Журнал о том, как безопасно сэкономить на налогах

Что ответить налоговикам на их претензии по поводу признания роялти в затратах

20 мая 2011   4314  

  • Почему налоговики не могут контролировать размер роялти
  • Как оспорить обвинения в необоснованности расходов
  • Что докажет использование неисключительных прав

Лицензионные платежи, или по-другому роялти, нередко используются внутри группы компаний в качестве инструмента налогового планирования.

Суть способа проста: финансовый центр в низконалоговой юрисдикции или на специальном налоговом режиме приобретает или создает объект интеллектуальной собственности. Например, товарный знак, ноу-хау, изобретение и т. д. Неисключительные права на использование этого актива передаются за плату дружественным организациям на общей системе налогообложения. Лицензионные платежи уменьшают налогооблагаемую прибыль таких компаний (подп. 37 п. 1 ст. 264 НК РФ), а владелец интеллектуальной собственности уплачивает с полученного дохода налог по меньшей ставке.

При этом факт, что передача неисключительных прав облагается НДС, не влияет на налоговую экономию. Если активом владеет российский «упрощенец», то он не является плательщиком НДС. Если же владелец актива – нерезидент, то российский плательщик роялти удерживает НДС в качестве налогового агента и перечисляет его в бюджет. Но в той же сумме он получает налоговый вычет из бюджета (п. 3 ст. 171 НК РФ), поэтому потерь как таковых не возникает. Кроме того, часть лицензионных платежей вообще не является объектом обложения НДС (подп. 26 п. 2 ст. 149 НК РФ). В частности, это касается платы за неисключительные права на изобретения, полезные модели, промышленные образцы, программы для ЭВМ, базы данных, секреты производства (ноу-хау).

на цифрах Предположим, управляющая компания группы располагается во Владивостоке, применяет «упрощенку» с объектом «доходы» и владеет зарегистрированным товарным знаком стоимостью менее 100 млн рублей (подп. 16 п. 3 ст. 346.12 НК РФ).

Дружественные компании на общей системе налогообложения ведут оптовую торговлю. При этом каждая из них использует в деятельности товарный знак, принадлежащий управляющему обществу, платя за это 1 млн рублей в месяц. Таким образом, ежемесячно у правообладателя формируется налоговая база в размере 4 млн рублей, с которой он уплачивает единый налог в сумме 240 тыс. руб. (4 млн руб. × 6%).

Сумму роялти дочерние предприятия признают в налоговых расходах. В целом по всем четырем предприятиям экономия по налогу на прибыль составляет 800 тыс. руб. (4 млн руб. × 20%). Таким образом, за минусом суммы единого налога в целом по группе ежемесячно экономится 560 тыс. руб. (800 – 240).

Но поскольку все пять компаний – дружественные, то роялти на практике могут начисляться, но не перечисляться. В этом случае из расчета можно исключить сумму единого налога по «упрощенке», который исчисляется по кассовому методу. И совокупная экономия (временно, до момента погашения задолженности) будет еще больше.

Разумеется, такой способ экономии хорошо известен налоговым органам. Однако ввиду его полного соответствия закону им остается только искать факты злоупотребления правом. В частности, доказывать получение группой компаний необоснованной налоговой выгоды.

Почему контроль цен в отношении лицензионных платежей неприменим

Согласно статье 40 НК РФ, проверять рыночность цен при определенных условиях налоговики могут лишь в отношении товаров, работ или услуг. Однако имущественные права, к которым относятся и интеллектуальные права (ст. 1226 ГК РФ), не являются ни работой, ни услугой, ни товаром.

Получается, что налоговики не вправе контролировать размер лицензионных платежей в принципе. И затраты в виде роялти налогоплательщики могут учитывать в налоговых расходах в размере, определенном договором.

Однако Минфин считает передачу неисключительных интеллектуальных прав услугой (письмо от 07.10.08 № 03-07-08/226), в отношении которой применим контроль цен (письмо от 21.12.09 № 03-03-06/4/109). Поэтому на местах налоговики иногда предпринимают попытки оспорить размер роялти. И некоторые суды с этим соглашаются (постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 06.10.05 № А66-5524/2004). А в постановлениях федеральных арбитражных судов Северо-Западного от 12.04.10 № А56-22761/2009 и Московского от 01.04.09 № КА-А40/2218-09 округов судьи не приняли расчетную оценку размера роялти в силу нарушения процедуры определения рыночных цен, но не отвергли такую возможность по сути.

