Журнал о том, как безопасно сэкономить на налогах

Дробление и аутстаффинг признаны уголовной оптимизацией

1 декабря 2007   12731  

Почему вывод персонала на аутстаффинг повлек уголовную ответственность
Какие документальные и фактические ошибки совершили организаторы
Как защитить дробление бизнеса и перевод персонала в новые компании

Разделение компании на несколько организаций (вывод структурных подразделений в отельные фирмы (аутстаффинг)), с переводом последних на льготные режимы налогообложения может закончиться уголовным ответственностью для руководства. Такой вывод следует из беспрецедентного по суровости приговора Волжского районного суда Республики Марий Эл.

 

В августе текущего года суд наказал тюремным заключением топ-менеджеров ЗАО «Завод Совиталпродмаш» - одного из крупнейших производителей холодильного оборудования. Бывшего генерального директора завода суд приговорил к четырем годам и шести месяцам колонии, а шестерых сотрудников - к лишению свободы от полутора до двух с половиной лет*. Прокуратура смогла доказать, что, разделив компанию на семь фирм, применявших упрощенную систему налогообложения, руководство завода уклонилось от уплаты ЕСН на общую сумму около 7 млн руб. (ст. 199 УК РФ). Кроме того, суд согласился с обвинением в том, что, создавая компании только для ухода от налогов, менеджеры совершили преступление по статье 173 УК РФ (лжепредпринимательство).

* Cуд применил часть 2 статьи 199 Уголовного кодекса, так как посчитал доказанным предварительный сговор руководства. В совокупности со статьей 173 УК РФмаксимальное наказание каждому из осужденных могло составить девять лет лишения свободы (ст. 69 УК РФ).

КАКАЯ СХЕМА БЫЛА ПРИМЕНЕНА

Схема, которую использовал завод, была внедрена в 2003-2004 годах представителями его владельцев - московской управляющей компании. Завод работает на давальческом сырье от управляющей компании, которая одновременно является и собственником производственных мощностей завода. Заказчик сдает в аренду заводу большую часть имущества и оборудование. В 2003 году (и по сей день) за заводом числится только вспомогательные службы: бухгалтерия, склады, юридический отдел, ремонтное хозяйство, снабжение и т.д.

Как пояснил на суде главный обвиняемый по делу - генеральный директор Илья Дюжев, в 2003 году у завода была прибыль, «но ее «съедали» до отрицательного значения платежи за неустойку, газ, электроэнергию, пенсионные выплаты». В сентябре 2003 года по адресу завода были зарегистрированы шесть новых компаний. Все компании сразу перешли на «упрощенку» с объектом налогообложения «доходы минус расходы». Кстати, гендиректор не признал, что был одним из инициаторов разделения предприятия, но на допросах на него дали показания два свидетеля (подробнее об этом - ниже).

Учредителями и директорами новых фирм выступили менеджеры компании. Так начальник подготовки производства Рукан Бикбулатов стал гендиректором ООО «ПрофРезерв», начальник отдела сбыта Анатолий Васильев стал генеральным директором ООО «ТрудРесурс», начальник отдела снабжения Андрей Дыденков стал генеральным директором ООО «ПрофИнвест», начальник службы безопасности Алексей Дюгуров - генеральным директором ООО «Ресурс Т», заместитель генерального директора по производству Сергей Ефанов - генеральным директором ООО «СпецРесурс», заместитель генерального директора Николай Пермяков - генеральным директором ООО «ЦентрПроф».

Завод заключил с компаниями на «упрощенке» договоры об оказании услуг по производству холодильного оборудования «из материалов и комплектующих, предоставленных (безвозмездно) ЗАО “Завод Совиталпродмаш”» и на его оборудовании. Договоры отличались только перечнем услуг, оказываемых каждой из фирм: по сути услуги были частями технологического процесса производства холодильников (производство комплектующих, сборка, гальванопокрытие, покраска и т.д.). В самих новых фирмах оборудования не было, только числился персонал.

ПРОВЕРКИ И ОБВИНЕНИЯ

В 2004 году заводом заинтересовалась милиция. В компании связывают этот интерес только с желанием властей Республики Марий Эл отобрать предприятие. Но как бы то ни было, начались проверки.

