Журнал о том, как безопасно сэкономить на налогах

Какие причины останавливают компании от использования той или иной схемы

17 августа 2011   3090  

  • 64 процента компаний боятся, что клиенты без НДС не работают
  • Около трети опрошенных не присоединят «искусственные» убытки
  • Каждый пятый опасается обнаружения бумаг по «серой» зарплате

Налоговое планирование зачастую сопряжено с рисками предъявления претензий со стороны контролеров. Оценивая этот риск, некоторые компании не решаются использовать тот или иной способ оптимизации налогов и взносов. Причем помимо сомнений в безопасности у практиков также присутствует неуверенность в том, что конкретный метод оптимизации позволит достигнуть ожидаемого результата.

Редакция «ПНП» с 1 по 15 августа провела опрос на сайте, попросив практиков указать причины, которые мешают применять несколько наиболее распространенных способов налогового планирования.

Оказалось, что у многих компаний есть сомнения, не позволяющие безоглядно внедрять общеупотребимые налоговые схемы. Причем выяснилось, что зачастую основной причиной отказа от использования той или иной схемы являются не возражения по поводу ее законности, а невозможность использования без налогового спора.

Таким образом, исследование позволило представить общую картину того, какие элементы схем смущают большинство компаний. Представляем результаты опроса.

45 процентов компаний не готовы заменять часть выручки штрафами изза осведомленности налоговиков о таком способе экономии

Опрос показал, что почти половину участников (45%) не смущает способ экономии НДС с помощью замены части выручки от реализации штрафными санкциями за нарушение покупателем условий сделки. Главное для этих респондентов, чтобы такой способ оптимизации внедрялся органично. Например, только в отношении новых покупателей. Так как изменение условий сделки с уже имеющимися клиентами сразу обратит внимание контролеров.

Порядка 10 процентов опрошенных применят такой метод оптимизации НДС без опаски получить претензии со стороны контролеров. Главный аргумент такой позиции в том, что судебная практика в настоящее время складывается в основном в пользу налогоплательщиков.

Получается, что на оптимизацию НДС с помощью замены штрафом части выручки от реализации пойдут более половины компаний (55%).

Однако в ходе исследования выяснилось, что и противников здесь немало. Оставшиеся 45 процентов опрошенных не согласятся на подмену выручки штрафами. По их мнению, налоговики давно знают о таком способе экономии, поэтому претензий при проверке избежать вряд ли удастся.

В чем-то они, конечно, правы. Как и при любом способе оптимизации, полностью исключать риски здесь нельзя. Уверенности в своей правоте налоговикам может прибавить позиция Минфина России.

Так, в своих недавних разъяснениях финансовое ведомство высказало мнение о том, что штрафы, которые продавец получает от покупателя за нарушение договорных обязательств, в любом случае связаны с оплатой товаров, работ, услуг. Поэтому, по мнению финансового ведомства, такие санкции должны облагаться налогом (письма от 11.01.11 № 03-07-11/01, от 20.05.10 № 03-07-11/189, от 08.12.09 № 03-07-11/311, от 16.04.09 № 03-07-11/107).

Кроме того, большое число судебных дел, пусть и в пользу компаний, также может свидетельствовать о том, что инспекторы не хотят соглашаться с таким способом экономии. По их мнению, фраза в подпункте 2 пункта 1 статьи 162 НК РФ «иначе связанных с оплатой реализованных товаров, работ, услуг» как раз и относится к штрафным санкциям в рамках сделки по реализации таких товаров, работ, услуг.

Поэтому компаниям не стоит полагаться только на поддержку судов, которые указывают, что объекта по НДС не возникает, так как неустойка – это лишь ответственность, к примеру, за просрочку исполнения обязательств, а не составная часть цены (постановление Президиума ВАС РФ от 05.02.08 № 11144/07, постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 23.04.08 № А08-4124/07-22).

Конечно, налоговики не вправе диктовать компаниям правила ведения бизнеса. Тем более предъявлять претензии, если условия сделки с постоянным покупателем значительно изменились. При этом введение в договор новых обязательств в виде выплаты неустойки компания может объяснить возникшим риском остаться без достаточного объема оборотных средств. К примеру, компания большую часть свободных денежных средств вложила в новый проект. И теперь даже минимальная задержка оплаты от покупателя для общества будет критична.

