Журнал о том, как безопасно сэкономить на налогах

Опасные иллюзии и схемы в работе с оффшорами: конспект семинара

15 февраля 2008   6437  

Как минимизировать риски при сделках экспорта и импорта
Какие компании используют «серые» схемы при импорте
Самые опасные заблуждения в отношении оффшоров

Оффшоры до сих пор остаются достаточно популярным инструментом налогового планирования российских компаний. В связи с этим важно использовать этот инструмент оптимальным образом, четко осознавая, каких целей можно достичь с его помощью, а каких – нет. Кроме того, нужно понимать механизм действий проверяющих и контролирующих органов в отношении оффшорных схем для снижения риска налогового планирования.

Эти и другие вопросы рассматривались на семинаре, организованном компанией GSL Law & Consulting «"Черно-" "серо-" "белые" экспортно-импортные схемы с участием нерезидентов». О схемах рассказывал Олег Попутаровский, партнер, адвокат, партнер GSL Law & Consulting.

Для минимизации налоговых рисков сделок с участием оффшоров важно определить круг лиц, владеющих информацией о сделках

 

УЧАСТНИКИ ЭКСПОРТНО-ИМПОРТНЫХ СХЕМ


Прежде всего, докладчик обратил внимание на то, что для минимизации налоговых рисков, возникающих при экспортно-импортных сделках с участием оффшоров, важно изначально определить круг лиц, владеющих информацией о сделках. А также круг контролирующих организаций, заинтересованных в этой информации. Это необходимо для того, чтобы не упустить из виду ни один из источников возможной опасности. Итак, лицами, которые могут владеть (частично или полностью) информацией об импортной сделке, являются:

– бенефициары, акционеры и директор компании-экспортера, оффшорной компании, компании-импортера и конечного покупателя товара внутри России; – лица, действующие по доверенности от имени оффшора, импортера и конечного покупателя; – прочие служащие компаний, непосредственно задействованных в сделке, участвующие в оформлении документов; – служащие банков, через которые проходят платежи по импортной сделке, как агенты финансовой разведки России и прочих государств.

А организациями, заинтересованными в информации об импортной сделке, являются ФТС, ФНС, Федеральная служба по финансовому мониторингу, органы прокуратуры, ФСБ, МВД, арбитражные и уголовные суды.

Чаше всего интерес государственных органов к экспортно-импортным сделкам бывает вызван подозрениями в неуплате налоговых или таможенных платежей. Проверяющие сначала собирают документы и опрашивают свидетелей (примерно по перечисленному выше списку). Также устанавливают, какие фамилии есть в таможенной декларации, то есть определяют, кто является грузоотправителем и грузополучателем. После этого контролеры запрашивают банк о проведенных операциях и лицах, подписавших платежные документы.

Так набирается некий круг лиц, с которыми осуществляются следственные действия. Проверяющие выстраивают цепочку: организатор – исполнитель – свидетель, выясняют процессуальную роль каждого.

При этом лектор сделал акцент на том, что в последнее время особое внимание правоохранительные органы уделяют бенефициарам – лицам, получающим имущественную или иную личную выгоду от сделок.

Чаще всего, как сказал Олег Попутаровский, правоохранительные органы возбуждают уголовные дела сразу по нескольким статьям. Чаще всего это таможенные и налоговые преступления, мошенничество и отмывание денежных средств.

Зачем это нужно? Безусловно, как отметил лектор, часть таких обвинений не имеет судебной перспективы. Однако их наличие позволяет использовать механизмы международного сотрудничества с правоохранительными органами зарубежных государств, которые часто крайне неохотно сотрудничают по линии налоговых правонарушений. Дело в том, что большинство международных договоров выстроено таким образом, что наиболее актуальными статьями для сотрудничества являются отмывание преступно полученных средств и таможенные преступления.

Докладчик заметил, что в зарубежных странах есть четкое различие даже по налоговым нарушениям. Одно дело, если компания не заплатила собственные налоги. Это вопрос налогового планирования, оценочное суждение. Но если на таможне была заведомо занижена стоимость товара, это определенно будет квалифицировано как хищение из бюджета, и иностранные правоохранительные органы будут сотрудничать активнее.