КОММЕНТАРИЙ КОМПАНИИ

 

ПРЕДСТАВИТЕЛЬ ЗАВОДА ЗАО «Завод Совиталпродмаш»:

 

- С 2003 года на предприятии зачастили с визитами различные контролирующие органы. Начались отключения электроэнергии и газа, чтобы помещать работе. Несмотря на это, завод продолжал выпускать продукцию. У налоговых органов не было к заводу никаких существенных претензий. Более того, вновь созданные малые предприятия также своевременно отчитывались в инспекции и нареканий не вызвали.

Уголовное преследование начала милиция по результатам своих проверок. То, как дело расследовалось и позже рассматривалось в суде, не оставляет сомнений, что на следствие и судью оказывали давление. Практически ни одно из ключевых ходатайств наших защитников суд не принял, было явное предпочтение обвинению.

 

За весь период существования (конец 2003-2004 годы) семь фирм на «упрощенке» заплатили в бюджет в общей сумме около 90 тыс руб. налога. ЗАО «Завод Совиталпродмаш» оставалось убыточным предприятием.

Следователи выявили достаточную для возбуждения уголовного дела недоимку по ЕСН*. Размер неуплаченного соцналога милиция установила из отчетности (данных о зарплатах, удержанном НДФЛ и взносах в ПФР). Так, с начала деятельности (регистрации в налоговой) за IV квартал 2003 года по версии следствия не было уплачено в бюджет ЕСН более 866 тыс. руб., за первое полугодие 2004 года - более 3,1 млн руб. и за второе полугодие - около 3,7 млн руб.

* По статье 199 УК РФ уголовная ответственность наступает за неуплату за период в пределах трех финансовых лет подряд более 500 тыс руб., при условии, что доля неуплаченных налогов и (или) сборов превышает 10% подлежащих уплате налогов и (или) сборов. Либо недоимка превышает 1,5 млн руб.

В результате следствие возбудило два уголовных дела: одно неуплату налога за IV квартал 2003 года и первое полугодие 2004 года, второе - по итогам второго полугодия 2004 года.

ОФИЦИАЛЬНАЯ ПОЗИЦИЯ

 

Олег ГАРАЕВ, государственный обвинитель по делу, старший помощник прокурора Волжской межрайонной прокуратуры:

 

- Такое решение следственного органа нам тоже показалось не совсем верным. Правильнее было объединить обвинения в одно, ведь налоговый период по ЕСН составляет год. Тем не менее суд посчитал правомерным включить недоимку по ЕСН за 2003 год и частично за 2004. Тем более что неуплата за оконченный налоговый период 2003 года составляла криминальный размер – более 500 тыс. руб.

 

ОСНОВНЫЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА:

Основные доказательства вины руководства компании в уклонении от уплаты налогов можно разделить на две группы:

- организационные (ошибки в документообороте, оформлении отношений между малыми фирмами и заводом, в управлении персоналом и т.д.);

- свидетельские показания (допрошено было более чем 100 сотрудников завода).

ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ ОШИБКИ

Первая. Почти все фирмы на «упрощенке» (кроме одной) были зарегистрированы в налоговых органах практически одновременно и имели один и тот же адрес.

ОФИЦИАЛЬНАЯ ПОЗИЦИЯ

 

Олег ГАРАЕВ, государственный обвинитель по делу, старший помощник прокурора Волжской межрайонной прокуратуры:

 

- Назначенная судом экспертиза установила, что уставы и решения учредителей компаний о назначении себя генеральными директорами были утверждены 11 и 12 сентября 2003 года, а 29 и 30 сентября все компании были зарегистрированы в налоговых органах. То есть созданы все фирмы были спешно, в течение нескольких дней. О фиктивности дробления говорило и то, что уставные задачи всех фирм были практически одинаковыми - производство холодильного оборудования. А в текстах уставов были идентичные опечатки, повторяющие опечатки в тексте устава самого завода.

 

Большинство менеджеров пояснили, что самостоятельно принимали решение о создании компаний и вносили лично свои деньги в уставный капитал. Главными целями создания компании они называли либо сохранение кадров, либо стремление не остаться без работы, так как завод находился в процессе ликвидации.

Вторая Вновь созданные компании заключили договоры только с заводом. Выписки по их расчетным счетам в банках указывали на то, что за весь период они получали деньги только от завода за оказываемые услуги.