Также введение штрафных санкций в договоре компания может объяснить нестабильным финансовым положением самого контрагента. В конце концов, продавец может просто утратить былое доверие к покупателю и с помощью неустойки подстраховать себя от рисков неполучения оплаты.

Большинство компаний считает, что особые условия перехода права собственности не дадут отсрочки по НДС, так как момент отгрузки важнее

В результате исследования выяснилось, что в способе отсрочки уплаты НДС с помощью указания в договоре особых условий перехода права собственности на 100 процентов никто не уверен. При этом 55 процентов компаний вовсе не согласятся его внедрять.

Почти каждый шестой респондент решится на отсрочку налога только в рамках одного договора и при высокой цене вопроса. По мнению таких людей, периодичность здесь привлечет внимание налоговиков. А 15 процентов беспокоит оформление документов. Но если будет уверенность, что бумаги составлены грамотно, то они, скорее всего, согласятся на такую оптимизацию.

Подавляющее же большинство (68%) вообще не станет применять этот способ. При этом 13 процентов опрошенных опасаются, что фактическое перемещение товаров инспекторы будут прослеживать не только по бумагам, но и путем проведения осмотров помещений офисов, складов, цехов. Причем не только проверяемой компании, но и ее контрагента. И нереальность операций будет в итоге выявлена.

А 55 процентов не станут прописывать в договоре особые условия перехода права собственности, соглашаясь с официальной позицией. В частности, Минфин России разъясняет, что для определения момента исчисления НДС важен не момент перехода права собственности на товар, а дата его физической отгрузки. Согласно пункту 1 статьи 167 НК РФ, моментом определения налоговой базы является наиболее ранняя из следующих дат – день отгрузки (передачи) товаров или день оплаты. В итоге контролеры приходят к выводу, что даже если моменты перехода права собственности и отгрузки не совпадают, компания все равно обязана начислить НДС к уплате в момент отгрузки (письма от 09.02.11 № 07-02-06/14, от 08.09.10 № 03-07-11/379). Но если следовать такой логике, то получается, что налоговая база по НДС появляется раньше, чем объект налогообложения (реализация, подразумевающая переход права собственности).

В то же время судебная практика подтверждает правомерность переноса обязанности уплаты НДС на момент перехода права собственности, прописанный в договоре. К примеру, Федеральный арбитражный суд Московского округа в постановлении от 26.02.08 № КА-А40/607-08 пришел к выводу, что если покупатель не принял в собственность отгруженный товар, продавцу не нужно начислять НДС.

В 64 процентах случаев на экономию с помощью «упрощенца» не соглашаются, так как покупателям нужен НДС

Опрос показал, что большинство компаний (64%) не решатся экономить НДС, когда товар сначала реализуется дружественному «упрощенцу» по заниженным ценам, после чего последний отгружает товар конечным потребителям уже без уплаты налога.

Интересен тот факт, что для компаний главным препятствием является не страх быть разоблаченными налоговиками, а потеря клиентов. Так как на практике покупатели часто отказываются работать с поставщиками на упрощенной системе налогообложения. Ведь в этом случае они теряют часть входного налога.

В свете предстоящей либерализации трансфертного ценообразования с 2012 года уже порядка 10 процентов компаний согласятся на реализацию «упрощенцу» товаров по заниженным ценам.

Но четверть практиков все еще смущает риск разоблачения схемы. По их мнению, способ ограничен тем, что трудно найти дружественное лицо, которое бы формально не являлось взаимозависимым. Это предполагает дополнительные траты и поиски доверенных людей.

Как вариант, возможно, придется воспользоваться услугами несуществующего номинала. Но по такой схеме работать опасно, так как налоговики уже выработали свои методы поиска, допроса и разоблачения номинальных лиц.

Плюс ко всему применение такого способа на постоянной основе сразу привлечет внимание со стороны контролеров. Как следствие возможны обвинения в получении необоснованной налоговой выгоды. Ведь в таком случае налоговая экономия может достигать значительных размеров.

