Журнал о том, как безопасно сэкономить на налогах

Четыре способа доказать реальность сделки, которую налоговики признали фиктивной

22 октября 2010   4722  

  • Чем в налоговом споре поможет решение третейского суда
  • Когда эффективно привлекать стороннего эксперта
  • Дальнейшая продажа товара докажет реальность его покупки

Фиктивность сделки и нереальность расходов – одна из самых частых претензий инспекторов. Обычно контролеры выдвигают ее, если у налогоплательщика есть контрагенты с сомнительными признаками. Мол, сделки с ними прошли лишь на бумаге, поэтому по ним нельзя ни получить вычеты НДС, ни признать расходы.

Чаще всего налогоплательщики защищаются, предъявляя правильно оформленную «первичку» и доказывая, что расходы были направлены на получение дохода. Но иногда в ход идут и более оригинальные аргументы. Анализ свежей судебной практики позволяет выделить четыре новые тенденции в доказывании реальности затрат.

Отказное решение третейского суда как аргумент в пользу компании

Некоторые общества пытаются доказать реальность сделки от противного. Для этого организация как бы соглашается с тем, что товары, работы или услуги не были получены, произведены или оказаны. И обращается в третейский суд с требованием признать сделку неисполненной по причинам, указанным налоговиками, а также взыскать с контрагента все полученное по ней.

Если у ответчика есть правильно оформленные первичные документы, то суд, скорее всего, подтвердит реальность сделки. Тем более что сам истец заинтересован в проигрыше спора.

Почему суд третейский, а не арбитражный? Дело в том, что третейский суд можно создать самостоятельно для рассмотрения конкретного спора или же он может действовать на постоянной основе при каком-либо юрлице (ст. 3 Федерального закона от 24.07.02 № 102-ФЗ «О третейских судах»). По соглашению сторон такая структура может рассматривать любой спор, касающийся гражданских правоотношений (п. 1 ст. 1 закона № 102-ФЗ). В итоге решение будет получено гораздо быстрее и его содержание можно с большой долей вероятности спрогнозировать.

Для создания третейского суда, который решит конкретный спор, стороны выбирают туда нечетное количество членов. Хотя бы один из них должен иметь высшее юридическое образование – он становится председателем (п. 2 ст. 8 закона № 102-ФЗ). Плюс стороны совместно в письменной форме оговаривают порядок работы суда, принятия им решения по делу и выплаты вознаграждения судьям.

Конечно, решения третейского суда имеют силу только для сторон спора (ст. 31 закона № 102-ФЗ). Налоговый орган таковой не является. Кроме того, третейский суд в этой ситуации сделает выводы лишь о реальности сделки, никак не касаясь вопросов налогообложения.

Поэтому, несмотря на имеющееся решение, арбитражный суд примет дело к производству. Причем в ходе его рассмотрения государственные судьи вовсе не обязаны безоговорочно соглашаться с коллегами (к примеру, постановление Президиума ВАС РФ от 03.04.07 № 14715/06).

Но, как показывает практика, наличие третейского решения – очень сильный аргумент. Арбитражный суд не может просто проигнорировать его. Поэтому налоговикам, скорее всего, придется сначала оспаривать решение третейского суда, а только потом продолжать дело в арбитраже. А это сделать намного сложнее, чем просто сослаться на то, что контрагент обладает признаками однодневки, следовательно, не мог исполнить сделку.

Так, в деле, рассмотренном Федеральным арбитражным судом Московского округа, одним из доказательств реального характера отношений было решение третейского суда (постановление от 12.03.10 № КА-А41/1727-10). Налоговики обвиняли организацию в том, что безнадежный долг контрагента, который она включила в расходы, был создан искусственно. Однако налогоплательщик указал, что реальность задолженности признана решением третейского суда, и это стало решающим аргументом в деле.

Помог такой документ и в деле, которое рассматривал Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа в постановлении от 04.08.08 № Ф04-4634/2008(8957-А46-40). Суд принял во внимание наличие решения третейского суда в качестве доказательства реальности правоотношений с однодневкой, расходы по которым налоговики признавать отказывались.