Третья. Документооборот и бухгалтерию компаний и завода вели одни и те же сотрудники завода (это установила экспертиза). Например, как указано в приговоре, «в целях ведения бухгалтерского учета на предприятии при перемещении материально-производственных запасов оформляют накладные на внутреннее перемещение или иной сопроводительный документ». Завод со своего склада отпускал новым компаниям по сводным накладным спецодежду, комплектующие и т.д. Следствие указало, что «отпуск материалов на сторону в данном случае должен сопровождаться оформлением счета-фактуры и накладной», ведь речь идет о передаче имущества независимому предприятию.

ИЗ ПРИГОВОРА СУДА

Согласно материальному отчету кладовщика ЗАО (завода – прим.ред.), выдача средств защиты рук - перчаток и мыла производилась работникам различных обществ по сводным ведомостям, и нормы выдачи работникам различных обществ утверждены одним лицом, имелись сводные таблицы по налогам по всем обществам, проводилась единая оплата ЗАО «Завод Совиталпродмаш» за телефонные переговоры всех обществ с разных телефонов, были подшиты в одну папку заявления работников о приеме на работу, написанные на имя разных директоров. В каждом предприятии числилось, как минимум, два бухгалтера, но директорами малых предприятий оформлялась доверенность без даты и подписи кассира на имя главного бухгалтера ЗАО «Завод Совиталпродмаш» на представление интересов их предприятия в налоговой инспекции.

Наконец, трудовые книжки работников и завода, и новых компаний хранились в отделе кадров завода. Заполняли их также работники завода под руководством прежнего кадровика, возглавлявшего одну из фирм на «упрощенке».

КОММЕНТАРИЙ ЭКСПЕРТА

 

Алексей АРХИРЕЙСКИЙ, управляющий партнер юридической компании «эксперт Финанс»:

 

- Оптимальная организация бизнеса, в том числе путем дробления, – исключительная компетенция самого предпринимателя и не ограничивается законом. Но вот отсутствие изменений в организации производства, а также в управленческих процессах может свидетельствовать именно о фиктивном характере такого разделения.

 

Четвертая. По договорам о переработке давальческого сырья завод, как исполнитель, не имел права передавать в пользование имущество (арендованное им у заказчика для производства) как в целом, так и частично, и переуступать свои права третьим лицам. По тем же договорам готовая продукция должна была иметь данные, подтверждающие факт сборки торгового холодильного оборудования именно исполнителем. А обязательный сертификат на холодильное оборудование был только у завода.

Привлеченный судом эксперт по производству отметил, что, даже работая на чужом оборудовании и не имея ничего, кроме персонала, новые фирмы не имели возможности изготавливать ту продукцию, которую заявили в уставе. Дело в том, что для полноценного производства им приходилось бы контактировать друг с другом, но между ними никаких договоров не было.

Из этого следователи сделали вывод, что новые компании работали на оборудовании завода (при том пользовались им безвозмездно) незаконно. И решили, что договоры между ним и заводом носят формальный характер.

Суд не принял доводы защиты о том, что малые предприятия оказывали лишь производственные услуги (поднайм квалифицированной рабочей силы, подряд с иждивением заказчика).

Пятая. Менеджеры новых компаний (формально независимых) продолжали общаться между собой (например, по вопросам выполнения работ или снабжения) служебными записками. При этом в записках оставались называния их прежних должностей во время работы на заводе. По словам обвинителя Олега Гараева, даже таблички с должностями начальников отделов на кабинетах, которые являлись директорами компаний, не были заменены.

Шестая. За изготовление штампов для всех новых компаний заплатил завод. Это милиция установила, разыскав фирму-изготовителя печатей.

СВИДЕТЕЛЬСКИЕ ПОКАЗАНИЯ

Также вину руководителей доказывали с помощью свидетельских показаний.

Ключевыми явились показания двух из осужденных директоров новых компаний. Они сообщили, что реорганизация задумывалась для уклонения от налогов.

В частности, один из них заявил, что перед реорганизацией гендиректор завода собрал на планерку начальников отделов «и объяснил им, что в целях уменьшения суммы уплачиваемых налогов необходимо формально разделить все предприятие на мелкие предприятия, где они - начальники отделов станут генеральными директорами».