Треть компаний не работает с однодневками принципиально

В результате исследования выяснилось, что более половины компаний вступят в связь с однодневками для того, чтобы увеличить сумму входного НДС, если у них будет возможность доказать, что они действовали добросовестно и с проявлением должной осмотрительности при выборе контрагента. А все операции – реальны. В этом случае суд обязательно встанет на сторону компании (постановление Президиума ВАС РФ от 20.04.10 № 18162/09).

Треть компаний не согласятся на сделку с сомнительным контрагентом в принципе. Есть страх, что налоговики проверят номинала по местонахождению, проведут допрос лица, соберут другие доказательства фиктивности отношений. В результате если суд поверит, что единственной целью сотрудничества было получение необоснованной налоговой выгоды, то, скорее всего, поддержит налоговиков.

Однако, по мнению каждой десятой компании, использование однодневок в оптимизации НДС – это в любом случае оправданное решение в существующих условиях ведения бизнеса. Поэтому они без всяких сомнений согласятся сэкономить налог за счет бюджета.

47 процентов компаний в процедуре присоединения чужих убытков смущают нюансы юридического оформления

На практике существует способ оптимизации налога на прибыль, когда компания берет на себя убытки третьих лиц посредством их присоединения. За счет этого увеличиваются расходы самого общества, которые в конечном итоге уменьшают налогооблагаемую прибыль.

Опрос показал, что такую оптимизацию считают допустимой более половины компаний (54%). Но многие (36%) при этом достаточно осторожны. Для них главным условием применения такого метода является факт реальности присоединяемых убытков. Иначе на оптимизацию они не согласятся. Но 18 процентов практиков природа происхождения убытков не заботит. Для них важнее принципиальная возможность сэкономить.

Оставшиеся 46 процентов компаний не спорят, что способ выгодный. Но все же не станут этим заниматься из-за сложной процедуры документального оформления. Процесс этот действительно зачастую занимает длительное время и требует дополнительных затрат. Это и регистрация дружественной компании, и проведение операций по созданию убытков, и регистрация присоединения, и оформление передаточного акта, разделительного баланса и т.п.

Чтобы минимизировать риски обвинений в том, что долги или убытки созданы искусственно, на практике обычно присоединяют своих «дочек». Ведь в этом случае собственник может быть уверен, что никаких сомнительных долгов за этой организацией не числится. Сформировав убыток, владелец бизнеса может дождаться налоговой проверки и только после ее успешного завершения приступать к процедуре реорганизации.

Кроме того, у собственника есть уверенность в наличии всех первичных документов, которые смогут подтвердить этот убыток в будущем.

Минусы в том, что «дочка» чаще всего взаимозависима с основной организацией. А на создание убытка приходится тратить достаточно много времени.

Опрос показал, что в половине случаев использовать в сделках дружественного «упрощенца» опасаются из-за взаимозависимости

В результате исследования выяснилось, что в половине случаев компании не решаются перекладывать основную часть дохода на дружественного «упрощенца» по причине того, что в схеме чаще всего присутствует взаимозависимость. Будь она прямой или косвенной.

28 процентов компаний опасаются того, что им будет сложно обосновать деловую цель сделок, посредством которых выручка будет облагаться по льготным ставкам. При этом каждого пятого практика в таком способе оптимизации ничего не смущает.

Чаще всего передают налоговую базу «упрощенцу» через встраивание этой компании посредником в торговые цепочки. Например, в качестве комиссионера. Либо через аутсорсинг – выделение в отдельный бизнес функциональных подразделений компании. Например, бухгалтерских, юридических, маркетинговых, транспортных или IT-служб.

Как правило, основное препятствие для такой переброски дохода на льготный режим – взаимозависимость. При ее выявлении налоговики обычно считают полученную налоговую выгоду необоснованной. Согласованность действий контролеры часто пытаются доказать при проведении выездных проверок. К примеру, проводят осмотры, чтобы узнать, не находятся ли компании фактически по одному и тому же адресу. Кроме того, инспекторы допрашивают сотрудников о том, какие конкретно трудовые функции они выполняют, кто их начальник и т.п.

На практике этого риска избегают, регистрируя дружественного «упрощенца» на формально независимое лицо. Но здесь уже появляются риски для владельцев бизнеса. Ведь в этом случае отношения с «упрощенцем» будут строиться лишь на доверии.

