Журнал о том, как безопасно сэкономить на налогах

Как используются в налоговом планировании офшорные инвестиционные фонды

22 декабря 2011   1154  

  • Почему офшорный фонд может быть выгоднее выхода на IPO
  • Каковы налоговые преимущества инвестиционного фонда
  • Как на практике офшорные фонды инвестируют в Россию

В последнее время все больше российских предпринимателей обращают свое внимание на деятельность, связанную с инвестициями. Однако в процессе привлечения финансирования обязательно встают вопросы налогового планирования, в том числе и международного. Так как капитал в Россию часто привлекается из-за рубежа либо посредством нерезидентных компаний.

Особенно актуальны эти вопросы, когда инвестиции привлекаются от третьих лиц, будь то отечественные или иностранные инвесторы. Именно для этого направления инвестиционной деятельности офшорные компании открывают наиболее широкий спектр возможностей.

Выход на IPO не всегда лучший способ привлечения инвестиций

Самый известный способ привлечения инвестиций – это выход на IPO. Говоря проще, на фондовую биржу. Основными преимуществами IPO является возможность получить более высокую рыночную оценку компании по сравнению с внутрироссийской, повысить ликвидность ценных бумаг, усилить экономическую безопасность бенефициаров и обеспечить контроль над активами. Такой способ привлечения инвестиций достаточно эффективен, но имеет множество нюансов.

Например, как показать партнерам активы, которые находятся в формально независимых компаниях, в том числе в офшорных. Ведь инвесторы в обязательном порядке обращают свое внимание на прозрачную и понятную структуру объекта своих инвестиций. Если ее нет, ожидать финансовых вложений бессмысленно.

Следующая проблема, с которой могут столкнуться бенефициары российских компаний, – это консолидированная финансовая отчетность. Для выхода на IPO необходимо пройти аудит по западным стандартам и подать отчетность в рамках GAAP. Так как в России обязанность подавать отчетность по GAAP не закреплена законодательно, ее подготовка потребует больше расходов.

Немаловажным негативным моментом является и тот факт, что при выходе на IPO существует потенциальная возможность передачи управления бизнесом неизвестным, даже нежелательным, инвесторам.

Однако для привлечения инвестиций на практике можно выбрать и другой способ, который отличается от IPO своей сравнительно низкой стоимостью и простотой структуры, но ни в чем ему не уступает. Речь идет об офшорных инвестиционных фондах, которые не только эффективно решают вопрос привлечения инвестиций, но и позволяют снижать налоги.

Офшорный инвестиционный фонд – реальная альтернатива выходу на IPO

Офшорные инвестиционные фонды не являются новым инструментом для бизнеса. Они давно и успешно используются во всем мире. Инвестиционные фонды особенно интересны как структура, предназначенная для привлечения инвесторов, обладающих ограниченными финансовыми возможностями.

На данный момент существует около 60 офшорных юрисдикций, которые предлагают бенефициарам регистрацию компаний (в том числе инвестиционных фондов), на законных основаниях освобожденных от уплаты налогов, сдачи финансовой отчетности и обеспечивающих конфиденциальность. Такое большое число офшорных территорий объясняется несколькими причинами.

Во-первых, у каждого владельца офшорной компании есть определенные предпочтения, которые напрямую не связаны с оптимизацией налогообложения. Во-вторых, российские официальные органы хоть и медленно, но реагируют на развитие и использование офшорных схем в России. И определенная офшорная юрисдикция может быть просто неприемлема для осуществления тех или иных операций.

Независимо от места его регистрации, инвестиционный фонд как инструмент международного налогового планирования дает своим учредителям очень гибкую структуру для ведения бизнеса, а также высокие гарантии защиты активов. Основными преимуществами офшорных юрисдикций при этом являются:

Либеральный подход к регулированию. Как и в офшорных юрисдикциях, создание, существование и закрытие фонда регулируется специальными законодательными актами. Но по сравнению с европейскими юрисдикциями, правительства офшорных стран предпочитают не вмешиваться ни в инвестиционную политику фонда, ни в управление активами и не регламентируют их состав.

Вместо этого законодательство офшорных стран обеспечивает широкому кругу инвесторов высокий уровень квалификации и добропорядочность управленческого сектора фонда, а также достоверность информации по его деятельности. Основными элементами, обеспечивающими достижение таких целей, как правило, являются: управляющий (Manager), депозитарий (Custodian), промоутер, администратор и аудитор.