Несмотря на действенность этого довода, у налоговиков есть еще одна возможность оспорить сделку. Подать в арбитраж иск о признании сделки нарушающей основы правопорядка и морали. Мол, она направлена на уклонение от уплаты налогов, поэтому является аморальной (определение КС РФ от 08.06.04 № 226-О, постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 30.05.07 № КГ-А40/13293-06). В этом случае третейское решение по поводу реальности сделки аргументом в пользу компании уже быть не может.

Но компания может снова обратиться в третейский суд с требованием признать сделку противной основам правопорядка и нравственности. И снова проиграть дело. Однако исход такого дела в арбитражном суде, в силу расплывчатости рассматриваемых им понятий, предсказать уже труднее.

Последующие операции с имуществом подтвердят реальность его приобретения

Если налоговики оспаривают реальность сделки с материальными объектами или имущественными правами, возможен иной подход к защите. В частности, это касается материалов, товаров, основных средств, ценных бумаг, нематериальных активов и т. д. В качестве аргумента суду можно представить сведения о дальнейшей судьбе этого имущества или прав. Ведь если налогоплательщик использовал их в производстве, продал или владеет ими до сих пор, то сделка по их приобретению явно была реальной.

Этот же аргумент может сработать как для доказательства реальности расходов, так и при защите права на вычет НДС.

Так, в деле, рассмотренном постановлением Федерального арбитражного суда Московского округа от 11.03.10 № КА-А40/1399-10, налоговый орган отказал компании в вычете по НДС, посчитав сделки с сомнительными контрагентами нереальными. Однако судьи указали, что по дальнейшей реализации товара, полученного от однодневок, инспекция начислила НДС. Следовательно, она не сомневается в том, что имущество действительно находилось какое-то время в собственности проверяемого общества.

Федеральный арбитражный суд Поволжского округа в аналогичной ситуации также отметил, что начисленный НДС при последующей перепродаже спорного товара налоговым органом был принят и не оспаривался (постановление от 01.07.10 № А55-29852/2009).

В постановлении от 09.03.10 № 15574/09 Президиум ВАС РФ рассмотрел дело, где налоговики ссылались на нереальность приобретения лизинговой компанией имущества. Однако общество предоставило суду доказательства того, что этот объект был получен, оплачен и передан в дальнейшем в лизинг. Причем лизингополучатель исправно платит деньги за использование этого актива, что было бы странным, если бы объекта в реальности не существовало. Суд счел такие аргументы вполне убедительными.

Федеральный арбитражный суд Поволжского округа в постановлении от 17.04.09 № А06-149/2008 пошел еще дальше. Судьи указали, что при исключении из расходов стоимости имущества ввиду нереальности его приобретения нереальной становится и его дальнейшая реализация. Следовательно, налоговики должны были исключить из доходов суммы, полученные налогоплательщиком в результате такой продажи. А поскольку они этого не сделали, значит, в существовании объектов они на самом деле не сомневаются.

Аналогичные выводы содержатся в постановлениях федеральных арбитражных судов Московского от 02.06.10 № КА-А40/5112-10, Поволжского от 30.04.10 № А57-3530/2008, Северо-Кавказского от 17.09.09 № А53-5607/2008-С5-14 округов.

Фиктивное основное средство нельзя облагать налогом на имущество

Парадоксальная ситуация складывается, когда налоговики при проверке отказывают в признании амортизационных отчислений по основному средству, ссылаясь на фиктивность его покупки. Но в то же время соглашаются с начислением налога на имущество по этому же объекту. Получается, инспекторы облагают налогом то имущество, в реальности существования которого они сомневаются. Этот факт может стать аргументом в пользу организации.

Одна из компаний попросила Минфин России дать письменные пояснения по похожей ситуации. В письме от 21.07.10 № 03-03-06/1/477 чиновники затруднились разрешить противоречие, по сути, не ответив на вопрос, а приведя лишь общие ссылки на нормативную базу.

Представляется, что контраргумент у налоговиков есть только один. Пока не доказана фиктивность расходов, произведенных на то или иное имущество, объект считается реально существующим. Мол, поэтому налог на имущество они не оспаривают.