45 процентов компаний не верят в экономию страховых взносов с помощью подмены трудовых отношений с работниками – гражданско-правовыми с ИП

Опрос показал, что каждая пятая компания ради экономии страховых взносов готова отказаться от трудовых договоров с работниками в пользу гражданско-правовых договоров с предпринимателями. Так как это дает серьезную экономию – индивидуальные предприниматели самостоятельно уплачивают страховые взносы в значительно меньшем размере.

Однако для 17 процентов компаний такая экономия сомнительна. Особенно если для получения ее в приемлемом размере придется сначала массово уволить почти всех сотрудников, а потом их массово зарегистрировать в качестве ИП и продолжать, по сути, те же трудовые отношения.

Такая же доля компаний выступает категорически против этого способа экономии. Главная причина здесь в том, что налоговики могут переквалифицировать гражданско-правовые отношения в трудовые.

45 процентов компаний готовы применять данный способ, но опасаются, что не смогут объяснить причину изменения юридической природы договоров, заключаемых с работниками. Проголосовавшие за этот вариант станут использовать труд предпринимателей, только если это органично сочетается со спецификой их бизнеса. То есть в том случае, когда заключение гражданско-правового договора имеет очевидную деловую цель.

Тогда как пятая часть опрошенных настаивает на том, что использование такого способа оптимизации безопасно, если есть грамотное обоснование действий компании.

Например, общество может таким образом стимулировать производственную деятельность сотрудников или дисциплинировать их. Ведь в гражданско-правовом договоре стороны могут заранее прописать конкретные ставки за выполнение конкретной работы и предусмотреть штрафы, к примеру за просрочку выполнения задания.

Каждая десятая компания опасается выплачивать «серую» зарплату новым сотрудникам

В результате исследования выяснилось, что 72 процента опрошенных готовы выплачивать «серую» зарплату. Оставшиеся будут добросовестно платить все зарплатные налоги. Но и у большинства тех, кто готов рискнуть, есть сомнения, которые могут повлиять на их решение платить зарплату в конвертах.

В частности, каждую пятую компанию настораживает тот факт, что обычно контролеры тщательно проверяют расчеты с работниками по оплате труда. Они имеют право запрашивать у проверяемого общества не только сведения о начисленной зарплате, но и обо всех иных операциях общества. К примеру, учредительные документы, регистры налогового учета, документы кадрового учета, а также любые договоры.

При наличии таких широких полномочий компании опасаются, что им будет трудно создать видимость, что зарплата в компании целиком «белая». Ведь какие-то данные по «серой» части зарплаты в результате проверки могут попасть к проверяющим.

В то же время практика показывает, что некоторые суды не принимают в качестве доказательств найденные в результате проверки неофициальные документы. Ведь отсутствие обязательных реквизитов делает их непригодными для учета (постановления федеральных арбитражных судов Северо-Западного от 12.01.09 № А52-647/2008, Поволжского от 30.07.09 № А57-23188/2008 округов). Но были случаи, когда такие ведомости смогли убедить суд в том, что неофициальные выплаты действительно были (постановления федеральных арбитражных судов Уральского от 13.01.10 № Ф09-10761/09-С2, Восточно-Сибирского от 20.08.09 № А19-10491/08, Поволжского от 20.07.10 № А72-17791/2009 округов).

Каждая десятая компания не решается выплачивать «серую» зарплату недавно принятым на работу сотрудникам. Ведь заранее никто не знает, как человек себя зарекомендует и насколько он надежен в сохранении тайны. Иногда даже показания небольшой части сотрудников доказывают факт ведения «двойной» бухгалтерии (постановление федерального арбитражного суда Поволжского округа от 20.07.10 № А72-17791/2009). Но есть решения и в пользу работодателя (постановления федеральных арбитражных судов Северо-Западного от 19.04.10 № А66-7523/2009, Московского от 25.08.09 № КА-А40/8075-09 округов).

Большинство компаний не хотят экономить налог на имущество с помощью переоценки основных средств

Опрос показал, что 65 процентов опрошенных не станут экономить налог на имущество с помощью переоценки основных средств.

Почти четверть опрошенных применят такой способ налогового планирования, только если на рынке произойдет резкое снижение стоимости того или иного имущества. То есть стоимость активов явным образом перестанет соответствовать действительности. И лишь каждая десятая компания на регулярной основе готова корректировать стоимость основных средств, чтобы уменьшить налоговую базу по налогу на имущество.

