Журнал о том, как безопасно сэкономить на налогах

Какие действия налоговики сочли схемами во II квартале 2010 года

20 августа 2010   5171  

  • Как доказали неофициальный доход от аренды торговых мест
  • Физлицо пыталось перевести с Кипра около 83 млн рублей
  • Большую часть услуг по управлению не смогли признать схемой

В распоряжении редакции «ПНП» оказался обзор схем уклонения от налогообложения, которые выявили московские налоговики при проверках за II квартал 2010 года. Поскольку столичный опыт часто используется управлениями ФНС из других регионов, то этот обзор будет небезынтересен читателям из всех субъектов страны.

Арендодатель скрывал арендную плату на банковских картах физлиц

В одном из случаев налоговики выявили схему по сокрытию от налогообложения доходов от аренды. Как оказалось, большую часть денег собственник получал от арендаторов через банкомат по оформленным на них банковским картам. Соответственно, в налоговом учете такой доход не отражался (см. схему 1).

Схема 1. Как арендодатель получал неофициальную арендную плату

В частности, на протяжении двух лет организация – собственник торгового комплекса сдавала в аренду отдельные помещения. В 90 процентах случаев арендаторами являлись индивидуальные предприниматели. В ходе опроса, проводимого налоговиками, они пояснили, что обязательным для них условием заключения договора аренды было открытие ими счета на свое имя в определенном банке.

Предприниматели оформляли банковскую карту и передавали ее арендодателю. Далее они ежемесячно зачисляли на свои карты часть арендной платы. А снимал деньги уже собственник. Причем пользовался он банкоматом, расположенным в здании торгового комплекса.

Фактическая аренда в торговом комплексе стоила около 62 долларов за 1 кв. м в месяц. Из этой суммы официально собственник получал около 10–20 долларов за 1 кв. м в месяц, что прописывалось в договорах. Остальные деньги арендаторы перечисляли на свою банковскую карту, фактическим владельцем которой был арендодатель.

Поскольку карты были оформлены на физлиц, при проверке банк отказал налоговикам в предоставлении выписок по ним. Но по просьбе инспекторов трое из свидетелей самостоятельно запросили информацию у банка.

Кроме того, чтобы доказать занижение официальной арендной платы, инспекторы воспользовались услугами оценщика. Оказалось, что ее уровень был занижен в два-четыре раза по сравнению с рыночным. В результате проверяющие по статье 40 НК РФ пересчитали компании-арендодателю налог на прибыль и НДС. Доначисления в общей сумме составили около 13 млн рублей.

Очевидно, что выявить схему в данном случае налоговикам помогли только свидетели. Но доказать свои доводы в суде проверяющим будет очень непросто. Во-первых, ничем не подтверждено, что деньги с карты снимал именно арендодатель, а не сами предприниматели. По крайней мере, о данных с камеры видеонаблюдения в банке или около банкомата в обзоре нет ни слова.

Во-вторых, показания нескольких арендаторов, которые могли быть просто недовольны собственником по личным мотивам (грозил выселить, повысить арендную плату и т. д.), не являются основанием для доначисления налогов.

В-третьих, контроль цен налоговики могут применить только в случаях, указанных в пункте 1 статьи 40 НК РФ. В частности, при сделках между взаимозависимыми лицами, по товарообменным или внешнеторговым операциям либо если были отклонения от цен, которые сама компания применяла в течение непродолжительного времени (а вовсе не от рыночных). Ни одно из этих обстоятельств выявлено не было.

Расходы на простое товарищество сочли необоснованными

В следующей схеме налоговики увидели намерения двух организаций перераспределить между собой затраты. Для этого они заключили договор о совместной деятельности «…в целях реконструкции (достройки) и ремонта двух нежилых зданий <…>, создания и обустройства инженерных сетей и благоустройства прилегающей территории, <…> и получения дохода от их последующей сдачи в аренду третьим лицам». Проверяемая компания внесла деньги, а участник, ведущий общие дела, – деньги и недвижимость, которая и была объектом реконструкции.

Инспекторы выяснили, что проверяемое общество привлекало валютные займы. Часть этих денег оно внесло в качестве вклада, а другую – направило на цели совместной деятельности. При этом проценты и курсовые разницы оно включало в налоговые расходы.