Кроме того, большинство сотрудников завода на допросах сообщили, что переход в другие организации никак не повлиял на их работу. Вид работы, рабочее место, зарплата и руководители оставались прежними.

ИЗ ПРИГОВОРА СУДА

Свидетель Т.И. суду показала, что в 1990 года устроилась на предприятие «Совиталпродмаш» слесарем механосборочных работ на участке моноблоков в сектор «Д», где находится ее рабочее место и которое по сегодняшний день она не меняла. Комплектующие получала на складе в своем корпусе у кладовщицы. Осенью 2003 года в связи с реорганизацией ООО ПК «Совиталпродмаш» им принесли отпечатанные заявления, она перешла на предприятие ООО «ПрофРезерв», она и все переходили, лишь бы работать. Иначе пришлось бы уволиться. Но от этого в работе ничего не изменилось, начальником был тот же, зарплату, как и раньше, получали в общей кассе, она на предприятии одна.

ПРИГОВОРЫ

Суд согласился с обвинением в том, что «после создания обществ технологический процесс, невзирая на раздробление предприятия, не изменился, производимая продукция оставалась той же самой. Не изменились места расположения участков и обслуживающего персонала, который как работал на своих участках при деятельности ООО ПК «Совиталпродмаш», так и продолжал работать после создания обществ». Таким образом, суд посчитал, что завод и новые компании «составляли единый производственный комплекс и фактически работали как одно предприятие».

Следствие сосредоточило обвинения только на ЕСН. Налог на прибыль и НДС не рассматривались. Во-первых, из-за того, что завод и компании воспринимались следствием как одно предприятие. Во-вторых, завод был убыточным, поскольку вся производимая им продукция реализовывалась заказчиком и собственником давальческого сырья. Также (как мы уже говорили выше), поскольку фирмы были созданы не для реального ведения бизнеса, а для освобождения от налогов, суд посчитал виновными менеджеров в организации фиктивных компаний по статье статья 173 УК РФ, устанавливающей ответственность за лжепредпринимательство.

В итоге суды вынесли два обвинительных приговора. Первый состоялся в июле 2006 года, второй - в августе 2007 года. Все попытки добиться оправдания закончились безуспешно. Верховный суд Республики Марий Эл и Верховный Суд России, куда обратились защитники осужденных, отказали защите в возбуждении надзорного производства.

ВЫВОДЫ И ЗАЩИТА

Это дело лишний раз доказало, что теперь дробление бизнеса и вывод персонала на аутстаффинг становятся значительно опасней. И налоговики, и правоохранительные органы теперь могут рассматривать эту ситуацию как схему уклонения от налогов.

Причем в рассмотренном деле суд не принял доводы адвокатов о том, что в соответствии с пунктом 3 постановления КС РФ от 27.05.03 № 9-П нельзя считать виной в уклонении от уплаты налогов только то, что компания пользовалась «выбором наиболее выгодных для него форм предпринимательской деятельности и соответственно – оптимального вида платежа».

КОММЕНТАРИЙ ЭКСПЕРТА

 

Алексей АРХИРЕЙСКИЙ, управляющий партнер юридической компании «эксперт Финанс»:

 

- Приговор по этому делу свидетельствует о возможном окончании периода «бумажных налоговых схем», когда бизнес делился только юридически, без конкретных хозяйственных мероприятий, которые свидетельствовали бы о реальности такого разделения.

 

 

Сергей ШЕЛЕНКОВ, руководитель юридической группы ЗАО КГ «Экон-Профи»:

 

- Если единственной целью, ради которой налогоплательщик использует дробление бизнеса, является сокращения налогов, схема налицо. Как свидетельствует судебная практика, достаточно много компаний, позиционирующих себя как «холдинги», в действительности деловой цели создания не имеют и при детальном исследовании являются формально действующими организациями. Например, дела «Корус-Байконур» (постановления Федерального арбитражного суда Московского округа от 28.07.06 № КА-А40/5876-06), Бутырского рынка (постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 21.12.06 № КА-А40/12145-06) и компании «МИАН» (решение Арбитражного суда г. Москвы от 20.06.07 № А40-64068/06-115-38).