Таким образом, один из наиболее распространенных и наименее опасных способов экономии налога на имущество с помощью переоценки активов не так уж и популярен.

Выяснилось, что компаниям он не интересен по следующим причинам. Во-первых, много сэкономить с помощью такого способа не удастся, так как компания вправе откорректировать остаточную стоимость основного средства в бухгалтерском учете не чаще одного раза в год. При этом, если общество приняло решение о переоценке, в будущем оно обязано проводить данную процедуру регулярно (п. 15 ПБУ 6/01).

Во-вторых, если оценка проводится силами сторонних организаций, то это потребует дополнительных затрат на оплату таких услуг. А итоговые результаты переоценки основных средств не обязательно приведут к снижению налога на имущество. Например, при росте цен на недвижимость эффект от оптимизации в конечном итоге может оказаться отрицательным.

38 процентов опрошенных опасаются присваивать новому основному средству статус товара

В результате исследования выяснилось, что ради экономии налога на имущество только в 20 процентах случаев компании будут присваивать приобретенному, но временно не используемому основному средству статус товара. Остальных примерно в равной степени смущает два факта. Часть опрошенных (41%) не рискнут по причине трудности обоснования, что актив не соответствует признакам основного средства, прописанным в ПБУ 6/01. Остальные 38 процентов не станут применять такой способ, если объект уже используется в деятельности. Так как факт такого использования налоговикам доказать не составит особого труда.

По сути, факт эксплуатации объекта второстепенен. Осмотры здесь налоговикам ничего не дадут. Ведь даже если имущество используется длительное время, но компания предполагает его продажу в будущем, то такой актив нельзя считать основным средством. Это следует из подпункта «в» пункта 4 ПБУ 6/01 «Учет основных средств».

В качестве доказательств намерения будущей продажи объекта могут стать распоряжение руководителя о поиске покупателей, рекламные объявления или предварительный договор.

Четверть опрошенных не станут оформлять основное средство на физлицо или «упрощенца» по причине высоких налоговых рисков

Опрос показал, что четверть компаний не рискнут оптимизировать налог на имущество с помощью перевода основного средства на льготный режим налогообложения.

Остальные же готовы с целью налоговой экономии приобретать основные средства через дружественных «упрощенцев», физлиц или предпринимателей.

Выгоды от такого шага в том, что компании на «упрощенке» не платят налог на имущество (п. 2 ст. 346.11 НК РФ). Причем если далее основные средства будет арендовать налогоплательщик, работающий по общей системе, то удастся снизить общую сумму налогов с дохода группы компаний. Ограничения по стоимости основных средств и нематериальных активов для компании на «упрощенке» в 100 млн рублей (подп. 16 п. 3 ст. 346.12 НК РФ) обходят с помощью регистрации нескольких организаций на упрощенной системе.

Ситуация, когда имущество оформляется на физлицо или ИП, позволяет экономить на разнице ставок по налогу на имущество для организаций и для физлиц. Для последних ставка меньше, и зависит она от стоимости имущества. При этом в числе дополнительных выгод можно назвать то, что в данном случае больше возможностей сохранить имущество от вероятных притязаний со стороны кредиторов или рейдеров.

Зарегистрируйтесь и продолжите читать статью! Это БЕСПЛАТНО и займет всего одну минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пожалуйста, проверьте почту
Ввести
Я тут впервые
Регистрация займет
не больше минуты!
Введите логин
Неверный логин или пароль
Неверный логин или пароль
Введите пароль

 

Слово редактора

Евгений Тимин
главный редактор
glred@nalogplan.ru
Маркетологи очень хотят, чтобы я в этой редакционной колонке на пальцах доказал вам, что необходимо продлить подписку на 2017 год. Иначе… иначе… конец света! А я вот, напротив, думаю, что переподписываться на журнал не стоит.

Подумаешь! Не продлили вы подписку. Стали узнавать о налоговых угрозах с опозданием. Из-за этого совершили ошибку. Она обернулась многомиллионными доначислениями. Против директора и главбуха возбудили уголовное дело. Им дали условный срок. Ничего страшного!

Читать далее >>

Подписка

Сервисы