Журнал о том, как безопасно сэкономить на налогах

Какими секретами в раскрытии схем поделились друг с другом налоговики

3 ноября 2011   1470  

  • Как массовые опросы сотрудников вскрыли фиктивность льготы
  • Что подвело компанию, использующую схему с ценными бумагами
  • Какие преимущества дал договор подряда при импорте товара

Налоговики постоянно обмениваются опытом в обнаружении и доказывании тех или иных налоговых схем. Причем как удачным, так и не очень. В распоряжении редакции «ПНП» оказалось несколько внутренних документов ФНС, в которых налоговые органы в очередной раз попытались систематизировать методы и приемы налогового контроля, позволившие доказать и успешно защитить произведенные в ходе налоговых проверок доначисления в суде. Особенно интересным представляется то, какие мероприятия приводят налоговиков к успеху и какие промахи сводят их старания к нулю.

Чтобы раскрыть схему снижения зарплатных налогов, налоговики допросили 200 человек

В ходе проверки компании, применяющей инвалидные налоговые льготы, инспекторы заподозрили, что необходимые для получения таких льгот условия поддерживаются искусственно. А труд формально принятых на работу инвалидов фактически не используется.

В проверяемый период организации со среднесписочной численностью инвалидов более 50 процентов и долей их зарплаты не менее 25 процентов от общего ФОТ имели льготы по НДС, ЕСН и налогу на имущество (подп. 2 п. 3 ст. 149, подп. 2 п. 1 ст. 239 и п. 3 ст. 381 НК РФ в прежней ред.). ЕСН сейчас отменен, но льгота до 2015 года актуальна и для страховых взносов (ч. 2 ст. 58 Федерального закона от 24.07.09 № 212-ФЗ).

Чтобы доказать необоснованность льгот, налоговики затребовали табели учета рабочего времени и допросили всех работников-инвалидов – 76 человек. В результате выяснилось, что в обязанности инвалидов входил только сбор информации о ценах на производимый товар в конкретном магазине один раз в месяц. А выполнение трудовых функций сводилось к заполнению отчета из 20 строчек на листе формата А4, что занимало от 2,5 до 6 часов в месяц. Инспекторы посчитали, что при таких обстоятельствах применение инвалидных льгот незаконно.

Кроме того, сравнив экономические показатели компании с параметрами деятельности аналогичного налогоплательщика, проверяющие подсчитали, что для выпуска продукции в заявленном объеме компании потребовалось бы в 15 раз больше сотрудников, нежели показано в отчетности.

Также проверяющие получили акты экспертизы происхождения товаров, выпускаемых проверяемой компанией. В этих документах, помимо прочего, эксперт перечисляет основные операции технологического процесса, выполненные на предприятии. Что позволяет с высокой точностью оценить необходимые трудозатраты. Из анализа таких актов эксперты сделали вывод о том, что реальная численность работников предприятия должна быть больше заявленной в восемь раз. Однако компания в пояснениях сообщила, что занималась производством исключительно собственными силами.

Недоразумение разъяснилось в результате анализа движения денежных средств по счетам компании. Дело в том, что проверяемое общество ежемесячно оплачивало услуги общественной организации инвалидов – своего единственного учредителя. Предметом договора являлась подготовка к производству. Однако привлеченные инспекторами сторонние эксперты дали заключение, что оказанные работниками ООИ услуги являются не просто подготовкой, а включают в себя стадии основного производства.

При анализе договора проверяющие установили, что организация инвалидов оказывала услуги по местонахождению проверяемой компании, из ее материалов и на ее оборудовании, а сотрудники ООИ обязаны были соблюдать внутренний режим и трудовой распорядок заказчика. В результате у налоговиков появилась версия, что подавляющее большинство производственного персонала компании формально трудоустроено в общественной организации инвалидов с целью минимизировать зарплатные налоги. Ведь для ООИ в то время существовала льгота по ЕСН (подп. 2 п. 1 ст. 239 НК РФ в прежней ред.), позволяющая не уплачивать этот налог с зарплаты любых сотрудников. Даже если они не являются инвалидами. Напомним, что до 2015 года похожая льгота действует и в отношении страховых взносов (ч. 2 ст. 58 Федерального закона от 24.07.09 № 212-ФЗ).