Управляющий определяет инвестиционную политику фонда и принимает стратегические решения, депозитарий отвечает за хранение активов, промоутер занимается маркетингом фонда, в то время как администратор следит за соблюдением местных правил. Все они тем или иным образом участвуют в деятельности фонда и непосредственно влияют на его показатели.

Безналоговое пространство. Так же как и офшорные компании, офшорные инвестиционные фонды полностью освобождены от налогообложения. Именно этот факт и стал причиной тому, что 70 процентов всех инвестиционных фондов зарегистрированы и продолжают регистрироваться именно в офшорах.

Конфиденциальность. Информация о конечных бенефициарах фонда не может быть раскрыта ни государственным органам, ни партнерам по бизнесу. Владельцы фонда, которые в большинстве случаев владеют и офшорной компанией, которая создала этот фонд, защищены двойным заслоном – это закрытые реестры и по компании-учредителю, и по самому фонду.

Альтернатива выходу на IPO. Все вышеназванные сложности, связанные с выходом на IPO, отсутствуют как при создании фонда, так и при его существовании или ликвидации.

Регулирование деятельности фондов в популярных офшорных юрисдикциях схоже

Стандартная схема работы инвестиционного фонда выглядит следующим образом (см. схему).

Общая схема работы офшорного инвестиционного фонда

Российский бенефициар учреждает офшорную компанию, которая становится учредителем инвестиционного фонда – этот шаг необходим для конфиденциального владения и управления самим фондом. Далее инвестиционный фонд привлекает инвесторов со всего мира и использует полученные финансовые средства для получения прибыли. Например, передает их в виде займа в промежуточную компанию из низконалоговой юрисдикции. Которая тем же способом финансирует российскую компанию для того, чтобы она приобретала активы и занималась бизнесом. Возврат средств в фонд осуществляется по той же цепочке – в виде возврата займов и выплаты процентов по ним.

На данный момент самыми благоприятными юрисдикциями для создания офшорного инвестиционного фонда считаются: Люксембург, Швейцария, острова Гернси, Джерси, а также Каймановы, Британские Виргинские и Багамские острова. У офшорных инвестиционных фондов этих юрисдикций различий между собой достаточно мало – везде просматривается одинаковая структура, а иногда даже совпадают названия и классификация фондов. Основная же разница в сравнении с инвестиционными фондами из неофшорных юрисдикций – в уровне контроля государственных органов над деятельностью фонда.

Каймановы острова. Каймановы острова являются на данный момент самой популярной юрисдикцией для создания инвестиционного фонда. Кайманы были первым офшором, который разрешил создание инвестиционных фондов на своей территории и установил для них безналоговый статус.

Местное законодательство (Mutual Funds Law) предусматривает создание трех типов инвестиционных фондов: зарегистрированный взаимный фонд (registered mutual fund), администрируемый взаимный фонд (administered mutual fund) и лицензированный взаимный фонд (licensed mutual fund). Основные отличия между ними заключаются в квалификации инвесторов и размерах инвестиций. Все три типа фонда могут быть созданы в виде компании, паевого траста или товарищества с ограниченной ответственностью.

На практике в большинстве случаев создается зарегистрированный взаимный фонд в виде офшорной компании, освобожденной от налогообложения (exempted company). Если минимально допустимый уставом фонда вклад инвестора не менее 100 тыс. долларов, получать лицензию фонду не обязательно. Избежать процедуры лицензирования может также фонд, бумаги которого котируются на фондовой бирже, официально признанной на Кайманах.

Квалификация администратора, управляющего, а также аудитора фонда должна быть признана Валютным управлением Каймановых островов (Cayman Islands Monetary Authority) и соответствовать международным стандартам. Если в роли управляющей компании выступает компания, получившая лицензию в Европе (Швейцария, Люксембург и т.д), ее высокая квалификация будет признана и на Кайманах. К российским управляющим компаниям такое правило, к сожалению, неприменимо.

Британские Виргинские острова. Если из офшорных юрисдикций, в которых чаще всего регистрируют инвестиционные фонды, составлять рейтинг популярности, Британские Виргинские острова, несомненно, заняли бы второе место.

Законом о фондах на БВО (Mutual Funds Act) предусматривается возможность создания инвестиционного фонда на основе офшорной компании, паевого траста или партнерства с ограниченной ответственностью. Большинство российских бизнесменов уже имеют в этой юрисдикции свои офшорные компании, и при условии, что никаких нелегальных действий с их помощью не проводилось, их можно использовать для создания инвестиционного фонда.

