Журнал о том, как безопасно сэкономить на налогах

«За налоговые преступления должны отвечать компании»

1 марта 2008   6546  

Изменились ли методы выявления налоговых преступлений с тех пор, как ликвидировали налоговую полицию? Почему нередко решения арбитражных судов идут вразрез с решениями следователей или судов по уголовным делам? На эти и другие вопросы ответил заместитель начальника Правового управления МВД России генерал-майор милиции Илья КУЧЕРОВ.

Беседовал Вячеслав РОМАНОВ, корреспондент «ПНП»

- За последние месяцы органы МВД возбудили несколько уголовных дел по фактам уклонения от уплаты налогов в отношении крупных компаний*. Это не очередная «кампанейщина»? Помнится, в свое время шумела история о претензиях налоговой полиции к звездам нашей эстрады...
- Разумеется, нет. Об этом свидетельствует статистика за прошедший год. По сравнению с прошлым годом на 10 процентов выросло число выявляемых фактов уклонения от уплаты налогов с организации (ст. 199 УК РФ). Если брать цифры в абсолютном выражении, ущерб, причиненный налоговыми преступлениями, в десять раз больше, нежели от остальных экономических преступлений. Мне кажется, с уверенностью можно говорить о том, что схемы уклонения от налогов, в особенности в которых применяются фирмы-«прокладки», фирмы-«однодневки», органы МВД научились достаточно хорошо расследовать.

- По оценкам вашего министерства именно «однодневки» - главный инструмент сокрытия выручки, занижения расходов, придания бизнесу формально законного вида.
- Да, так и есть. Со времени моей работы в налоговой полиции схемы с применением фиктивных организаций остались наиболее распространенными. Думаю, что это связано как со спросом на услуги «однодневок», так и с либеральным механизмом регистрации компании, равно как и с относительной мягкостью ответственности за противоправные действия в это сфере. Ведь чаще всего регистрирующему компанию лицу грозит административная ответственность (штраф 5 тыс. руб. или дисквалификация по статье 14.25 КоАП РФ)*, которая во много раз меньше извлекаемого дохода от незаконных сделок.

- Как можно решить проблему фирм-«однодневок»?
- Пути решения те же, что и всегда предлагались различными ведомствами. Во-первых, совершенствование госрегистрации юридических лиц. С одной стороны, ясно, что нужно дать возможность предпринимателю без лишней бюрократии оперативно зарегистрировать компанию и вести бизнес. С другой, нельзя доводить до абсурда, когда фирма регистрируется по фальшивым и подложным документам.

Во-вторых, нужно улучшить взаимодействие в борьбе с «однодневками» между налоговыми и правоохранительными органами. Я могу вспомнить, например, что в свое время каждое регистрируемое лицо проходило проверку по базам налоговой полиции на предмет подлинности документов заявителей и также на предмет причастности учредителей к незаконным операциям. Но сейчас такой порядок законодательно не предусмотрен.

* За представление при регистрации компании или индивидуального предпринимателя документов с заведомо ложными данными, если это причинило ущерб гражданам, организациям или государству в сумме не мене 250 тыс. руб. либо позволило получить доход на ту же сумму, наказание может составить до пяти лет лишения свободы по статье 171 УК РФ.

- Почему по-прежнему сложно доказать причастность налогоплательщика к созданию фирм-«однодневок»? Можно ли сказать, что неувядающему спросу на «однодневки» способствует, например, невозможность наказать их создателей - организации, продающие готовые фирмы?
- К сожалению, не могу вспомнить, чтобы руководители таких компаний привлекались к ответственности. На мой взгляд, в продаже готовых фирм нет ничего противоправного. Другое дело, если те, кто продает такие фирмы, заранее знает, в каких целях используются готовые организации. Здесь можно говорить о соучастии в уклонении от уплаты налогов. Однако в любом случае следствию необходимо будет доказать прямой умысел компании-продавца «однодневки», что сделать непросто.