Иные суды становятся на сторону налогоплательщика, отмечая, что имущественное право не является предметом регулирования статьи 40 НК РФ (постановления федеральных арбитражных судов Западно-Сибирского от 12.11.10 № А46-4140/2010, от 09.04.10 № А75-6674/2009 и от 30.01.06 № Ф04-3154/2005(19197-А27-35), Центрального от 16.09.08 № А54-3386/2006-С21, Волго-Вятского от 19.09.05 № А79-806/2005 округов).

Налоговики не вправе требовать экономического обоснования роялти

Поскольку применение статьи 40 сомнительно, налоговики часто пытаются обойтись без ссылок на нее, используя аргументы об экономической необоснованности (п. 1 ст. 252 НК РФ).

Так, в одном из дел налоговики ссылались на то, что расчет роялти в процентном отношении от стоимости реализованной продукции приводит к их завышению. Однако Президиум ВАС РФ указал, что обоснованность расходов не может оцениваться с точки зрения их целесообразности, рациональности, эффективности или полученного результата (постановление от 28.10.10 № 8867/10). То есть поддержали компанию.

Судьи Уральского округа в постановлении от 02.07.09 № Ф09-925/09-С2 указали, что налоговики не вправе судить о чрезмерности расходов на уплату лицензионных платежей. Если такие затраты документально подтверждены и направлены на получение дохода, они учитываются при налогообложении прибыли. К аналогичным выводам пришел и Тринадцатый арбитражный апелляционный суд в постановлении от 03.12.09 № А56-22761/2009, а также Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа в постановлении от 13.12.10 № А53-7659/2010.

Не соглашаются суды и с тем, что лицензионный платеж обоснован, только если в результате использования актива получена прибыль. Так, Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа в постановлении от 11.05.06 № Ф04-2579/2006(22269-А67-15) указал, что оправданность затрат определяется не фактическим получением дохода в каком-либо налоговом периоде, а направленностью на его получение.

Контролеры проверяют, насколько уникальна информация, содержащаяся в ноу-хау

Интересное решение принял Федеральный арбитражный суд Московского округа в постановлении от 25.10.07 № КА-А40/9904-07. Налоговики доказывали, что лицензионные платежи за использование ноу-хау необоснованны, поскольку компания отказалась предоставить это самое ноу-хау на экспертизу. Однако суд решил, что факт предоставления секретной технической документации не влияет ни на классификацию платежей, ни на признание налоговых затрат. Для документального подтверждения расходов достаточно лицензионного договора.

К аналогичному решению тот же суд пришел и в постановлении от 25.02.11 № КА-А40/46-11-2. Разница лишь в том, что в этом случае компания раскрыла налоговикам суть ноу-хау и те заказали его экспертизу. Эксперты пришли к выводу о том, что полученная по лицензионному договору информация не является чем-то новым, за что нужно платить. Но несмотря на это суд указал, что право отнесения расходов по лицензионному договору не связано с уникальностью информации, составляющей ноу-хау.

Тот же суд в постановлении от 10.12.09 № КА-А40/13239-09 рассматривал дело, в котором налоговики отказывались признать расходы по ноу-хау на основании того, что лицензионный договор не раскрывает, каким именно способом этот актив может использоваться в деятельности компании. Судьи встали на сторону общества, указав, что общей фразы в договоре о том, что «конструкторская и технологическая документация (ноу-хау) будет использоваться в производстве соответствующей продукции», вполне достаточно для подтверждения направленности расходов на получение дохода.

Сам факт использования интеллектуальной собственности часто приходится доказывать

Классическим примером спора о том, используется ли неисключительное право в деятельности, направленной на получение дохода, можно считать дело ООО «ТрансМарк». Напомним, эта компания приобрела права на использование иностранных пивных торговых марок. И для производства пива под этими марками заключила договор с пивзаводом, передав ему право пользования интеллектуальной собственностью по сублицензионному договору.

Налоговики отказались принять затраты на уплату роялти, так как, по их мнению, товарные знаки должен был бы приобретать не оптовик, а непосредственный производитель пива. Следовательно, ООО «ТрансМарк» уплачивало лицензионные платежи не в собственных интересах, а в интересах завода. А такие затраты не принимаются для целей налогообложения.

Аргументы компании состояли в том, что вся готовая продукция поступала от завода исключительно в ее распоряжение. Если бы завод являлся самостоятельным обладателем товарных знаков, то он мог бы продавать пиво любому третьему лицу. В данном же случае ООО «ТрансМарк» выступало организатором производства пива под приобретенными им торговыми марками. Именно для этого общество несло расходы на выплату лицензионных платежей в размере, значительно превышающем расходы самого завода по сублицензионному договору.

