Журнал о том, как безопасно сэкономить на налогах

Налоговики обнародовали новые схемы, выявленные ими при проверках

30 сентября 2009   5194  

  • Проверка страховой компании привела к проверке ее клиента
  • Когда взаимозачет может быть признан прощением долга
  • Вексель из офшора автоматически ведет к признанию схемы

В распоряжении редакции «ПНП» оказался новый обзор схем уклонения от уплаты налогов, которые выявили московские налоговики при проверках во втором полугодии 2009 года. Поскольку этот документ рассылается по всем региональным УФНС для использования в работе, содержащаяся в нем информация может быть интересна читателям не только из столичного региона.

Проверка страховой компании привела к доначислению ЕСН ее клиентам

В одном из описанных в обзоре случаев налоговики выявили схему по уходу от уплаты ЕСН, проверяя не налогоплательщика, а страховую компанию. Как оказалось, с юридическими лицами она заключала договоры страхования имущества, а физлиц страховала от несчастных случаев и болезней.

В ходе проверки инспекторам показался подозрительным тот факт, что страховая компания ежемесячно перечисляла денежные средства на банковские карты одних и тех же граждан с указанием основания платежа – «страховые случаи». Налоговики затребовали документы, подтверждающие наступление этих случаев, и сочли их неубедительными (см. схему 1 на стр. 74).

Во-первых, все справки об обращении граждан за медицинской помощью выдавались начальником медицинского отдела одной из общественных организаций, а не лечебным учреждением.

Во-вторых, эти документы содержали информацию о предварительном диагнозе определенного заболевания, а не об установленном факте болезни.

В-третьих, представленные справки не соответствовали форме, утвержденной Министерством здравоохранения и социального развития России.

В-четвертых, в правилах страхования, зарегистрированных проверяемой компанией в Федеральной службе страхового надзора, среди возможных страховых случаев не упоминалось наличие у застрахованного лица определенной болезни. Следовательно, страховая компания не имела права заключать договоры на подобных условиях, и уж тем более ежемесячно выплачивать по ним возмещения.

Кроме того, налоговики обвинили проверяемую компанию в том, что она страховала события, которые могут наступить с высокой долей вероятности. Что, по их мысли, говорит о фиктивности операций. Например, страховыми случаями являлись ларингит, остеохондроз, острая головная боль и ряд других заболеваний, которые могут быть диагностированы у любого человека.

Далее налоговики опросили крупнейшие российские компании в этой области, страхуют ли они подобные случаи. Оказалось, что нет. Страховым случаем обычно является не наличие болезни как таковой, а вред, причиненный этой болезнью здоровью человека. Для признания такого страхового случая необходимы медицинская справка установленного образца, выписка из медкарты амбулаторного или стационарного больного, а также результаты клинико-инструментального обследования.

Инспекторы допросили физических лиц, в пользу которых перечислялись сомнительные суммы. Они показали, что никаких договоров страхования не заключали и за медицинскими справками не обращались. Полученные на банковскую карту деньги они рассматривали в качестве зарплаты от своего работодателя. Логичным следующим этапом стала проверка всех организаций, где трудились данные лица.

В результате было установлено, что даты выплаты зарплаты в компаниях-работодателях совпадали с днями перечисления на карточки их сотрудников страховых выплат. Кроме того, выяснилось, что эти организации страховали в проверяемой компании свое имущество и грузы. Причем на условиях, при которых вероятность наступления страхового случая, по мнению налоговиков, очень низка. И в суммах, достаточных для проведения выплат по договорам страхования от несчастных случаев и болезней их сотрудников.

В итоге проверяющие сделали вывод о применении клиентами страховой компании схемы минимизации зарплатных налогов. У страховой компании суммы выплат физлицам были исключены из налоговых расходов, и ей был доначислен налог на прибыль. В отношении заказчиков услуг еще проводятся выездные проверки по ЕСН.

По мнению налоговиков, стимулирующая лотерея является отдельным видом деятельности

Следующая схема, рассмотренная в обзоре, – пример творческого подхода налоговых работников к мероприятиям контроля. Проверяемая компания занималась деятельностью, освобожденной от НДС в соответствии с пунктом 3 статьи 149 НК РФ. При этом она проводила стимулирующие лотереи для привлечения клиентов. В рамках акции им безвозмездно передавались магнитные карточки и промо-билеты, игравшие роль лотерейных билетов, а победителям выдавались призы стоимостью существенно выше 100 рублей. В частности, речь шла об автомобилях и других аналогичных ценностях. При этом компания никаких прямых доходов от лотереи не получала.