- Недавно агентство по страхованию вкладов подготовило законопроект, направленный на борьбу с фирмами-«однодневками». Среди прочих документ содержит предложения о нововведениях в статью 173 «Лжепредпринимательство» УК РФ. В частности, предлагается предусмотреть отдельную ответственность не только за создание, но и за использование фирм-«однодневок». То есть наказывать за применение фиктивных фирм для обналичивания денег и уклонения от уплаты налогов. МВД уже дало оценку этой инициативе?
- Я пока не могу ничего сказать об этом законопроекте - в наше управление он еще не поступал для анализа. Тем не менее логика авторов понятна. Фирмы-«однодневки» - очень часто обязательный элемент почти любого вида преступления в сфере экономической деятельности. Они применяются не только в схемах уклонения от уплаты налогов, но и в отмывании денег, незаконной банковской деятельности и т. д. На мой взгляд, за налоговые преступления должны отвечать не только руководители организаций, но и сами компании. В данном случае, уточнив нормы статьи 173 УК РФ, уместно было поставить вопрос об уголовной ответственности организаций, пользующихся услугами фиктивных фирм. Ведь использование фирмы-«однодневки» в конечном итоге нужно не отдельному гражданину, а компании, пытающейся незаконно снизить свои налоговые обязательства. В итоге мы имеем, что почти половина компаний в Едином государственном реестре юридических лиц - фирмы-«однодневки», которые либо создавались для одной-двух операций, либо время от времени применяются, на самом деле не отчитываясь и не ведя никакой реальной деятельности. При этом механизмы ликвидации таких компаний, заложенные в гражданском законодательстве, настолько трудоемкие, что оказываются бессильными против вновь создаваемых «однодневок».

- То есть вы считаете, что ликвидировать фиктивные компании можно путем приговора в уголовном судопроизводстве? Не совсем понятно, как можно применять уголовную ответственность к организации.
- Наказанием и фирмам-«однодневкам», и налогоплательщикам, использующим их услуги, может быть не только ликвидация, но и лишение прав. Например, аннулирование или лишение выданных лицензий, запрет на осуществление определенной деятельности и т. п. Разумеется, здесь существует теоретическая проблема. Поскольку цель уголовного наказания - перевоспитание, его можно применить только к отдельно взятому человеку. Однако я считаю, что для компании в целом можно было бы предусмотреть дополнительный вид уголовного наказания.

- В практике часто встречается ситуация, когда арбитражные суды признают обоснованность претензий налогового органа к компании в создании схем уклонения от налогов на крупные суммы, а милиция при этом бездействует. Например, дело ЗАО «МИАН»* или компании «Гала-форм»**, в которых налоговики прямо обвинили налогоплательщиков в применении схем. Разве решения арбитражных судов по таким делам - не прямое доказательство и основание для возбуждения уголовного дела?
- Во-первых, не соглашусь с тем, что правоохранительные органы бездействуют. Решения суда имеют доказательственную силу и используются при расследовании уголовных дел. Как пример, так называемые громкие дела в отношении руководителей компании «РуссНефть», «САН ИнБев»*.

Во-вторых, на сегодня нормы арбитражного и уголовного права равнозначны, хотя еще несколько лет назад уголовный процесс имел приоритет. Это означало, что если возбуждалось уголовное дело по тем же экономическим преступлениям, арбитражное судопроизводство приостанавливалось до окончания расследования или вынесения приговора по уголовному делу судом общей юрисдикции. Сейчас этого нет. Арбитражный суд волен рассматривать дело без оглядки на расследование уголовного дела. На мой взгляд, это неправильно. Не потому, что один суд одной отрасли права должен преобладать над другим. Дело в том, что перечень законных возможностей налоговых органов для сбора доказательств в рамках выездной или камеральной проверки меньше, чем возможности правоохранительных органов. Напомню лишь об оперативно-розыскной деятельности, право на которую имеют только милиция, ФСБ и ряд других спецслужб. На практике часто получается, что представляемая налоговым органом картина деятельности налогоплательщика приобретает совершенно иной смысл после, например, проведенных экспертиз, наблюдения, допросов, контроля телефонных переговоров и т. п.

Проблема, о которой вы сказали, возникает еще по одной причине. Для следователя решение арбитражного суда, которым решение налоговиков признано законным, подтверждает, что был факт уклонения от налогов компанией. Но чтобы возбудить и успешно расследовать уголовное дело, следователю требуется уже самостоятельно установить вину конкретного лица в неуплате налогов. А это необходимо делать в рамках расследования.

