08). Инспекторы при этом ссылаются на печально известное постановление Пленума ВАС РФ от 12.10.06 № 53.

Однако в настоящее время все суды единогласно приходят к мнению о том, что наличие только лишь этих формальных обстоятельств при наличии иных существенных доказательств не доказывает сотрудничество с однодневками с целью получения необоснованной налоговой выгоды. Например, такое мнение содержится в постановлении Президиума ВАС РФ от 20.04.10 № 18162/09. А также в постановлениях федеральных арбитражных судов Восточно-Сибирского от 11.08.11 № А10-4733/2010 , Дальневосточного от 12.09.11 № Ф03-4127/2011 , Западно-Сибирского от 27.04.11 № А45-16294/2010, Московского от 02.09.11 № КА-А41/9717-11, Поволжского от 11.10.11 № А72-8906/2010, Северо-Западного от 27.10.11 № А52-4227/2010, Северо-Кавказского от 31.05.11 № А32-2037/2010, Уральского от 26.09.11 № Ф09-6095/11 № А60-44811/10, Центрального от 30.09.11 № А54-4134/2010 округов.

Так как в большинстве случаев бороться с формальными претензиями налоговиков достаточно просто, вторая группа их аргументов направлена на доказывание нереальности сделки.

В этом случае контролеры чаще всего заявляют об отсутствии основных средств, материалов, необходимого персонала или каких-либо видов платежей, к примеру, за аренду офиса – все это, по мнению проверяющих, доказывает невозможность деятельности контрагента компании (письмо ФНС России от 08.04.11 № КЕ-4-3/5585@).

На практике были случаи, когда суды признавали фиктивность сделок по таким причинам (постановления федеральных арбитражных судов Уральского округа от 24.05.11 № Ф09-2729/11-С3, Восточно-Сибирского от 26.08.10 № А19-25210/09 округов). Но такие проигрышные решения встречаются редко.

Только лишь одно обстоятельство, к примеру, отсутствие основных средств, не доказывает связь с однодневками – такое мнение более распространено в судебной практике. В частности, такое мнение содержится в постановлениях федеральных арбитражных судов Западно-Сибирского от 11.10.11 № А70-786/2011, Московского от 20.04.11 № КА-А40/2743-11, Поволжского от 15.09.11 № А55-2876/2011, Волго-Вятского от 27.01.11 № А79-7664/2009 округов.

Таким образом, в зависимости от ситуации компании заранее понимают, какими методами оспаривания сделки воспользуются налоговики. Отметим, что в последнее время в случае использования формальных методов у компании есть хорошие шансы на победу еще на этапе возражений на акт проверки. Однако в случае заявлений проверяющих о невозможности исполнения тех или иных условий сделки, вероятнее всего, свою правоту придется отстаивать в суде.

Степень «чистоты» своего контрагента компания вправе определять по собственному усмотрению

Как ни банально, но проявление должной осмотрительности является основным действием, которое может существенно в последующем облегчить жизнь компании.

Важно доказать, что при совершении сделки у общества не было никаких оснований подозревать контрагента в нечистоплотности. Иначе опровергнуть фиктивность вряд ли удастся (постановление Президиума ВАС РФ от 01.02.11 № 10230/10).

Для этих целей компании вводят правило, согласно которому при заключении любого соглашения контрагент должен представить определенный набор документов. В их перечень может входить свидетельство о государственной регистрации, свидетельство о постановке на налоговый учет, выписка из ЕГРЮЛ, устав, документ о назначении исполнительного органа, доверенность, налоговая или бухгалтерская отчетность с отметками налоговиков о ее принятии и другие бумаги. Обязанность по сбору таких документов обычно возлагают на лиц, которые являются ответственными за заключение договора. Например, менеджеры по работе с клиентами или специалисты по договорной работе.

При этом такой перечень документов в законе нигде не закреплен – обычно он соизмеряется с ценой сделки. По незначительным сделкам вполне достаточно данных из ЕГРЮЛ, которые размещены на сайте ФНС России.

Однако при возникновении у судей сомнений в реальности хозяйственной операции одну лишь выписку из ЕГРЮЛ едва ли признают достаточным свидетельством проявления должной осмотрительности (например, постановления Федерального арбитражного суда Московского округа от 22.06.11 № КА-А40/6036-11, от 20.09.10 № КА-А40/9399-10, от 23.08.10 № КА-А40/9035-10-П).

Кроме того, нельзя требовать одинаковой степени осмотрительности для компаний, совершающих ежемесячно одну-две закупочных операции и для лиц, ежемесячное число поставщиков которых измеряется тысячами. Характер закупок также может предопределять уровень должной осмотрительности. Например, закупка продукции, качество которой привязано к определенному стандарту, может производиться у любого поставщика – если качество не будет соответствовать стандарту, то это будет являться нарушением договора. В то время как для другой продукции большее значение имеет производитель, поставщик – поэтому и процедура их выбора может быть более строгой.

Реальность отношений в первую очередь зависит от особенностей каждой конкретной сделки

В случае если налоговый спор попал на рассмотрение суда, вряд ли удастся ограничиться лишь доводами и подтверждениями проявления компанией должной осмотрительности.