Суды первой и апелляционной инстанций встали на сторону компании. Они указали, что именно общество получило права на товарные знаки и организацию производства на территории РФ. Однако Федеральный арбитражный суд Московского округа в постановлении от 14.09.10 № КА-А40/10311-10 перешел на сторону налоговиков.

Кассационная инстанция заявила, что лицом, использовавшим товарные знаки для индивидуализации пива и введения его в гражданский оборот, являлся пивзавод, а не оптовик. Общество же, приобретая продукцию у пивоваренной компании, товарные знаки фактически не использовало. Поэтому суммы роялти не являются расходами, связанными с оптовой торговлей.

Спорность такого решения московских судей признали и судьи ВАС РФ (определение от 28.02.11 № ВАС-15093/10). Они пояснили, что иностранные владельцы товарных знаков дали право на их использование в коммерческой деятельности на территории России именно ООО «ТрансМарк» и никому другому. Завод под его прямым контролем только изготавливал продукцию, которая полностью переходила в собственность ООО «ТрансМарк». И именно это общество получало доход в России от реализации пива. Для чего компании и были нужны права на товарные знаки.

Пока это дело не завершено. 14 июня 2011 года оно будет рассматриваться в Президиуме ВАС РФ.

Интересно, что обратную ситуацию рассматривал Федеральный арбитражный суд Центрального округа в постановлении от 08.12.09 № А36-635/2009. Там налоговики пытались доказать, что производитель продукции, защищенной патентом, не должен выплачивать за это лицензионные платежи. Причина – фактическим заказчиком и организатором производства являлась сторонняя организация, которая и получала все выгоды от пользования интеллектуальной собственностью. Однако судьи не поддержали такую логику, указав, что расходы завода вполне обоснованны.

В другом деле, рассмотренном в постановлении Федерального арбитражного суда Московского округа от 03.09.10 № КА-А40/10128-10, налоговики ссылались на то, что права на использование торговой марки группы алюминиевых заводов, приобретенные компанией, она в принципе не могла использовать в своей деятельности. Ведь эта организация не имеет никаких производственных мощностей по выпуску алюминия и вообще не осуществляет сделок с этим металлом. Следовательно, расходы на уплату лицензионных платежей необоснованны.

Однако компании удалось выиграть дело, приведя аргументы о том, что она наделена функциями управляющей компании ряда алюминиевых заводов. В связи с чем приобретенная торговая марка использовалась на рекламной печатной продукции, а также официальных бланках компании с целью повышения эффективности и увеличения дохода от управления этими заводами.

Отсутствие регистрации договора не должно влиять на налоговые отношения

Если лицензионный договор не зарегистрирован в установленном порядке, то это также может стать причиной отказа в признании затрат по нему. Такой позиции придерживается Минфин. Например, в письме от 07.11.06 № 03-03-04/1/727 чиновники указали, что для признания ежемесячных выплат в налоговых расходах лицензионный договор должен быть зарегистрирован.

Подобный спор рассмотрел Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа в постановлении от 07.10.10 № А43-40137/2009. Однако судьи указали, что нарушение порядка заключения сделок влечет юридические последствия только для сторон сделки, а на налоговые отношения не влияет. Кроме того, положения главы НК РФ связывают учет затрат не с фактом государственной регистрации договора, а с фактом нахождения спорного права на балансе компании.

Такое же мение было высказано в постановлениях федеральных арбитражных судов Уральского от 03.07.07 № Ф09-4997/07-С3 и Северо-Кавказского от 13.12.10 № А53-7659/2010 округов.

Зарегистрируйтесь и продолжите читать статью! Это БЕСПЛАТНО и займет всего одну минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пожалуйста, проверьте почту
Ввести
Я тут впервые
Регистрация займет
не больше минуты!
Введите логин
Неверный логин или пароль
Неверный логин или пароль
Введите пароль

 

Слово редактора

Евгений Тимин
главный редактор
glred@nalogplan.ru
Маркетологи очень хотят, чтобы я в этой редакционной колонке на пальцах доказал вам, что необходимо продлить подписку на 2017 год. Иначе… иначе… конец света! А я вот, напротив, думаю, что переподписываться на журнал не стоит.

Подумаешь! Не продлили вы подписку. Стали узнавать о налоговых угрозах с опозданием. Из-за этого совершили ошибку. Она обернулась многомиллионными доначислениями. Против директора и главбуха возбудили уголовное дело. Им дали условный срок. Ничего страшного!

Читать далее >>

Подписка

Сервисы