Но после проверки, в результате которой контролеры сами исключили расходы на покупку основного средства, нет никаких оснований продолжать облагать спорный объект налогом. Ведь, по мнению налоговиков, он никогда не приобретался обществом. По крайней мере, за ту сумму, что указана в качестве первоначальной стоимости.

Тем более, что проверяющие обязаны выявлять все искажения налоговой базы, которые привели не только к образованию недоимки, но и к переплате налога в бюджет.

В сложившейся ситуации у компании есть основания потребовать возврата излишне уплаченного налога на имущество. Или же использовать факт его уплаты как аргумент в суде.

Сторонний эксперт докажет обоснованность расходов

В ряде случаев, когда налоговики оспаривают не реальность расходов, а доказывают искусственное завышение их стоимости, эффективной мерой защиты может стать привлечение стороннего эксперта. То есть специалиста, обладающего соответствующими знаниями и доказательствами наличия таких знаний: дипломами, сертификатами и опытом работы.

Суд может сам приглашать экспертов для участия в производстве по делу по требованию одной из сторон (ст. 82 Арбитражного процессуального кодекса). Экспертизу может проводить как сотрудник государственного экспертного учреждения, так и негосударственный эксперт (п. 1 и 2 постановления Пленума ВАС РФ от 20.12.06 № 66). Но и отказ суда назначить экспертизу не лишает налогоплательщика права обратиться к специалисту самостоятельно.

В налоговых спорах не так часто встречаются ссылки на экспертные заключения, поскольку эта процедура обычно стоит недешево. Хотя в случае выигрыша расходы можно будет взыскать с налогового органа.

Чтобы результат экспертизы стал действенным аргументом, перед экспертом ставятся такие вопросы, ответы на которые будут заведомо в пользу компании. К примеру, дадут представление о том, что за услуга была приобретена и какая от этого получена экономическая выгода. Тогда инспекторам вряд ли будет что ответить на аргументы экспертизы.

Например, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа рассматривал такое дело. Налоговики оспаривали размер расходов на ремонт, подозревая их завышение с помощью однодневок. Однако организация представила суду заключение эксперта, согласно которому реальная стоимость выполненного ремонта не только не была меньше, но даже превысила сумму расходов, отнесенную обществом на затраты. В результате суд принял решение в пользу общества (постановление от 30.06.10 № А32-21388/2009-5/183).

Аналогичная ситуация была рассмотрена и в определении ВАС РФ от 26.04.10 № ВАС-5147/10. Она касалась расходов на ремонт и реконструкцию арендованного имущества. Грамотно оформленная «первичка» и заключение эксперта не дали оснований передать дело на рассмотрение Президиума ВАС РФ. Выигрыш остался за налогоплательщиком.

Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа в постановлении от 06.09.10 № А38-3439/2009 рассмотрел спор о том, являются ли произведенные обществом работы ремонтом или реконструкцией основного средства. И здесь компании удалось отстоять выгодную для себя точку зрения, передав суду соответствующее заключение независимого эксперта.

Зарегистрируйтесь и продолжите читать статью! Это БЕСПЛАТНО и займет всего одну минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пожалуйста, проверьте почту
Ввести
Я тут впервые
Регистрация займет
не больше минуты!
Введите логин
Неверный логин или пароль
Неверный логин или пароль
Введите пароль

 

Слово редактора

Евгений Тимин
главный редактор
glred@nalogplan.ru
Маркетологи очень хотят, чтобы я в этой редакционной колонке на пальцах доказал вам, что необходимо продлить подписку на 2017 год. Иначе… иначе… конец света! А я вот, напротив, думаю, что переподписываться на журнал не стоит.

Подумаешь! Не продлили вы подписку. Стали узнавать о налоговых угрозах с опозданием. Из-за этого совершили ошибку. Она обернулась многомиллионными доначислениями. Против директора и главбуха возбудили уголовное дело. Им дали условный срок. Ничего страшного!

Читать далее >>

Подписка

Сервисы