** О деле компании «Гала-форм» вы можете прочитать в статье «Опасная схема кредитования под векселя:
реальный случай» в «ПНП» № 1, 2008, стр. 70.

- Может быть, различие в том, что арбитражные суды чаще всего исследуют документы в отличие от судов общей юрисдикции, которые больше доверяют доказательствам в виде показаний свидетелей?
- Нет. Но в отличие от арбитража свидетельские показания в делах об уголовных налоговых преступлениях почти всегда обязательны. Получить прямые доказательства умысла на уклонение без допроса свидетелей почти невозможно просто в силу ограниченных ресурсов. Ведь установление слежки и прослушивание телефонов - трудоемкий процесс и применяется не всегда.

Кроме того, применительно к налоговым преступлениям документы и слова свидетелей - две главные составляющие доказательной базы. Вспоминаю случай, когда в ходе обыска в организации мы обнаружили, что в компании было два бухгалтера, работавших в соседних кабинетах. При этом один вел весь официальный учет, а второй, не менее скрупулезно и ответственно, - параллельную бухгалтерию. Изъятые документы, компьютерные файлы, а также показания самого «черного» бухгалтера послужили ключевым источником доказательств по делу.

- Кого из сотрудников компаний чаще всего привлекают в качестве обвиняемого*?
- Официально такой статистики, насколько мне известно, министерство не ведет. Тем не менее по своей практике, а также в ходе научной деятельности мне приходилось исследовать этот вопрос. После анализа сотен уголовных дел по налогам мои данные таковы:
в большей части случаев - не менее 80 процентов - перед судом единолично отвечает руководитель компании. Остальные 20 процентов делят между собой поровну единолично главный бухгалтер и группа лиц - руководитель и бухгалтер вместе. В последнее время тенденция такова, что чаще встречается уклонение от уплаты налогов, совершенное двумя и более лицами. Это связано с тем, что усложнились методы сокрытия налогов, схемы, в которых задействованы множество организаций. Как результат круг соучастников тоже расширился: к руководителям и бухгалтерам добавились кладовщики, товароведы и т. д.

В качестве сравнения могут сказать, что, например, в Канаде, где мне приходилось знакомиться с практикой, методы уклонения совсем другого уровня сложности. Они значительно проще. Там в год по всей стране около двухсот налоговых преступлений, которые чаще всего заключаются в том, что владельцы кафе быстрого питания или прачечной банально вносили в кассу не всю выручку.

* По данным МВД России за 2007 год по статье 199 «Уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с организации» УК РФ суды вынесли приговоры 1060 гражданам (на одного человека больше, чем в 2006 году). Чаще всего дела заканчиваются условным лишением свободы или штрафами с лишением права заниматься предпринимательской деятельностью или занимать определенные должности. Однако есть прецеденты более жестких приговоров - об этом, например, можно прочитать в статье «Дробление и аутстаффинг признаны уголовной оптимизацией» в «ПНП» № 12, 2007, стр. 70.

- Насколько мне известно, в любом уголовном деле, когда вина уже не вызывает сомнений, адвокаты советуют «выставить» одного обвиняемого, чтобы избежать более сурового наказания для всех.
- Не могу прокомментировать советы адвокатов. Но могу сказать, что следователь обязан установить конкретную вину каждого из фигурантов вплоть до учета налоговых периодов, за которые был ответственен руководитель или тот, кто отвечал за исчисление и уплату налогов. Ситуация может быть такой, что по результатам годового периода недоимка в компании, например, по ЕСН, составит более 500 тыс. руб., при этом не менее 10 процентов от причитающихся к уплате налогов. По статье 199 УК РФ этот размер недоимки уже считается уголовно наказуемым. Но в ходе расследования уголовного дела может выясниться, что за год в компании поменялись два-три руководителя и/или два-три бухгалтера. Доля недоимки на каждого ответственного за уплату налогов с компании окажется меньше 500 тыс. руб. Таким образом, к уголовной ответственности привлекать кого-либо из должностных лиц нельзя, поскольку каждый «науклонялся» на сумму меньшую, чем установлена для уголовного наказания.

Есть и другие примеры. В моей практике был случай, когда в ходе расследования мы допросили несколько бывших главных бухгалтеров компании, которые как один повторяли, что уволились потому, что не хотели выполнять указания директора об уклонении от налогов. Но последняя действующая главбух, напротив, исполнила все. Самое интересное, что ответить в итоге пришлось ей одной, поскольку доказать причастность директора к неуплате налогов не удалось.