Далее тщательная проверка ООИ показала, что инвалидная организация взаимозависима с проверяемой компанией – совпадают руководители, фактический адрес, обслуживающий банк. Обе компании были зарегистрированы в одно и то же время, причем одна из них является 100-процентным учредителем другой. Кроме того, проверяемое общество – единственный контрагент инвалидной организации. Причем ежемесячно в день получения платежа от проверяемой компании ООИ выплачивала зарплату и обязательные платежи своим сотрудникам. О «схемности» отношений ООИ и проверяемой компании говорило также то, что инвалидное общество не исполняло основной цели своего создания – защиты и социальной помощи инвалидам.

Оценив все это в совокупности, налоговики сделали вывод о том, что фактически штатных работников общественной организации инвалидов следует рассматривать в качестве основного производственного персонала проверяемой компании. Что также делает невозможным льготирование деятельности последней.

Налоговики выяснили, что проверяемая компания еще и использовала аутсорсинг с более чем 30 «упрощенцами». К которым до начала проверяемого периода по указанию своих должностных лиц массово перевела сотрудников. Эти компании оказывали сопутствующие производственной деятельности услуги. Например, контролировали качество продукции, вели бухгалтерский и кадровый учет, убирали производственные помещения, вывозили мусор.

Все эти компании вместо ЕСН уплачивали лишь 14-процентные пенсионные взносы с зарплаты сотрудников. Причем финансировали все свои выплаты исключительно из денежных средств, поступивших от проверяемой налоговиками компании и не имели других контрагентов.

Инспекторам удалось доказать, что, несмотря на якобы имевший место перевод сотрудников из одной компании в другую, на самом деле ничего не поменялось и перевод носил исключительно фиктивный характер. Для этого они подвергли допросу еще 110 человек. Допрошенные пояснили, что о переводе в другие компании им сообщалось без объяснения причин. Причем после перехода адрес работы, местонахождение рабочего места, характер, форма оплаты и условия труда, а также трудовые обязанности не изменялись. Подчинение осуществлялось тем же начальникам, что и ранее. Работники всех организаций подчинялись единому трудовому распорядку. Замену пропуска никто не производил.

В итоге проверки компании были доначислены ЕСН, НДС и налог на имущество.

Контролеры доказали схему вывода денег в офшор через сделки с ценными бумагами

Еще один внутренний документ посвящен положительному опыту налоговиков по выявлению схемы, в которой компания за счет убыточных для себя операций с ценными бумагами выводила прибыль в дружественную офшорную компанию.

Компания занималась торговлей ценными бумагами. Она привлекла внимание инспекторов тем, что время от времени и со строго определенными контрагентами проводила нехарактерные для себя внебиржевые убыточные сделки.

В результате проверки выяснилось, что ценные бумаги, участвующие в убыточных операциях, через цепочку последовательных сделок всегда возвращались в распоряжение проверяемой компании. При этом проверяемая компания сначала продавала бумаги своему офшорному контрагенту дешевле, чем приобрела на организованном рынке, потом приобретала их у другой офшорной компании – дороже (см. схему).

Схема искусственного получения убытка

Исходя из чего налоговики сочли, что действительный экономический смысл проводимых компанией операций не соответствует пункту 1 статьи 252 НК РФ, который требует, чтобы расходы (убытки) были экономически обоснованы. В реальности же подобная торговля была направлена на перевод прибыли на счета резидентов офшорных зон.

Однако формально действия компании не нарушали положения Налогового кодекса. В частности, статья 280 НК РФ требует, чтобы налогоплательщик определял, находится ли цена внебиржевой сделки в интервале между минимальной и максимальной ценой, зафиксированной в тот же день на бирже. Все сделки проверяемой компании находились внутри допустимого интервала. Поэтому автоматический пересчет налогов невозможен.

Тогда налоговики решили доказать, что компания злоупотребила предоставленным ей статьей 280 НК РФ правом формирования цены. Они выяснили, что договоры о продаже акций офшорным компаниям заключались в те дни, когда цена на бирже была минимальной. А их обратная покупка осуществлялась в дни с наиболее высокими биржевыми ценами. То есть достигалась максимальная сумма убытка в пределах интервала цен, зарегистрированных организатором торгов.

Проверяющие также указали на согласованность действий сторон. Так, аффилированность участников сделки подтверждалась сведениями из ЕГРЮЛ и информацией на официальном сайте налогоплательщика, где подробно описывалась структура международной группы компаний, членом которой является проверяемая организация. При этом факт взаимозависимости не отрицали и сами представители компании. В возражениях на акт проверки они прямо указали на то, что передача пакета акций аффилированному лицу осуществлялась с целью сохранения бумаг в своей собственности.