Суду в первую очередь нужно подтвердить, что договор носит реальный характер и был исполнен соответствующим поставщиком. То есть товары поставлены, работы выполнены, услуги оказаны. Практика показывает, что базовым подтверждением этого являются первичные документы как самой компании, так и ее контрагента (постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 08.09.06 № А55-32786/05).

Далее реальность сделки подтверждается с учетом особенностей каждого отдельного договора. Практика подтверждает, что арбитражные суды не поддерживают налоговиков в случае, если они заявляют абстрактно о фиктивности той или иной сделки, не учитывая при этом условий конкретной ситуации. Ведь в этом случае доводы контролеров по большей части являются только их предположениями.

Перепродажа приобретенных товаров. Реальность сделки в этом случае может подтверждаться договорами с последующими покупателями и фактом получения выручки от реализации товара (постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 11.06.10 № КА-А40/5034-10-П).

Однако важно отметить, что одно лишь это обстоятельство, как и многие другие, взятые отдельно, суды учитывают не всегда.

Так, в одном из дел суд поддержал контролеров, указав, что только лишь последующая реализация приобретенных материалов не подтверждает правоту компании, так как не предоставлены доказательства реальности происхождения конкретного товара (постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 30.06.11 № А75-2310/2010).

То есть реальность сделки может напрямую зависеть от реальности существования товара. На практике заранее заручаются документами, которые прямо или косвенно подтверждают его существование. Например, это могут быть сертификаты качества.

Факт использования товара в производственной деятельности. Если товар используется в производственной деятельности компании, то обычно это демонстрируют регистрами бухгалтерского учета, которые подтверждают принятие товара на учет и его движение в производстве.

Зачастую, чтобы оспорить факт использования товара в деятельности компании, налоговики пытаются оспорить его наличие. В этих целях проверяют движение товара путем направления запросов производителям или таможенным органам.

К примеру, в одном из дел суд указал, что местонахождение угля не установлено, а доказательства реализации и получения дохода от продажи угля компания не представила, что доказывает получение необоснованной налоговой выгоды (постановление Президиума ВАС РФ от 05.07.11 № 17545/10).

Поставка товаров, находящихся на хранении. Если товар передается на хранение третьим лицам, то выданные ими складские документы являются подтверждением реальности произведенной поставки. Если же приобретается основное средство, то его наличие и принятие на учет сами по себе подтверждают реальность проведенных операций (постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 25.07.11 № А40-52949/10-4-288).

Оказание услуг. Подтверждением оказания услуг чаще всего являются материалы, полученные от исполнителя. В частности, в виде презентаций, меморандумов, в виде переписки по электронной почте.

В последнее время суды также учитывают распечатки с экранов сотрудников компании, подтверждающих наличие на их компьютерах определенного программного обеспечения.

Нередко реальность оказанных услуг дополнительно подтверждают характеристики компании. Например, доказывая реальность полученных услуг по управлению, компания сопоставила собственную численность (около 370 человек) с численностью компаний, имеющих сопоставимые финансовые показатели (в среднем около 6000 человек). Существенная разница объяснялась именно широким использованием в собственной деятельности услуг материнской компании (постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 19.04.11 № А56-94331/2009).

Реальность деятельности контрагента. Подтверждением реальности операций и деятельности контрагента может являться и информация о совершенных им общехозяйственных расходах. Например, аренда офиса, выплата зарплаты или оплата коммунальных услуг.

Подтверждением реальности операций могут являться и данные о конкретных операциях, произведенных контрагентом, которые связаны с анализируемой сделкой. Например, в одном деле инспекция оспаривала реальность сделки по поставке арахиса. Суд, признавая эти доводы необоснованными, указал, что по счетам контрагента проходят операции по приобретению арахиса, что подтверждает реальность операции (постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 20.09.10 № А40-67488/09-20-476).

Показания свидетелей, связанных с контрагентом, могут также подтверждать реальность его существования. Например, при рассмотрении спора о реальности работ по очистке кровли от снега, проводимых на территории иностранного посольства, суд принял во внимание, что факт проведения этих работ, а также присутствие сотрудников субподрядчиков на территории посольства подтверждаются письмом посольства (постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 19.01.09 № А4021846/08-128-69).

Зарегистрируйтесь и продолжите читать статью! Это БЕСПЛАТНО и займет всего одну минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пожалуйста, проверьте почту
Ввести
Я тут впервые
Регистрация займет
не больше минуты!
Введите логин
Неверный логин или пароль
Неверный логин или пароль
Введите пароль

 

Слово редактора

Евгений Тимин
главный редактор
glred@nalogplan.ru
Маркетологи очень хотят, чтобы я в этой редакционной колонке на пальцах доказал вам, что необходимо продлить подписку на 2017 год. Иначе… иначе… конец света! А я вот, напротив, думаю, что переподписываться на журнал не стоит.

Подумаешь! Не продлили вы подписку. Стали узнавать о налоговых угрозах с опозданием. Из-за этого совершили ошибку. Она обернулась многомиллионными доначислениями. Против директора и главбуха возбудили уголовное дело. Им дали условный срок. Ничего страшного!

Читать далее >>

Подписка

Сервисы