При проверке налоговики признали проведение стимулирующей лотереи отдельным видом предпринимательской деятельности, не освобожденной от НДС. Основание – безвозмездная передача товаров признается реализацией и облагается НДС (подп. 1 п. 1 ст. 146 НК РФ). А раз компания осуществляет как облагаемую, так и не облагаемую НДС деятельность, то она должна вести раздельный учет.

Поскольку такой учет отсутствовал, налоговики доначислили НДС на сумму товаров, безвозмездно переданных участникам лотереи. По той же причине они исключили входной НДС по всем приобретенным компанией товарам, работам, услугам из состава налоговых расходов (письмо Минфина России от 03.08.09 № 03-07-07/60).

Позиция налоговых органов весьма спорна. Стимулирующая лотерея проводилась с единственной целью – увеличить прибыль компании от деятельности, не облагаемой НДС. По сути, передача товаров не была безвозмездной: участники акции платили повышенным вниманием к продукции компании. К тому же проведение стимулирующей лотереи никак нельзя признать отдельным видом деятельности, ведь сама по себе она не приносила дохода компании.

Взаимозачет между аффилированными компаниями налоговики посчитали прощением займа

Другой случай из обзора касается перераспределения денежных средств внутри группы компаний с помощью займов. Чаще всего в таких ситуациях налоговики контролируют размер процентов (ст. 40 НК РФ) и их нормирование в налоговом учете заемщика (ст. 269 НК РФ). Но в описанном случае инспекторы поступили иначе.

Офшорная компания с Британских Виргинских островов (БВО) выдала дружественной управляющей компании на «упрощенке» крупный заем. Та перераспределила полученные денежные средства членам российского холдинга по договорам займа. Все участвующие в операциях лица были аффилированы между собой (см. схему 2).

Перечисленные факты показались налоговикам подозрительными. Они предположили, что такие действия были направлены на передачу денег между юрлицами без налогов и аккумулирование прибыли группы у «упрощенца».

Проанализировав, каким образом российская компания-«упрощенец» возвращала заем офшорной компании с БВО, налоговики выяснили, что часть займа – около 100 млн рублей – была погашена трехсторонним зачетом взаимных требований. Причем третьей стороной в зачете также выступала взаимозависимая российская компания. У нее был тот же директор и учредитель, что и у «упрощенца». Как удалось выяснить, эта компания обладала признаками «однодневки» – с недавних пор она не сдавала отчетность и не уплачивала налоги.

Проверяющие сделали вывод, что долг виргинской компании перед российской «однодневкой» фиктивный, как и долг «однодневки» перед российской управляющей компанией. Следовательно, между офшорной и российской управляющей компаниями в реальности произошел не взаимозачет, а прощение долга. То есть у «упрощенца» возник доход в сумме прощенного долга – около 100 млн рублей, который должен быть включен в облагаемую базу по единому налогу.

Рассчитав, таким образом, доходы «упрощенца», налоговики сделали вывод, что он превысил лимит, установленный НК РФ, и потерял право применять спецрежим. Компании был доначислен налог на прибыль, штраф и пени.

Решение налоговиков также спорно. Из доказательств фиктивности сделок инспекторы привели только лишь факты взаимозависимости, проведения операций в одном и том же банке в течение суток и отсутствия, по их мнению, экономической целесообразности заемных отношений. На наш взгляд, ни один из приведенных аргументов не свидетельствует о фиктивности спорной операции.

Вексель офшорной компании автоматически ведет к признанию схемы

В ходе еще одной проверки налоговики выявили следующие факты. Российская компания получила в банке кредит порядка 1 млн долларов. Эти деньги тут же были перечислены на счет офшорной компании по агентскому договору для приобретения объектов недвижимости за рубежом. Однако офшорная компания нарушила условия договора, в результате чего он был расторгнут. Денежные средства должны были быть возвращены российской стороне, но этого так и не произошло.

Подобные обстоятельства насторожили налоговиков. Как указано в обзоре, «перечисление денег агенту было осуществлено исключительно с целью вывода денег за рубеж и не имеет иной деловой цели».