Однако налоговикам удалось опровергнуть этот аргумент компании. Они запросили у депозитария отчет об операциях по счетам депо эмитентов реализованных компанией акций. Выяснилось, что на счетах отсутствуют записи о зачислении и списании ценных бумаг в результате спорных сделок. А значит, депозитарий не удостоверял переход прав собственности на бумаги. Следовательно, фактически ценные бумаги в периоде осуществления сделок не выбывали из владения проверяемой компании.

Инспекция не смогла защитить на обжаловании в УФНС доначисления по НДС из-за того, что не стала требовать переквалификации договора

Еще один внутренний документ УФНС по г. Москве посвящен рассмотрению ситуации с неудачной попыткой налоговиков доначислить НДС. Проверяющие доначислили компании этот налог, однако при досудебном разбирательстве в УФНС налоговые претензии были сняты.

Инспекторам при проверке не понравилось, что входной НДС к вычету компания в основном предъявляла по ставке 18 процентов, а реализация товара происходила по ставке 10 процентов. Они заподозрили в этом схему по завышению налоговых вычетов. Повод к этому дало неаккуратное оформление сделки.

Проверяемая компания заключила договор подряда с российской компанией на выполнение полиграфических работ. Однако в счетах-фактурах, подтверждающих вычеты, значились не работы, облагаемые по ставке 18 процентов (п. 3 ст. 164 НК РФ), а печатные издания, реализация которых производится по ставке 10 процентов (подп. 3 п. 2 ст. 164 НК РФ). Причем оказалось, что эти печатные издания произведены не на территории РФ, а в странах СНГ.

Налоговики заявили, что если все-таки речь идет о работах, то произведены они за пределами России. Следовательно, их стоимость не облагается налогом (п. 2 ст. 148 НК РФ). Поэтому вычета НДС по таким работам вообще быть не может. Если же это не работы, а товары, то речь идет об импорте готовой продукции. А такой импорт облагается по ставке 10 процентов, поэтому контрагент не имел права выставлять счета-фактуры с иной налоговой ставкой. На этом основании налоговики не приняли НДС к вычету в полном объеме как не подтвержденный правильно оформленными счетами-фактурами.

Однако на стадии досудебного рассмотрения решение проверяющих было отменено. УФНС по г. Москве указало, что если по договору исполнителем работ значится российский контрагент, то для проверяемой компании местом реализации работ признается территория России, независимо от того, что фактически их выполнял зарубежный субподрядчик.

Кроме того, российский контрагент исполнил корреспондирующую обязанность по исчислению и уплате НДС по ставке 18 процентов. Общество в качестве доказательств в приложении к апелляционной жалобе представило копии книги продаж контрагента и платежного поручения на уплату НДС в бюджет. Таким образом, версия проверяющих о наличии налоговой схемы не подтвердилась.

Как указывается во внутреннем документе, доказательства налоговиков оказались слабыми, чтобы иметь перспективы в суде. Инспекция, делая вывод о том, что реализация готовой продукции должна облагаться по ставке 10 процентов, не поставила вопрос о переквалификации договора подряда в договор поставки.

Управление ФНС сделало еще один вывод в пользу компании. То, что в спорных счетах-фактурах указано «книги», не означает, что документы выставлены на реализацию товара. А подобное описание в графах счетов-фактур как результат выполненных полиграфических работ не препятствует налоговому органу идентифицировать продавца, покупателя работ, их стоимость, налоговую ставку и сумму налога. И как следствие не является основанием для отказа в вычетах по НДС.

Зарегистрируйтесь и продолжите читать статью! Это БЕСПЛАТНО и займет всего одну минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пожалуйста, проверьте почту
Ввести
Я тут впервые
Регистрация займет
не больше минуты!
Введите логин
Неверный логин или пароль
Неверный логин или пароль
Введите пароль

 

Слово редактора

Евгений Тимин
главный редактор
glred@nalogplan.ru
Маркетологи очень хотят, чтобы я в этой редакционной колонке на пальцах доказал вам, что необходимо продлить подписку на 2017 год. Иначе… иначе… конец света! А я вот, напротив, думаю, что переподписываться на журнал не стоит.

Подумаешь! Не продлили вы подписку. Стали узнавать о налоговых угрозах с опозданием. Из-за этого совершили ошибку. Она обернулась многомиллионными доначислениями. Против директора и главбуха возбудили уголовное дело. Им дали условный срок. Ничего страшного!

Читать далее >>

Подписка

Сервисы