Инспекторы заявили, что эти затраты не обоснованы, поскольку направлены на цели, не связанные с основной уставной деятельностью организации.

Эти претензии можно оспорить. Деньги, полученные по договорам займа, обезличиваются и становятся собственностью заемщика. При наличии средств на счете на момент поступления денег уже невозможно понять, какие из них куда были потрачены. Тем более что суммы займа и затрат на реконструкцию наверняка не совпадали по суммам и по датам перечислений.

Кроме того, стороны планировали, что совместная деятельность будет приносить в дальнейшем доход. Поэтому, даже если на ремонт были потрачены именно заемные средства, нельзя считать их необоснованными расходами.

Налоговики пресекли попытку безналоговой передачи денег с Кипра в Россию

Интересна ситуация, когда налоговики разоблачили безналоговый способ возврата денег с Кипра на российское физлицо. При проведении камеральной проверки декларации по НДФЛ за 2008 год инспекторы обратили внимание на сумму декларируемого дохода – 83 млн рублей. Согласно документам, он был получен от продажи картины неизвестного автора под условным названием «Шторм», холст, масло, размером 100 × 50 см. В качестве оплаты покупатель – кипрская компания передала физлицу наличными 3 млн долларов (около 83 млн рублей на тот момент). В акте приема-передачи стороны подтвердили полный расчет стоимости и факт реализации имущества.

В декларации физлицо заявило имущественный вычет в размере всех полученных денег на основании факта владения проданным объектом более трех лет (подп. 1 п. 1 ст. 220 НК РФ). В качестве документов, подтверждающих приобретение картины в августе 2004 года, он представил решение районного суда г. Москвы, вынесенного в ноябре 2008 года. Гражданин попросил суд установить факт заключения между ним и продавцом вернисажа в августе 2004 года договора купли-продажи. Поскольку картина якобы приобреталась заявителем в личное пользование, он не придал значения оформлению документов.

Налоговики заявили о пересмотре уже состоявшегося решения районного суда по вновь открывшимся обстоятельствам. Какие были использованы доводы, в обзоре не сказано, но в итоге районный суд отменил свое решение. Видимо, налоговики привели аргументы, что решение суда пытаются использовать исключительно для ухода от уплаты налогов.

Поскольку иных документов, подтверждающих владение картиной более трех лет, физлицо не представило, ему было отказано в вычете. Сумма НДФЛ, подлежащего уплате в бюджет, составила порядка 10,5 млн рублей. Хотя, если бы физлицо представило документы, подтверждающие покупку, то способ мог бы сработать. Ведь доказать нерыночность цены на картину очень сложно. Особенно если она недоступна для экспертизы, поскольку находится за границей.

Инспекторы признали схемой вычет собственного НДС

На обозрение коллегам налоговики представили схему с участием резидента Франции. Так, иностранная компания в 2005 году проектировала для российской организации электронные системы, используемые в авиации. 2 августа на счет резидента Франции поступил аванс в сумме 6,375 млн евро без учета НДС (порядка 223 млн рублей). Российская компания как налоговый агент исчислила НДС и уплатила его в бюджет – порядка 40 млн рублей.

29 августа иностранная компания встала на налоговый учет в России. И по итогам августа именно она заявила вычет налога. Ведь налоговый агент перечислил этот налог из ее средств. Но налоговики заявили, что только российская компания имеет право принять к вычету сумму НДС, которую ранее уплатила в бюджет как налоговый агент (п. 3 ст. 171 НК РФ). Ведь французская компания налог не исчисляла, не платила, счет-фактуру на аванс не выписывала и не регистрировала его в книге продаж. Следовательно, оснований для предъявления вычета у нее нет. При этом постановка на учет в России на положение дел никак не влияет.

Действия сторон могли объясняться тем, что у российского агента не было НДС к уплате, а возмещение налога могло задержаться. В свою очередь, у иностранной компании уже мог быть налог к уплате, который как раз и можно было уменьшить на сумму вычета.

Отбиться от претензий, на наш взгляд, реально, несмотря на то, что НК РФ не регламентирует эту ситуацию при смене статуса иностранца. В споре можно упирать на то, что НДС удерживался именно из средств нерезидента. Плюс если провести аналогию с получением аванса резидентом России, то здесь право на вычет налога также имел бы именно исполнитель. Тем более, что в периоде выполенения работ он уже самостоятельно исчислил и уплатил налог в бюджет России.