Далее инспекторы обнаружили, что часть задолженности агента в сумме 400 тыс. долларов была оформлена векселем, который кредитор реализовал третьему лицу. Полученные от продажи векселя средства были перечислены банку в качестве частичного возврата кредита. А оставшаяся часть долга была получена от другой офшорной организации, формально никак не связанной с агентом-должником.

В отношении компании, приобретшей вексель, налоговики провели дополнительные контрольные мероприятия. Выяснилось, что эта организация обладает признаками «однодневки». А ее директор показал, что ничего не знает о приобретении векселя офшорной компании и обязанности директора никогда не исполнял. На основании этого налоговики сделали вывод, что проверяемая компания не имела права учесть в налоговых расходах номинальную стоимость полученного от агента векселя при его реализации «однодневке». Мол, эта продажа документально не подтверждена, поскольку отсутствует воля руководства «однодневки» на совершение сделки. При этом выручку от реализации векселя из доходов компании не исключили.

Кроме того, налоговики доначислили компании налог на прибыль с сумм, перечисленных второй офшорной компанией. Они были сочтены безвозмездно полученными, так как никаких документов о взаимозачете или каких-либо иных договорных отношениях между ними на момент проверки не оказалось.

Претензии налоговиков можно оспорить. Во-первых, какое имеет значение, в курсе директор компании-приобретателя, что его компания приобрела вексель, или нет? Если сделка совершена фактически (о ее реальности говорит тот факт, что банку был частично возвращен кредит) и ни один из участников сделки ее не оспаривает, она не является ничтожной.

Во-вторых, если, по мнению налоговиков, документально не подтверждены расходы по векселю, то почему в налоговую базу по-прежнему включаются доходы от его реализации? Впрочем, нельзя не признать упущением проверяемой группы компаний организацию финансовых потоков через «однодневку».

Что касается второго эпизода, то формально налоговики правы — денежные средства поступили от сторонней офшорной компании без каких-либо договорных отношений с нею. Следовательно, могут трактоваться как полученные безвозмездно. Однако в суде, если компания будет оспаривать решение налоговиков, соответствующие документы могут быть предоставлены.

Некорректная фраза в договоре может привести к доначислениям

В другом случае налоговики выявили следующее «уклонение от уплаты налогов». Стороны заключили договор аренды оборудования, требующего монтажа. В нем было указано, что объекты передаются введенными в эксплуа- тацию, при этом расходы по монтажу оплачивает арендатор. Стоимость монтажа составила более 6 млн рублей, которые арендатор признал в составе налоговых расходов. По мнению проверяющих, это было необоснованно.

Инспекторы указали: согласно договору, передаваемое в аренду оборудование должно быть уже введено в эксплуа- тацию. Сделать это в рассматриваемом случае, не произведя сам монтаж, нельзя. Следовательно, спорные расходы должны быть оплачены арендодателем. Тот факт, что они произведены за счет арендатора, свидетельствует о выполнении им работ на безвозмездной основе в пользу владельца оборудования. Такие суммы арендатор не может учесть в составе расходов, а арендодатель должен включить их в доходы.

Конечно, условия спорного договора сформулированы некорректно, но это не повод для доначислений налога на прибыль (а в перспективе и НДС). Тем более что в самом соглашении четко указано, что расходы по монтажу оплачивает арендатор. При обращении в суд у компании будут хорошие шансы на победу.

Как снижали ЕСН с помощью страховых выплат. Схема 1

 

По мнению налоговиков, прощение долга было закамуфлировано зачотом. Схема 2

 

Способ вывода средств в офшор, выявленный налоговиками. Схема 3

Зарегистрируйтесь и продолжите читать статью! Это БЕСПЛАТНО и займет всего одну минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пожалуйста, проверьте почту
Ввести
Я тут впервые
Регистрация займет
не больше минуты!
Введите логин
Неверный логин или пароль
Неверный логин или пароль
Введите пароль

 

Слово редактора

Евгений Тимин
главный редактор
glred@nalogplan.ru
Маркетологи очень хотят, чтобы я в этой редакционной колонке на пальцах доказал вам, что необходимо продлить подписку на 2017 год. Иначе… иначе… конец света! А я вот, напротив, думаю, что переподписываться на журнал не стоит.

Подумаешь! Не продлили вы подписку. Стали узнавать о налоговых угрозах с опозданием. Из-за этого совершили ошибку. Она обернулась многомиллионными доначислениями. Против директора и главбуха возбудили уголовное дело. Им дали условный срок. Ничего страшного!

Читать далее >>

Подписка

Сервисы