- И вопрос в завершение беседы: не готовит ли МВД каких-либо изменений в части расследования налоговых преступлений или поправок в законодательство?
- Сейчас можно считать сформированным только одно предложение: на наш взгляд, из текста статьи 199.1 «Неисполнение обязанности налогового агента» УК РФ необходимо убрать формулировку о личных интересах*. Напомню, что в соответствии с разъяснениями Пленума ВС РФ от 28.12.06 № 64 личный интерес - не только корысть. Например, когда руководитель компании присваивает себе начисленный на зарплату работников НДФЛ. Личным интересом будет также и если деньги, причитающиеся в бюджет, компания пустит на расчеты с поставщиками, либо использует, чтобы приукрасить действительное финансовое состояние, либо передаст «другу» по его по просьбе и т. д. Но, на наш взгляд, не важно, какую цель преследовал налогоплательщик, когда не исполнил обязанность налогового агента. Достаточно одного факта неперечисления.

- Если ваша поправка будет принята, милиции будет проще расследовать дела по этой статье?
- Да, это облегчит квалификацию деяния. Ведь следствию не нужно будет находить доказательства личного интереса виновного лица. Замечу, что эти поправки - инициатива законодательного органа одного из регионов. Но и МВД, и, насколько я знаю, Минфин поддерживают эту идею.

ИЛЬЯ КУЧЕРОВ:
БИОГРАФИЧЕСКАЯ СПРАВКА

Илья КУЧЕРОВ, заместитель начальника Правового управления МВД России, генерал-майор милиции

Илья Кучеров работает в правоохранительных органах с 1987 года. В 1995 году занял посты заместителя начальника Главного следственного управления Федеральной службы налоговой полиции России и начальника Правового управления ФСНП России. После упразднения налоговой полиции в 2003 году - заместитель начальника Правового управления МВД России.

Образование высшее юридическое, закончил Саратовский юридический институт в 1991 году. Доктор юридических наук:
диссертацию кандидата наук по теме «Расследование налоговых преступлений» защитил в 1995 году, четыре года спустя защитил диссертацию доктора юридических наук по теме «Налоговая преступность:
криминологические и уголовно-правовые аспекты». Является автором научных работ по темам уголовной ответственности за налоговые преступления.

 

* Согласно статье 199.1 «Неисполнение обязанностей налогового агента» УК РФ, преступлением считается неисполнение в личных интересах обязанностей по исчислению, удержанию или перечислению налогов и (или) сборов, исчислению, удержанию у налогоплательщика и перечислению в соответствующий бюджет (внебюджетный фонд), совершенное в крупном размере (от 500 тыс. руб. при условии, что это не менее 10% от суммы подлежащих уплате сумм налогов и (или) сборов за период в пределах трех финансовых лет подряд, либо превышающая 1,5 млн руб.). Наказание (до 6 лет лишения свободы) по этой статье грозит тем же должностным лицам компании (руководителям, бухгалтерам и т. д.), что и в случае уклонения от уплаты налогов. По данным МВД России, за 2007 год суд наказал 393 гражданина по данной статье, что на 23,2% больше, чем годом ранее.

Зарегистрируйтесь и продолжите читать статью! Это БЕСПЛАТНО и займет всего одну минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пожалуйста, проверьте почту
Ввести
Я тут впервые
Регистрация займет
не больше минуты!
Введите логин
Неверный логин или пароль
Неверный логин или пароль
Введите пароль

 

Слово редактора

Евгений Тимин
главный редактор
glred@nalogplan.ru
Маркетологи очень хотят, чтобы я в этой редакционной колонке на пальцах доказал вам, что необходимо продлить подписку на 2017 год. Иначе… иначе… конец света! А я вот, напротив, думаю, что переподписываться на журнал не стоит.

Подумаешь! Не продлили вы подписку. Стали узнавать о налоговых угрозах с опозданием. Из-за этого совершили ошибку. Она обернулась многомиллионными доначислениями. Против директора и главбуха возбудили уголовное дело. Им дали условный срок. Ничего страшного!

Читать далее >>

Подписка

Сервисы