Общество привлекало собственных работников по договорам подряда через компании-соисполнители

В следующем эпизоде налоговики выявили схему минимизации налога на прибыль и ЕСН путем привлечения компаний-соисполнителей. Предприятие выполняло научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы, которые частично финансировал бюджет. Анализ структуры затрат показал, что около 40 процентов расходов предприятия приходится на услуги двух сторонних организаций (см. схему 2).

Схема 2. Привлечение собственных работников по договорам подряда через компании-соисполнители

Эти контрагенты создавали у себя творческие коллективы, участники которых привлекались по договорам подряда. С выплачиваемых в их пользу вознаграждений не платился ЕСН в части взносов в ФСС. Аналогичная норма действует и в отношении страховых взносов (ч. 3 ст. 9 Федерального закона от 24.07.09 № 212-ФЗ). Это позволило занизить ЕСН за 2007–2008 годы на 9,6 млн рублей.

При проверке выяснилось, что эти творческие коллективы на 80–90 процентов состояли из сотрудников проверяемого предприятия. Работы фактически выполнялись на его же территории – их основного места работы.

Кроме того, контрольная доля участия в капитале в одном из обществ-соисполнителей (51%) принадлежала проверяемому предприятию. А заместитель генерального директора последнего числился в должности генерального директора соисполнителя.

Плюс у подрядчиков не было собственной материально-технической базы, отсутствовало обеспечение контроля качества производимой научной продукции. Объем работ требовал привлечения более 2000 специалистов. Однако арендуемые контрагентами у предприятия площади оборудованы рабочими местами максимум на несколько работников.

Разоблачить схему налоговикам помог финансовый анализ. Во-первых, на проверяемом предприятии доля фонда оплаты труда и ЕСН в структуре цены в среднем составила 17–19 процентов, а у контрагентов – 54–60 процентов. То есть эти общества были созданы специально для выплаты зарплаты с исчислением ЕСН по пониженной ставке.

Во-вторых, рентабельность соисполнителей в размере 39 процентов значительно превышала как плановый уровень (7%), так и средний уровень рентабельности для данной сферы деятельности (10,2%). Хотя на проверяемом предприятии этот показатель был намного ниже – 5,5 процента. Налоговики усмотрели в этом намеренное перераспределение финансового результата, что привело к завышению расходов и незаконному изъятию бюджетных средств. В итоге применение такой схемы предприятию стоило доначислений порядка 280 млн рублей налогов.

В обзоре не было сказано, платили ли налог общества-соисполнители. Если да, то налоговая экономия от применения способа касается только ЕСН. Все остальное было сделано для изъятия денег из бюджета. Участников подвело недостаточно тщательное внедрение способа.

Налоговики решились оспаривать только пятую часть потребленных управленческих услуг

При проверке другого ЗАО налоговики выяснили, что оно значительно завышало налоговые расходы на стоимость управленческих услуг, оказанных дружественным контрагентом. Услуги включали в себя, в частности, оказание поддержки руководству компании по оптимизации бизнеса; обеспечение осуществления денежных расчетов компании; разработку бизнес-планов, управление рисками и т. д. Таких пунктов в договоре было 48.

Оказание услуг документально подтверждали отчеты, которые прошивались в книги в количестве 100 листов. Но, несмотря на такой объем, в отчетах содержались лишь общие фразы. Кроме того, услуги по договору с управляющей компанией дублировали многие полномочия общего собрания акционеров.

Более того, у ЗАО не оказалось ни одного документа, который подтверждал бы участие управляющей компании, кроме договоров, завизированных ее сотрудниками. Но налоговикам хотелось видеть, в частности:

  • командировочные удостоверения сотрудников ЗАО, направленных по приказу управляющей организации в служебные командировки;
  • документы, подписанные от имени ЗАО сотрудниками управляющей организации;
  • переписку управляющей организации с различными органами власти по вопросам деятельности ЗАО.

Плюс при опросе генеральный директор сам заявил, что управляющая компания, безусловно, оказывала содействие в осуществлении управлением, но не являлась управляющей организацией. «Поскольку юридически и фактически управление компанией осуществлялось мною как единоличным исполнительным органом», – пояснил директор.