«Серые» схемы импорта и экспорта подразумевают привлечение оффшора для искусственного изменения цены товара, декларируемого на таможне

 

АНАЛИЗ СХЕМ


Далее Олег Попутаровский перешел к рассмотрению конкретных импортно-экспортных схем, применяемых российскими компаниями на практике. Как указал докладчик, сейчас в России рынок импортеров делится на три типа участников:

– «белые», которые импортируют в РФ товары по реальной цене и не используют различные схемы снижения налоговых и таможенных платежей; – «серые», которые при импорте в Россию используют различные оффшорные схемы минимизации платежей (например, завышают или занижают ввозные цены); – контрабандисты, которые вообще не заявляют реальный товар на таможне и не перечисляют практически никаких платежей.

Компании, работающие по «белой» схеме, закупают товары у иностранного экспортера (не используя оффшор) и ввозят его в Россию по цене приобретения, уплачивая с нее таможенные пошлины. После чего платят еще НДС и налог на прибыль с наценки, возникшей после реализации товара конечному потребителю (российскому дистрибьютору-оптовику). Докладчик отметил, что по такой схеме сейчас в нашей стране работают лишь импортеры отдельных товарных позиций (например, сотовых телефонов). Эти фирмы вынудило отказаться от «серых» и «черных» схем государство действиями по усилению контроля.

Однако по большинству товарных позиций ситуация иная: контроль со стороны государства достаточно слаб, поэтому «белые» фирмы не в силах конкурировать с «серыми», а тем более с контрабандистами. Ведь они при схожей рентабельности продаж могут продавать товар конечному потребителю по более низкой цене за счет неуплаты таможенных и налоговых платежей.

В чем же состоят эти «серые» схемы импорта (а они могут работать и в обратную сторону – как схемы экспорта)? Прежде всего, такие схемы подразумевают привлечение оффшорной компании для искусственного изменения цены товара, декларируемого на таможне. То есть от имени оффшорной компании приобретается товар у экспортера за реальную цену. Однако в Россию этот товар уже въезжает со снижением реальной цены (оффшор получает убыток) либо с увеличением реальной цены (оффшор получает прибыль). Все это делается с целью снижения или таможенных, или налоговых платежей. Снижать и те, и другие выплаты одновременно могут лишь контрабандисты, которые прямо нарушают закон, поэтому докладчик призвал вообще не рассматривать подобную возможность.

Таким образом, если импортер задался целью снизить таможенные платежи, товар приобретается у собственного оффшора по заниженной цене. Например, если цена занижена в два раза, то и таможенные платежи будут уменьшены также в два раза. При этом импортер столкнется с двумя проблемами. Первая: резкий рост налоговых платежей (ведь формально торговая наценка при занижении ввозной стоимости значительно вырастет, следовательно, возрастут к уплате суммы НДС и налога на прибыль). И вторая: необходимость финансировать оффшорную компанию для оплаты последующих поставок товара (ведь оффшор получил убыток, следовательно, не может финансировать закупку следующей партии товара).

Как отметил докладчик, полностью решить эти две проблемы законными методами вряд ли возможно – налоговым планированием можно только незначительно снизить налоговую нагрузку. На практике российские импортеры, занижающие ввозную стоимость товара, для снижения налоговой нагрузки используют сеть фирм-«однодневок», оставляя всю наценку на них. Тем самым они уклоняются от уплаты НДС и налога на прибыль. Это очень рискованно*, поэтому, по словам ведущего семинара, абсолютное большинство таких «серых» импортеров не занимаются импортом самостоятельно.

* Практика уже неоднократно подтверждала высокий риск использования «однодневок», в частности взаимоотношения с такими фирмами могут привести и к уголовной ответственности. Подробнее об этом читайте в статьях «Милиция доказала в суде связь с «однодневкой»: реальный случай» в «ПНП» № 10, 2007, стр. 69, «Обналичка обернулась уголовными делами для клиентов банка» на стр. @@ этого номера «ПНП».

У импортера всегда есть знакомый таможенный брокер, и реально в РФ товар импортируется сразу на фирму-«однодневку», которая и оформляет на себя грузовую таможенную декларацию. После чего эта фирма продает товар по документам еще два или три раза, прежде чем попадает непосредственно к тому юридическому лицу, которое действительно ведет этот бизнес. И уже эта компания начинает распродавать товары конечному потребителю с минимальной наценкой. А для рефинансирования оффшора промежуточные звенья цепочки («однодневки») заключают с этим оффшором фиктивные контракты, например, на оказание услуг.

Однако некоторые импортеры, напротив, при помощи оффшора снижают не таможенные, а налоговые платежи. Этой цели они достигают, завысив ввозную стоимость товара, таким образом, оставляя почти всю сумму торговой наценки за пределами России, в оффшоре. При этом у них исчезает необходимость использовать российские фирмы-«однодневки» для незаконной минимизации налогов, так как ни НДС, ни налога на прибыль у импортера при этой схеме не возникает. Однако сумма таможенных платежей значительно возрастает. Кроме того, в подобной схеме работы может возникнуть необходимость рефинансирования уже российской компании-импортера, то есть возвращения денег в Россию.