 

 

Сергей ВОРОПАЕВ, партнер, руководитель практики по разрешению налоговых споров, Deloitte CIS:

 

- Дробление бизнеса, безусловно, популярно. Но часто дробление не обусловлено никакими иными соображениями, кроме налоговой экономии. В этом случае происходит только юридическое дробление одного вида деятельности, имеющего единую специфику и даже единый технологический процесс, который фактически и после управляется и контролируется централизованно. В этом смысле данный приговор не несет ничего нового, поскольку судебная практика и без него признает такое дробление неправомерным.

 

Очевидно, что уголовная ответственность в рассмотренной ситуации наступила большей частью потому, что компании не смогли обосновать необходимость и экономическую целесообразность создания новых компаний и перевода в них персонала. Тем более что из документов было ясно видно, что оправданной деловой цели (кроме налоговой экономии) у таких действий нет. А ведь Пленум ВАС РФ в постановлении от 12.10.06 № 53 указал, что налоговая выгода не может сама по себе является деловой целью. Следовательно, если цель сделки – исключительно налоговая экономия, то такая выгода может быть признана необоснованной.

КОММЕНТАРИЙ ЭКСПЕРТА

 

Сергей ШЕЛЕНКОВ, руководитель юридической группы ЗАО КГ «Экон-Профи»:

 

- Наиболее понятный для налогоплательщика и налогового органа способ обезопасить состоявшееся дробление бизнеса - определить деловую цель. Ведь не случайно Пленум ВАС РФ в постановлении от 12.10.06 № 53 сделал акцент на том, что необоснованная налоговая выгода и отсутствие деловой цели - это следствие и причина. Хотя в законодательстве РФ нет легального понятия деловой цели, его все можно определить (ориентируясь на мнение ВАС РФ) как поведение налогоплательщика, в результате которого он совершает операции, направленные на достижение разумных экономических последствий для своего бизнеса.

Поэтому, принимая решение о дроблении бизнеса на ряд юридических лиц, компании необходимо располагать доказательствами, обосновывающими необходимость дробления бизнеса. Например, исследованиями уважаемой в деловом мире организации, давшей рекомендации разделить бизнес; документированными фактами о попытках захвата бизнеса компании; оправдать бизнес планами реструктуризацию бизнеса и цель выделения из него перспективных направлений (например, выделение новых юридических лиц из организации, которым поручается заниматься деятельностью, ранее не составлявшей интерес для налогоплательщика).

 

 

Сергей ВОРОПАЕВ, партнер, руководитель практики по разрешению налоговых споров, Deloitte CIS: - Рано или поздно любой успешно развивающийся бизнес объективно вынужден передавать часть своих функций обособленным подразделениям или юридическим лицам. Централизация затрудняет любое развитие. Экономически оправданно и выделение в отдельные лица обслуживающих функций (охрана, уборка помещений и т.п.).

 

Для обоснованности получаемой при этом налоговой выгоды важно соблюсти два основных критерия. Во-первых, наличие предпринимательских причин для разделения функций (деловой цели). Во-вторых, дробление должно происходить фактически, а не только по бумагам, хранящимся во «всемогущей» юридической службе головной организации. Вновь созданное лицо должно действовать самостоятельно, на свой страх и риск и действительно выступать самостоятельным хозяйствующим субъектом. Это означает, в частности, наличие у нового лица собственных кадровых и иных служб, обусловленных спецификой их деятельности. Это, безусловно, требует затрат и снижает экономический эффект от налоговой выгоды, но иного пути нет.

 

Зарегистрируйтесь и продолжите читать статью! Это БЕСПЛАТНО и займет всего одну минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пожалуйста, проверьте почту
Ввести
Я тут впервые
Регистрация займет
не больше минуты!
Введите логин
Неверный логин или пароль
Неверный логин или пароль
Введите пароль

 

Слово редактора

Евгений Тимин
главный редактор
glred@nalogplan.ru
Маркетологи очень хотят, чтобы я в этой редакционной колонке на пальцах доказал вам, что необходимо продлить подписку на 2017 год. Иначе… иначе… конец света! А я вот, напротив, думаю, что переподписываться на журнал не стоит.

Подумаешь! Не продлили вы подписку. Стали узнавать о налоговых угрозах с опозданием. Из-за этого совершили ошибку. Она обернулась многомиллионными доначислениями. Против директора и главбуха возбудили уголовное дело. Им дали условный срок. Ничего страшного!

Читать далее >>

Подписка

Сервисы