Также налоговикам удалось доказать взаимозависимость по двум критериям – между организациями и между их должностными лицами (см. схему 3).

Схема 3. Как налоговики выявили взаимозависимость с управляющей компанией

В ходе проверки было установлено, что за два года в ЗАО сменились три директора. Все они работали по совместительству, а основным местом их работы была управляющая компания. Из банковской выписки налоговики установили, что деньги, которые ЗАО перечисляло за управленческие услуги, тут же перечислялись на Кипр.

В итоге в признании части затрат инспекторы отказали. Поскольку в договорах не была выделена стоимость каждой отдельной услуги, то налоговики поступили так. Всю перечисленную сумму по договору (1,4 млрд рублей за два года) разделили на 48 видов услуг и определили среднюю стоимость. Ее умножили на восемь видов услуг, в признании которых было отказано. И с полученной в итоге суммы сняли расходы. Доначисления составили порядка 40 млн рублей.

Качество реализации этого способа оказалось довольно высоким. Ведь налоговики сняли только 17 процентов управленческих услуг (8 : 48 × 100). Но и эти претензии можно оспорить, если компания предоставит дополнительные документы, которые будут подробнее свидетельствовать о характере самих услуг и обосновывать их необходимость. При этом нужно доказать, что взаимозависимость не повлияла на суть сделок.

Векселями страховая компания прикрывала получение кредита

Следующая схема, которую раскрыли налоговики, не связана с налоговым планированием. Но действия участников, примененные для соблюдения Правил размещения страховщиками средств страховых резервов (утвержденные приказом Минфина России от 08.08.05 № 100н), заслуживают внимания. Целью было обеспечить на 31 декабря достаточное количество денег на балансе компании для формирования резервов. Причем заемные средства для этого не подходили.

Так, на конец года на балансе страховой компании имелись векселя сомнительных фирм, которые не могли быть использованы для покрытия страховых резервов. 29 декабря общество продало их третьим лицам за 1,169 млрд рублей. Этих денег хватило на создание резервов по состоянию на 31 декабря. Уже 9 января общество выкупило векселя этих же эмитентов за 1,173 млрд рублей. И почти сразу же продало эти бумаги плюс еще векселя на 0,7 млрд долларов кипрской компании. Общий доход страхового общества составил 2,3 млрд долларов.

Налоговики выяснили, что эмитенты векселей не были в курсе об их выпуске. Решение о продаже бумаг кипрской компании с обеих сторон принимал один и тот же представитель. Этот же человек еще являлся и председателем совета директоров банка, который кредитовал третьи лица, купившие векселя страховой компании 29 декабря.

В итоге инспекторы признали, что продажа векселей в декабре фактически была получением займа от банка через третьи лица, а покупка бумаг в январе – возвратом денег. Поэтому расходы по покупке векселей на сумму 1,9 млрд долл. (1,173 + 0,7) признали необоснованными и доначислили налог со всей суммы выручки от продажи бумаг кипрской компании. Доначисления составили 380 млн рублей.

Несмотря на фиктивность операций по покупке бумаг, оспорить доначисления вполне возможно. Если налоговики настаивают на том, что приобретение векселей – это возврат кредита, то доходы от продажи нужно признать повторным получением займа. А такие суммы не облагаются налогом на прибыль.

Зарегистрируйтесь и продолжите читать статью! Это БЕСПЛАТНО и займет всего одну минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пожалуйста, проверьте почту
Ввести
Я тут впервые
Регистрация займет
не больше минуты!
Введите логин
Неверный логин или пароль
Неверный логин или пароль
Введите пароль

 

Слово редактора

Евгений Тимин
главный редактор
glred@nalogplan.ru
Маркетологи очень хотят, чтобы я в этой редакционной колонке на пальцах доказал вам, что необходимо продлить подписку на 2017 год. Иначе… иначе… конец света! А я вот, напротив, думаю, что переподписываться на журнал не стоит.

Подумаешь! Не продлили вы подписку. Стали узнавать о налоговых угрозах с опозданием. Из-за этого совершили ошибку. Она обернулась многомиллионными доначислениями. Против директора и главбуха возбудили уголовное дело. Им дали условный срок. Ничего страшного!

Читать далее >>

Подписка

Сервисы