 

РАЗОБЛАЧЕНИЕ ОФШОРНЫХ ИЛЛЮЗИЙ


Во второй части своего доклада Олег Попутаровский рассказал об иллюзиях и стереотипах в отношении оффшоров, с которыми ему пришлось столкнуться в ходе консультационной и адвокатской деятельности. По словам лектора, такими иллюзиями, к сожалению, пропитан весь российский рынок и банковская среда.

Иллюзия 1: Бенефициар, акционер и директор оффшорной компании – вне интересов правоохранительных органов России. Многие думают, что оффшор – это такое юридическое лицо, которое ведет деятельность далеко от России – на Британских Виргинских островах, например. Следовательно, если его «бросить» через какое-то время, не останется никаких следов, которые помогут заинтересованным государственным органам в России выявить конкретных физических лиц, управлявших этим оффшором и извлекавших выгоду из его деятельности. Однако это не так. Государственные органы (в том числе правоохранительные) в силу своей компетенции должны и могут заинтересоваться деятельностью нерезидента. Причем не столько самим юридическим лицом, сколько его первым эшелоном: доверенными лицами, руководителями и выгодоприобретателями. В качестве примера докладчик привел расследование по делу «Юкоса»: по этому делу привлечены, отбывают сроки наказания или находятся на различных стадиях уголовно-процессуального движения более 40 человек. Следствие проанализировало деятельность примерно двух сотен юридических лиц, из них примерно 30 процентов – оффшорные компании. По каждой из них выявлены и руководители, и акционеры, и конечные выгодоприобретатели. Таким образом, деятельность оффшоров почти всегда оставляет следы, по которым может пройти следствие.

Иллюзия 2: Оффшор – панацея от всех рисков и любой ответственности. Докладчик отметил, что многие предприниматели рассматривают оффшорную компанию как не подлежащую любым преследованиям со стороны российских контролирующих органов: ни уголовному, ни административному, ни налоговому. То же самое дело «Юкоса» доказывает, что это не так. К владельцам и руководству оффшора может быть применена даже уголовная ответственность за мошенничество и неуплату налогов, не говоря уже о налоговой и административной ответственности. Также может возникать гражданско-правовая ответственность в виде убытков и недополученной выгоды. В этом оффшорная компания, если она начинает работать на территории РФ, абсолютно ничем не отличается от российских резидентов.

Иллюзия 3: Один-единственный оффшор способен решить все проблемы с уплатой налогов. Олег Попутаровский отметил, что ему часто приходилось сталкиваться со следующим мнением: приобретение лишь одной оффшорной фирмы способно серьезно снизить налоговые платежи и обезопасить участников схемы. Однако в реальной жизни это невозможно. Работа в экспортно-импортных схемах с оффшорной компанией напрямую слишком прозрачна для проверяющих, поэтому приходится выстраивать цепочки из оффшорных фирм.

Кроме того, появление дополнительных звеньев в экспортно-импортной цепочке зачастую диктуется иностранным товаропроизводителем, а точнее, аудиторами этих иностранных компаний. Это, как правило, уважаемые публичные компании, которые по умолчанию ставят сделки с оффшорами в состав сомнительных операций. То есть подобные сделки не приветствуются в цивилизованном мире, так как могут снизить капитализацию компании. Поэтому российской компании приходится вводить еще одно юридическое лицо между крупным иностранным производителем и оффшором, зарегистрированное в какой-то уважаемой европейской стране. А эта европейская фирма уже, в свою очередь, будет поставлять товар оффшорной компании для ввоза в Россию.

Олег Попутаровский отметил, что сейчас на практике иностранным товаропроизводителем и российским импортером может быть до десяти «звеньев».

Иллюзия 4: Иностранным банкам все равно, какие расчетные операции и между какими организациями они будут осуществлять. Еще одним распространенным заблуждением российского бизнеса является мнение о том, что если российским банкам практически все равно, чьи счета обслуживать, то такая же ситуация и за границей. Однако это далеко не так. Более того, открытие расчетного счета в иностранном банке на сегодняшний день достаточно серьезная проблема – не все иностранные банки согласятся принять к себе российского импортера и работать с ним.