Так же как и на Каймановых островах, на БВО есть три вида инвестиционных фондов – это частные (private mutual funds), профессиональные (professional mutual funds) и публичные фонды (public mutual funds). Их различия сводятся к квалификации инвесторов и размеру инвестиций.

Профессиональный фонд с минимальными инвестициями от 100 тыс. долларов является основным инструментом для вышеназванных целей. В отношении подтверждения квалификации управляющего и аудитора на БВО действуют такие же правила, как и на Кайманах. Контролирующей инстанцией является Комиссия по финансовым услугам (Financial Services Commission), которая в праве отклонить российскую компанию в роли управляющей, если на то есть определенные основания.

Маврикий. Инвестиционные фонды, зарегистрированные с разрешения маврикийской Комиссии по финансовым услугам, не отличаются в своей структуре от фондов на Кайманах или БВО и создаются в большинстве случаев также в виде компании. Но на Маврикии существуют два вида компаний, которые могут использоваться в офшорных схемах в виде учредителя, – это компании категории GBC1 (Global Business Company) и GBC2.

Разница между ними заключается в том, что компании категории 1 не являются офшорными компаниями как таковыми, а признаны резидентами Маврикия, что влечет множество последствий, в том числе и в сфере налогообложения. Несмотря на налоговое бремя, GBC1 обладает преимуществами, которые могут быть эффективно использованы в целях налогового планирования. Например, эффективная налоговая ставка для компании GBC1 составляет 3 процента.

Кроме этого, так как эта компания признана налоговым резидентом Маврикия, она может использовать двусторонние соглашения об избежании двойного налогообложения. На данный момент Маврикий заключил такие соглашения с 36 странами, среди которых Кипр, Люксембург и пр.

Люксембург. В среде специалистов международного налогового планирования Люксембург не считается типичной офшорной юрисдикцией. Но было бы неправильно не упомянуть ее в контексте инвестиционных фондов.

Несомненно, по сравнению с офшорными инвестиционными фондами, фонды Люксембурга обеспечивают большую безопасность как для инвесторов, так и для владельцев фонда. Но такая европейская стабильность имеет свою цену, а также заставляет соблюдать множество дополнительных условий при создании и в процессе деятельности фондов.

Основным инвестиционным инструментом Люксембурга является специальный инвестиционный фонд (SICAV, SICAF), чья структура подходит для частных владельцев наилучшим образом. Его возможными правовыми формами являются S.A. (акционерное общество), S.a.r.l. (компания с ограниченной ответственностью), в также совместные корпорации. Чтобы люксембургская Комиссия по надзору за финансовым сектором (Commission de Surveillance du Secteur Financier) одобрила решение о создании фонда, необходимо открыть в Люксембурге реальный офис управляющей или головной инвестиционной компании, а также поручить непосредственное хранение активов депозитарию (зачастую это банк) с зарегистрированным офисом в Люксембурге. Не позднее 12 месяцев после учреждения фонда его активы должны составить сумму не менее 1,25 млн евро.

В конце каждого года должен быть подготовлен годовой отчет. Он составляется строго в соответствии с заданной схемой и включает отчеты о чистых активах, о прибылях и убытках и дополнительную информацию для оценки результатов бизнеса. Поручить аудит этого годового отчета необходимо дипломированному аудитору, признанному в Люксембурге.

Люксембургский инвестиционный фонд в принципе не обязан уплачивать подоходный налог с прибыли, вместо этого ежегодно взимается так называемый сбор (Tax d'Abonnement) по ставке 0,01 процента от стоимости чистых активов фонда. Кроме того, при регистрации фонд обязан уплатить разовый налог на капитал в размере 1,25 тыс. евро.

Зарегистрируйтесь и продолжите читать статью! Это БЕСПЛАТНО и займет всего одну минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пожалуйста, проверьте почту
Ввести
Я тут впервые
Регистрация займет
не больше минуты!
Введите логин
Неверный логин или пароль
Неверный логин или пароль
Введите пароль

 

Слово редактора

Евгений Тимин
главный редактор
glred@nalogplan.ru
Маркетологи очень хотят, чтобы я в этой редакционной колонке на пальцах доказал вам, что необходимо продлить подписку на 2017 год. Иначе… иначе… конец света! А я вот, напротив, думаю, что переподписываться на журнал не стоит.

Подумаешь! Не продлили вы подписку. Стали узнавать о налоговых угрозах с опозданием. Из-за этого совершили ошибку. Она обернулась многомиллионными доначислениями. Против директора и главбуха возбудили уголовное дело. Им дали условный срок. Ничего страшного!

Читать далее >>

Подписка

Сервисы