Поэтому при контактах с банкирами стоит запастись максимумом документов, доказывающих респектабельность и реальность вашего бизнеса. Скорее всего, банкиры потребуют раскрыть информацию обо всех учредителях и бенефициарах фирм, которым они открывают счет. Кроме того, представители банка могут даже посетить российский офис компании, ее склады и производства, чтобы собственными глазами убедиться в надежности клиента. В дальнейшем, по мнению ведущего семинара, ситуация для клиентов иностранных банков будет только ужесточаться.

Иллюзия 5: Использование оншора вместо оффшора значительно снижает риск. Ведущий заметил, что также распространено мнение, что, если непосредственно с российской компанией по импортно-экспортной схеме работает не оффшорная фирма (расположенная на БВО, Сейшелах и т. п.), а оншорная (с местом регистрации в респектабельных юрисдикциях – Голландии, Великобритании, Дании, Люксембурге, США и т. п.), это в корне меняет ситуацию и значительно снижает риск налоговой и уголовной ответственности. А также облегчает возмещение НДС.

Эта иллюзия крайне опасна и неблагодарна. Российские налоговые и таможенные органы в последнее время очень активно сотрудничают с иностранными, особенно с налоговиками США и Великобритании. И если фирма из респектабельной юрисдикции не является добросовестным налогоплательщиком по законодательству этих государств, российским налоговикам об этом очень быстро станет известно. Поэтому такая иностранная компания ничем не отличается от наших российских фирм-«однодневок».

То есть нельзя использовать оншоры вместо оффшора без соблюдения процедур, которые установлены в стране инкорпорации. А именно надо будет вести налоговый и бухгалтерский учеты, сдавать отчетность и платить налоги.

Иллюзия 6: Оффшор можно бросить так же, как и российскую фирму-«однодневку». По словам ведущего, часто встречается ситуация, когда люди приобрели оффшор, активно им пользовались, а потом просто бросили его, не ликвидировав в установленном порядке. Не позаботились или просто решили сэкономить на этой процедуре. Однако проблема с проверяющими органами может возникнуть через два-три года, и тогда уже никто не сможет помочь российской компании доказать реальность операций, поскольку в течение длительного времени оффшор не выполнял установленных норм и правил страны регистрации.

Иллюзия 7: Никто не будет контролировать движение денежных средств от оффшора к бенефициару. Очень распространено заблуждение, что проконтролировать, кому именно (какому физическому лицу) оффшор перечисляет доходы, невозможно. На самом деле в любых контрольных мероприятиях российских правоохранительных органов первый вопрос – определение выгодоприобретателя, физического лица, в интересах которого организована вся схема. Первое, что делают проверяющие, – стараются посредством опроса всех должностных лиц и всех, кто так или иначе имеет сведения о сути экспортно-импортных отношений, определить круг людей, реально контролирующих бизнес.

Причем самой уязвимой точкой для бенефициаров является момент получения дохода или иной личной выгоды. Любые доходы оставляют следы в виде расходов. Выгодоприобретатель оффшора не может получить деньги и никуда их не потратить. Любые покупки подозреваемых лиц могут быть исследованы правоохранительными органами на соответствие официально задекларированным доходам. И если выявляются расхождения, это уже может служить косвенным доказательством в суде.

В заключение семинара Олег Попутаровский призвал слушателей серьезно подходить к разработке экспортно-импортных схем с участием оффшоров. И осознавать, что в этой деятельности существует множество особенностей, пренебрежение которыми может серьезно повлиять как на успешность бизнеса, так и на свободу и благополучие владельцев этого бизнеса.

Сейчас между иностранным товаропроизводителем и российским импортером может быть до десяти «звеньев»

Зарегистрируйтесь и продолжите читать статью! Это БЕСПЛАТНО и займет всего одну минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пожалуйста, проверьте почту
Ввести
Я тут впервые
Регистрация займет
не больше минуты!
Введите логин
Неверный логин или пароль
Неверный логин или пароль
Введите пароль

 

Слово редактора

Евгений Тимин
главный редактор
glred@nalogplan.ru
Маркетологи очень хотят, чтобы я в этой редакционной колонке на пальцах доказал вам, что необходимо продлить подписку на 2017 год. Иначе… иначе… конец света! А я вот, напротив, думаю, что переподписываться на журнал не стоит.

Подумаешь! Не продлили вы подписку. Стали узнавать о налоговых угрозах с опозданием. Из-за этого совершили ошибку. Она обернулась многомиллионными доначислениями. Против директора и главбуха возбудили уголовное дело. Им дали условный срок. Ничего страшного!

Читать далее >>

Подписка

Сервисы